Счастливые жители Третьего Рима избавлены от многих забот. Прокуратора в их провинции милостиво назначает кесарь, выбрав его на свое усмотрение из числа верных преторианцев. И лишь самые праздные из провинциалов или завсегдатаев Бычьего Форума рассуждают о том, действительно ли оный преторианец руководил вексилляцией, доставившей по милости кесаря в пределы Третьего Рима бывшего вождя соседнего племени, утратившего в процессе бегства пресловутый aureum panem, или не имел к этому ни малейшего значения…

В противоположность этому англосаксонских варваров, обитающих за теми краями, где некогда утонула платонова Атлантида (о ней отошлем читателей к чудесной книге Л.Зайдлера, недавно переизданной – можно дать ее детям для начального знакомства в увлекательной форме с античной историей и географией) регулярно обуревают заботы выбора вождей. Вождей и поселков, и крупных городов. И даже вождя союза своих соединенных племен, занимающего овальный вигвам на правом берегу реки Потомак, они также избирают, разбившись на партии, украшенные тотемами благородного слона и презренного осла.

Метод такой хоть и не столь благотворен, чем назначение действующим кесарем своего достойного преемника, с дружным одобрением оного квиритами и легионерами под надзором искусных в счете процентов волшебниковфламинов, но, тем не менее, за пару с лишним столетий вошел в практику англосаксонских варваров. И вертятся в этом избрании весьма большие деньги. Как расходуемые непосредственно в ходе избирательной кампании, так и стоящие за теми деловыми кругами, которые все это развлечение оплачивают.

А деловые круги состоят из людей своеобразных. Хотя благодаря специфической денежной политике ФРС поговорка A penny saved is a penny earned для обычных людей давно устарела (лояльный гражданин должен иметь нынче массу долгов при хорошей кредитной истории), но сами-то дельцы деньги считают внимательно. И используют для выборов только самые надежные и эффективные по критерию эффективность/стоимость технологии. Изначально ими – как рассказал Марк Твен в биографической «Налегке» – было привлечение в число сторонников и сподвижников местного кабатчика:

«It was his privilege to say how the elections should go. No great movement could succeed without the countenance and direction of the saloon- keepers. It was a high favor when the chief saloon-keeper consented to serve in the legislature or the board of aldermen.»

Эта влиятельная фигура обеспечивала успех будущим советникам и олдерменам. Потом – с ростом грамотности и повышением производительности бумагоделательных и печатных машин – к обеспечению выборного процесса подключилась полиграфическая промышленность и многочисленные газеты. Дальше, по мере развития экономики, данный информационный канал был монополизирован крупным капиталом – мы рассказывали лет пять назад, как Хью Лонг использовал листовки и смонтированные на машинах громкоговорители для своих кампаний («ИТ сенатора Лонга»).

Но Лонг был всего лишь спойлером (тем, кто влезает в отлаженное взаимодействие избирательных машин) . Действительно мощную пропагандистскую машину создал Франклин Делано Рузвельт со своими, приходящими в каждый дом, радиопередачами. (Ну, это заслуживает отдельного разговора – ибо в отличие от пропагандистских машин Гитлера и Сталина, подпертых карательными органами, политтехнологи ФДР успешно работали в условиях свободного информационного рынка, защищенного Первой поправкой…). Потом на смену радиовещанию пришло телевидение – упоминавшийся в прошлой колонке Уолтер Кронкайт был повлиятельней большинства политиков.

Следующий технологический прорыв произошел совсем недавно – уже при первых выборах нынешнего хозяина Белого Дома. Именно на них были в полной мере использованы сетевые технологии. Сначала, благодаря им, номинировали мистера Обаму – обойдя белых (caucuses) активистов Старого Юга, дающих треть делегатов на съезды Демократической партии. Потом с помощью сетевых технологий было собрано рекордное количество денег – за месяц дебютировавший в федеральной политике сенатор от Иллинойса собрал $55 млн. Ну а дальше с помощью социальных сетей находили активистов для кампании, и координировали их деятельность.

