Мы живём в удивительное время, с позиций ещё двадцатилетней давности кажущееся поистине райским: вычислительных мощностей хватает для решения практически любых задач. Ну что, что такого можно назвать, чего не смогла бы обсчитать рядовая современная персоналка? ИИ? Так там проблема не столько в количестве тактов в секунду, сколько в сомнительной достижимости самой цели. И всё-таки… Всё-таки есть пример продукта, пострадавшего именно от нехватки цифродробительной мощи. Это очки дополненной реальности, ярчайшим представителем которых стали Google Glass. Точнее, были Google Glass. Вы ведь уже знаете: ожидавшийся в конце прошлого года запуск так и не состоялся, теперь проект фактически закрыт.

На прошлой неделе Google признала то, о чём уже несколько месяцев судачит айтишная пресса: проект Glass в существующем виде более не существует. Официальная позиция компании сводится к тому, что это отнюдь не конец, а лишь промежуточная фаза. Мол, после реструктуризации, выделившись из инкубатора Google X в самостоятельное подразделение (подотчётное Тони Фаделлу, одному из «отцов» iPod и сооснователю Nest Labs; достался вместе с последней поисковому гиганту), команда Glass продолжит работу — и однажды выпустит «Очки» в виде продукта для широкой публики.

Однако никаких дат и цифр не называется — и в искренность гугловской пресс-службы мало кто верит. Происходящее куда больше похоже на провал, на точку в биографии. Да, возможно, продукт действительно появится когда-то в будущем, но в принципиально иной форме: контактные линзы там или мозговой имплантат. Но очков от Google мы больше не увидим.

Рассказывают, Сергей Брин, долго носивший Glass непрерывно, был впервые замечен без них пару месяцев назад. На вопрос где, ответил — мол, забыл в машине. Уже тогда это расценили как плохой знак. Если главный энтузиаст «Очков» забывает их надеть, что можно сказать о полезности устройства?
Рассказывают, Сергей Брин, долго носивший Glass непрерывно, был впервые замечен без них пару месяцев назад. На вопрос где, ответил — мол, забыл в машине. Уже тогда это расценили как плохой знак. Если главный энтузиаст «Очков» забывает их надеть, что можно сказать о полезности устройства?

Что заставило поисковый гигант закрыть казавшийся таким перспективным проект? О, вероятных причин множество. Начать прямо с высокой цены: «Очки» были в продаже почти год, но отдать полторы тысячи долларов за тестовый вариант решится мало кто даже из числа энтузиастов. Да, конечно, предполагалось, что цена упадёт до сравнимой со смартфонами после «бета-тестирования», но тут вмешалась причина номер два: странный внешний вид и неудобное управление. Как оказалось, не каждому улыбается выглядеть фриком, водружая на голову футуристического вида железку и подавая команды в пустоту, вращая головой, жестикулируя без видимой причины. Тем более, что окружающие быстро перешли от удивления таким поведением к неприязни: со стороны трудно понять, активны электронные очки или нет, а ведь если они активны, то могут вести запись происходящего — а это уже вторжение в личную жизнь, нарушение приватности…

И не имеет значения, что на человека в «Очках» обычно наталкиваются в общественном месте: ощущать себя под прицелом видеокамеры не нравится никому — и Google Glass не раз провоцировали конфликты. Но что чужая жизнь, когда «Очки» вторгаются в вашу собственную? Выяснилось, что многие рассматривают Glass как инструмент, с помощью которого Google пытается собрать ещё больше информации о пользователе, расширить свою зону влияния за пределы дисплеев и клавиатур.

Короче говоря, культурный шок даже от тестовой модели «Очков» (строго говоря, успели выпустить две модели, разошедшиеся несколькими тысячами экземпляров) оказался слишком сильным. И в западных СМИ доминирует именно эта версия: мол, Google решила не искушать судьбу и поставила на «Очках» в виде очков крест. Однако есть и другое объяснение, сводящееся к банальным техническим ограничениям, а именно — роковому уравнению между ёмкостью аккумулятора и мощностью процессора, связанным в микроэлектронике той же неразрывной связью, что и масса с энергией в физике.

