Реанимация «винила» в ушедшем году стала сенсацией. Не столько по причине финансовой (деньги там нынче крутятся смешные, если сравнивать с временами, когда грампластинка была полноправным носителем информации), сколько по причине невозможности предложить внятное объяснение происходящему. Никто не знает точно, отчего вдруг вернулся интерес к этому старью!

Но как выясняется сейчас из статистики предновогодних/предрождественских распродаж, пластинка не стала единственным аналоговым носителем, который пережил необъяснимый взлёт: книги — бумажные книги! — переживают даже более впечатляющий подъём. Самые смелые технари попрощались с «бумагой» ещё четыре года назад, когда читалки — устройства для чтения на электронных чернилах — били все мыслимые рекорды. Но теперь вдруг праздничные месяцы показали, что книга в классическом формате возвращается. И почему — снова непонятно!

Бумажная книга

Если быть точным, в новогодней статистике нарисовался не один, а сразу два (впрочем, взаимосвязанных) тренда. Первый — собственно рост продаж бумажной литературы. В Европе, Соединённых Штатах, Австралии наблюдалась одна и та же картина: продажи бумажных книг выросли порой на 10% к тому же периоду прошлого года. Это скромный численно, но невероятный качественно результат, которого не видели многие годы и о котором кое-кто уже и не мечтал! Годами статистическая кривая для «бумаги» двигалась только в одном направлении: вниз! Что расценивалось как неизбежное и естественное следствие технического прогресса: читать меньше люди не стали, просто продукт из мёртвых деревьев уступил место электронному устройству. Читалки расходились десятками миллионов экземпляров в год!

Увы, лучшим годом для читалок стал 2011, после чего они перешли в фазу стагнации или падения. А своеобразная кульминация случилась под конец 2014-го, когда перестали продаваться даже устройства самых именитых брендов. Вот характеристики, даваемые самими книжными магазинами: интерес к Kindle «испарился», Nook продаётся «значительно слабее, чем мог бы», Kobo «не продаётся совсем» и т.д. и т.п.

Честно говоря, не все согласны с мнением, что случился качественный перелом. В свежем отчёте Nielsen BookScan, например, отмечается, что хоть читалки и чувствуют себя неважно, продажи цифровой литературы (файлов) по-прежнему растут в процентном выражении двузначными темпами за год. Продажи же бумажных книг на годичном масштабе переживают скромный подъём лишь в некоторых регионах (в частности, Австралия) и лишь по отдельным жанрам: художественная литература для взрослых, особенно в твёрдой обложке, и документалистика продаются хуже всего остального. Но даже это огромное достижение для книг и шок для читалок.

Book-4

Перестав продаваться, читалки подложили жирную свинью книготорговым предприятиям — многие из которых сделали ставку на электронные устройства, надеясь, что те покроют убытки, понесённые на недопродаже бумажных книг. Теперь им придётся снова менять курс. Отсюда — совсем не праздный вопрос: чем объяснить реанимацию «бумаги»? Вариантов как всегда масса, вот только ни один из них не объясняет наблюдаемых процессов убедительно и полностью.

Примелькалось? Что ж, пожалуй. Читалки и планшетки более не воспринимаются публикой как фантастическая новинка, отсюда более спокойное к ним отношение. Насыщение рынка? Тоже может быть. Все, кто хотел, читалкой обзавелись, а повода обновлять устройство нет: требуется от него немногое, так что и модели десятилетней давности работают удовлетворительно. Наконец, не исключён краткосрочный временной фактор: в зимние праздники публика традиционно предпочитает так сказать подарки «аналогового формата»: дарить файлы пока ещё моветон. Отсюда — скачок продаж «бумаги».

Но исследователи, изучающие феномен читалки, предлагают и несколько более серьёзных вероятных причин наблюдаемой сейчас реакции. Речь о фундаментальных различиях электронного устройства и бумажного листа. Читалки работают не везде (не возьмёшь в ванну!), читалки надо заряжать, читалки далеко не так просты и универсальны в обращении, как обыкновенная книжка (где можно и заметки на полях оставить, и заложить страничку пальцем, чтобы быстро вернуться, и т.п.).

Для развлекательного чтения читалка, положим, годится, но учиться с «электронного листа» согласится не каждый. Подтверждением тому — опросы школьников и студентов разных стран, проведённые в прошлом году: девять из десяти считают, что бумажная книга помогает концентрироваться, три из четырёх всегда предпочтут бумажный вариант учебника цифровому.

Кстати, свежий научный факт: чтение на ночь бумажной книги вместо планшетки сказывается на качестве сна в лучшую сторону. Проблема в светящемся экране, который сбивает мозг с толку, нарушает биоритмы. Читалки без подсветки предположительно тоже безвредны.
Кстати, свежий научный факт: чтение на ночь бумажной книги вместо планшетки сказывается на качестве сна в лучшую сторону. Проблема в светящемся экране, который сбивает мозг с толку, нарушает биоритмы. Читалки без подсветки предположительно тоже безвредны.

Так или иначе, но качнувшийся в обратную сторону — к «бумаге»! — интерес публики замечен и уже эксплуатируется. После казавшейся нескончаемой череды банкротств, сокращений, закрытий, книготорговые сети начинают расширяться. Waterstones — крупнейшая сеть книжных магазинов Великобритании, принадлежащая, кстати, россиянину Александру Мамуту, известному как сторонник бумажного формата — планирует открыть дюжину новых магазинов в наступившем году. Но на её же примере видно, что «второе пришествие» «бумаги» внесло принципиальные поправки в торговый процесс. Офлайновые магазины теперь пытаются имитировать онлайн, оперируя более гибко: ассортимент, выкладка, цены, даже внешний вид помещений подстраивают под запросы и предпочтения покупателей конкретного района, города. Кроме того, магазины стали более разборчивы в том, что выставлять на полки. Сокращены отделы художественной литературы для взрослых, расширены — детской и подростковой книги, которая до сих пор покупается хорошо именно в бумажном формате.

Читалки заняли примерно одну пятую часть книжного рынка (в денежном выражении) и есть мнение, что это точка равновесия. Устройства на электронных чернилах сравнивают теперь с кинотеатром — который ведь тоже не уничтожил театр классический, а лишь оттянул на себя часть аудитории и расширил рынок за счёт нового контента. В таком соотношении книга цифровая и бумажная, вероятно, просуществуют до следующего культурного или технологического толчка. Так пока и не пошедшие в серию читалки на цветных чернилах, наверное, могли бы такой толчок дать.

P.S. В статье использованы иллюстрации Tony MacNeill, Jinx!, Tim Geers.