Достоинством социальных сетей было соединение простоты поиска персональной информации (люди сами охотно рассказывают о своих политических пристрастиях) с предельной дешевизной информационных транзакций. Точно такой же, как и в любом бизнесе, завязанном на социальные сети. И именно эта фантастическая эффективность соцсетей помогла новичку Обаме выиграть внутрипартийную конкуренцию у матерой Хилари Клинтон, а затем и обойти республиканского кандидата. Подробнее об этом можно прочитать здесь – How Obama Really Did It.

То есть – ничего сверхестественного социальные сети в избирательные кампании не привносят. Они лишь позволяют более рентабельно тратить деньги и иные ресурсы. Которых никогда не бывает бесконечное количество… И тот, кто тратит их менее неэффективно, чем соперник, обычно выигрывает… Как писал Франс – «Из двух одинаково бездарных полководцев, действующих друг против друга, один неизбежно должен оказаться победителем»… И это применимо к любой дележке конечного ресурса, в том числе и такого, как кресло губернатора или сенатора.

Но навык все же позволяет ресурсы использовать более эффективно, множа шансы на победу. Причем навык не к решению интегро-дифференциальных уравнений или постройке мостов, а навык к интригам в стае узконосых обезьян. Такой навык, для которого лучше всего приспособлен человеческий мозг – он именно под него и эволюционировал. И вот сейчас компьютер показывает, что он справляется с этими интригами получше белковых. Продемонстрировано это было вполне драматично – выигрышем на февральских праймериз в штате Айова сенатора Теда Круза. Конечно, и сам Круз – первый латиноамериканец, избранный в Сенат от Техаса – политик яркий.

Победу на праймериз в Иллинойсе Теду Крузу принес кремниевый психолог из избирательного штаба…
Победу на праймериз в Иллинойсе Теду Крузу принес кремниевый психолог из избирательного штаба…

Но считается, что в его победу над великолепнейшим демагогом Дональдом Трампом внесла решающий вклад программа построения психологических профилей избирателей Cambridge Analitica. (Election Tech Roundup: Is 2016 the Year of Psychological Profiling?) Эта программа, предлагающая ряд инструментов, использует «разумные» модели для обработки информации об избирателях, позволяют куда лучше адресовать им свои предвыборные обещания и дискуссионные филиппики.

В самом первом приближении можно сказать, что программа строит потенциальный профиль каждого избирателя. И на основании этого профиля составляется индивидуализированное обращение к нему, направляемое по электронной почте, или инструкция для ходящих «от двери к двери» агитаторов. В рамках общей политики Great Old Party каждому расскажут о том, что ему интересно. Доброму парню из Техаса имеющему в арсенале все калибры, от .17 до .577, поведают о мерзостных планах гнилых либералов с побережий покуситься на священные права, предоставляемые Второй поправкой.

Представителю среднего класса из Кукурузного пояса напомнят, на сколько больше ему теперь приходится платить за медстраховку, обеспечивая услугами здравоохранения (четвертое?) поколение тех, кто ни дня не работал легально… И все ведь – чистая правда! И с куда большей вероятностью поможет победить правильному кандидату. Но и у кандидата неправильного – сами ж это понимают, избрав ослика эмблемой – появляется могучая компьютерная поддержка, The stealthy, Eric Schmidt-backed startup that’s working to put Hillary Clinton in the White House

Кстати, то, что кандидатку от демократов намерен привести в Белый Дом председатель совета директоров самой дорогой корпорации планеты (сравнивать капитализацию Google с капитализацией отечественных углеводородных компаний не станем, ибо национальной идеей Третьего Рима является патриотизм, а не презренная корысть…) наглядно показывает, что вся забота «о талантливых и трудолюбивых людях, не по своей вине оказавшихся на обочине жизни» такой же политтехнологический прием, как натравливание клиентов на братьев Гракхов! На самом деле «ослики» обслуживают капитал особо крупных, полутерабаксовых размеров…

Так что очень занятно – вникнувшие в психологию человека машины начинают определять, кто окажется у власти в центре Мир-экономики, там, где определяется большинство происходящего на планете. Очень интересный виток спирали технологий!