Glass-battery

Аккумуляторы были и остаются одним из самых узких мест вычислительной техники. В «Очках», габариты которых вынужденно и объяснимо ограничены размерами человеческой головы, эта проблема проявилась особенно ярко. О целом дне работы Google Glass можно только мечтать. Те, кто успел ими попользоваться, характеризуют автономность устройства как «жалкую»: активная непрерывная нагрузка разряжает батарею менее чем за час! А чрезмерно жестокие приёмы энергосбережения приводят к тому, что «Очки» могут уйти в гибернацию даже после нескольких секунд перерыва в работе. Возможно в будущем их оснастят гибкими сверхъёмкими аккумуляторами нового поколения, возможно — научат получать энергию, рассеянную в окружающем пространстве в виде вибраций или тепла. Пока же «очкарики» таскают с собой внешние батареи.

В той же упряжке слабенький процессор. По вычислительной мощности Glass (с их OMAP 4430) стоят вровень со средней руки смартфонами — и в ближайшем будущем принципиальных изменений здесь не предвидится. Даже если слухи подтвердятся и Google переведёт «Очки» на микропроцессоры Intel, радикального увеличения производительности ждать не приходится: ведь батарея осталась прежней. Между тем Glass нуждаются в мощи на порядок и более высокой по сравнению с прочей мобильной электроникой: ведь, в отличие от смартфонов и планшеток, которые квалифицируются как мобильные компьютеры, «Очки» — компьютер носимый. Специфика задач носимого компьютинга (анализ окружающей ситуации вместе с человеком) требует на порядок больших мощностей! Увы, взяться им пока неоткуда, а поддерживать постоянную связь с «облаком» накладно, да и, как показал опыт, не так эффективно.

Отсюда — охлаждение интереса к «Очкам». Даже самые отъявленные оптимисты, утверждавшие недавно, что не мыслят дня без Google Glass, в конце концов от них устали. Устройство с крайне ограниченным перечнем функций/приложений, к тому же в значительной степени пересекающимся с функциональностью смартфонов, не имеет права на существование в форме отдельного устройства! Если электронные очки не в состоянии предложить принципиально новых применений, им необходимо стать незаметными, невесомыми. Иначе пользователь, случайно забыв их надеть, обнаружит, что ничего функционально не потерял. Как это и случилось с Брином собственной персоной.

Оптимисты, впрочем, ещё остались. Например, Марк Цукерберг сравнивает текущее состояние киберочков с первыми мобильниками: они были так же ужасны, но посмотрите, во что развились!
Оптимисты, впрочем, ещё остались. Например, Марк Цукерберг сравнивает текущее состояние киберочков с первыми мобильниками: они были так же ужасны, но посмотрите, во что развились!

Вот так и получается, что исчезновение интереса к Google Glass продиктовано скорее не субъективными («не нравится», «неудобно» и т.п.), а объективными причинами. У «Очков» без сомнения есть будущее в профессиональных нишах, где требуется контакт с вычислительной техникой на ходу: научные экспедиции, ремонтные боксы, склады, серверные фермы, стройплощадки, операционные и прочие места, где цель оправдывает средства. Но для того, чтобы реабилитировать «Очки» в глазах обывателя, даже гения Тони Фаделла будет мало. Необходим ещё один виток миниатюризации, после чего только Google Glass и им подобные достигнут необходимого соотношения удобства и полезности.

Звучит… неприятно. Но подсластить эту пилюлю нечем, увы. Последние пятнадцать-двадцать лет мы здорово избаловались: привыкли к всемогуществу электроники, уже не верим, что физические ограничения могут обернуться ограничениями функциональными. Что ж, самое время снова привыкать. Чем ближе фундаментальный предел полупроводников, чем меньше остаётся закону Мура, тем чаще нам предстоит наблюдать невесёлые финалы вроде того, который случился с «Очками».