Вы, конечно, слышали о проблеме цифрового разрыва — он же цифровой раздел, он же цифровая пропасть, он же digital divide (DD). Переводите оригинальный термин как угодно, сути это не меняет: если благами цифрового века наслаждается лишь незначительная часть землян, в то время как остальные сидят без доступа к интернету и компьютерам, это неизбежно ведёт к перекосу в развитии. Грубо говоря, первые богатеют и забираются по социально-экономической лестнице всё выше и круче, а вторые тем временем превращаются в рабсилу для неквалифицированного труда при отсутствующей перспективе. Не все согласны, что проблему эту следует считать приоритетной — как говорят в Индии, люди гибнут не от цифрового разрыва, а от голода — но в общем и целом проблема признаётся и с разной степенью активности её пытаются решать.

Однако вот что интересно: два десятилетия спустя после того, как DD сформулировали, пошли разговоры о Digital Divide 2.0, актуальном уже не для далёких стран третьего мира, а наоборот, для самых развитых, вроде членов ЕС и Соединённых Штатов. Как такое могло случиться, ведь эти государства вроде бы находятся на переднем крае цифровых технологий и развиваются быстрее остальных? Но в этом-то и проблема: они развиваются настолько быстро, что порой не поспевают сами за собой.

GFiber-2

Корень зла здесь — т.н. гигабитный интернет. Что это такое, американцам объяснила Google — несколько лет назад задумавшая проводить в дома интернет-соединения невероятной скорости. Проект Google Fiber, стартовавший в Канзасе, предполагает домашний канал шириной в один гигабит в секунду на приём и столько же на передачу. То есть примерно в сто раз быстрее среднестатистического кабельного соединения.

Естественно, это уже не «медь», а обязательный оптоволоконный кабель в каждую квартиру. Естественно, это требует радикальных перемен в коммуникационной инфраструктуре домов, провайдеров, городов и значительных затрат. Но, показав насколько это круто, Google задела Америку за живое: уставшие от ленивых, зажравшихся провайдеров-монополистов, американцы теперь своими силами стараются помочь друг другу строить гигабитные сети (см., к примеру, коалицию муниципалитетов The Next Century Cities).

Всё идёт к тому, что уже в следующие пять лет только в США провести гигабитный интернет в дома смогут жители минимум полусотни городов. Примерно такая же ситуация и в Европе. И вот тут рисуется неожиданная проблема: а что ждёт тех, кто подключиться к гигабитным каналам не сможет? Ведь даже технически это чрезвычайно трудная задача, решить которую возможно не везде. И стоимость перевода одного домохозяйства с «меди» на «оптику» оценивается в сумму от двух сотен евро для Европы до двух тысяч (примерно) для США: чем больше народу живёт в своих домах, тем дороже выходит.

Забегая вперёд: это ситуация с широкополосным интернетом в США. Не оптика, просто быстрый кабель! Как видно, даже его могут себе позволить пока не все.
Забегая вперёд: это ситуация с широкополосным интернетом в США. Не оптика, просто быстрый кабель! Как видно, даже его могут себе позволить пока не все.

Теоретически, ультравысокоскоростное соединение сделает возможным пользование новыми типами сервисов. Видеотелефония высокого разрешения, 4K-телевидение, по-настоящему быстрое скачивание больших файлов, более насыщенные игровые пространства… Короче говоря, на порядок лучшее качество и полное исчезновение задержек — вот два главных преимущества гигабитного интернета. Но получается, что регионы, которые не смогли или не пожелали развернуть у себя гигабитные сети, отстанут в развитии от более расторопных соседей: гигабитные сервисы будут попросту недоступны пользователям кабельных соединений! Так сформируется новый, второй, цифровой разрыв. Кстати, на самом деле проблема будет даже острее: уже накопленная статистика утверждает, что и обыкновенное «широкополосное» кабельное соединение сегодня могут позволить себе не все американцы.

Об опасностях, которыми угрожает DD 2.0, западная пресса пока ещё пишет редко и робко — явно побаиваясь насмешек, которыми сразу же осыпают такие статьи «господа оптимисты». Оптимисты просто-напросто требуют привести примеры приложений и сервисов, которые не смогут работать на обычном 10-мегабитном соединении. А это и в самом деле трудно. Ведь соцсети отпадают сразу, IP-телефония тоже, торренты, интернет-телевидение (для FullHD хватит и 5 мегабит) — всем им достаточно кабеля. Да, для 4K-вещания потребуются уже 25 мегабит в секунду, но ведь и контента такого в чистом виде пока ещё не существует, да и кабель способен обеспечить свыше ста мегабит. Так не рано ли грустить о Digital Divide 2.0?

Но оптимисты ошибаются. Утверждая, что кабеля хватит для всего, они совершают классическую ошибку: на стремительно развивающемся рынке (а ИТ-рынок таковым без сомнения является) опираются не на ожидания, как следовало бы, а на фактическое положение вещей. Вообразите чудака, который двадцать лет назад заявил бы, что модемного соединения с максимальной скоростью 56 килобит в секунду хватит для всего! Формально он был бы прав: ну не существовало тогда ещё ни потокового звука, ни интернет-ТВ, ни Javascript — только статические сайты, да почта. Но новые приложения, сервисы и технологии, конечно, появятся — как появились они в конце 90-х, в нулевые.

G-internet

Какими они будут — никто знать наперёд не может. Можно только наметить векторы. Вот вам «отщепенцы» корд-каттеры, отключившие телеантенну и потому потребляющие всемеро больше трафика, чем среднестатистический интернет-юзер. Вот видеопотоки 4K. На подходе очки виртуальной реальности, постоянный комплексный мониторинг здоровья умными устройствами, интернет вещей и многое другое (составляются даже списки типа «Убойных приложений гигабитной эпохи»).

Интернет вещей, кстати, в данном случае один стоит всего остального. Ведь трафик глобальной сети увеличивается наполовину каждый год явно не только за счёт роста числа сетян-человеков. По отдельности большинство сегодняшних программ и «умных» железок способны удовольствоваться кабелем. Но завтра они будут работать все вместе, одновременно! На кабельном соединении запустите «торрент» и вам уже не посмотреть интернет-ТВ в нормальном качестве. А через несколько лет на тот же канал будут претендовать умный холодильник, умный термостат, умные электро- и водяные счётчики, телевизор, браслеты-трекеры и т.д. и т.п. Повесить администрирование коммуникационных потребностей этого сонма устройств и приложений на домовладельца — очевидное безумие. Никто подобным заниматься, конечно же, не станет. Вот так и получается, что для того, чтобы качество жизни не упало, будет необходима реформа. Кабель физически не в состоянии дать нам гигабит. Нужно оптоволокно. А значит — перестройка, инвестиции. И второй цифровой разрыв.

Некоторую надежду, что переход к гигабитной эпохе пройдёт без особых осложнений, дарит история. Ведь подобные моменты уже были: вспомните появление бытовой техники, телевизора, автомобиля, персонального компьютера, интернета, наконец. Ни одно из массовых сегодня технических новшеств не распространялось мгновенно — и тем не менее вроде бы обошлось без катастроф. Кроме того, чем ближе к текущему моменту, тем быстрее проходило внедрение.

Так что — да, сколько-то лет семьи без гигабитного интернета будут чувствовать себя изгоями, людьми второго сорта, стоящими на ступеньку ниже соседей по социальной лестнице. Но сократит ли это их жизни, оставит ли их детей без образования? Хочется верить — нет.

P.S. В статье использованы иллюстрации Jonny Goldstein, UCFFool, John Burn-Murdoch.