Вот уже месяц в Соединённых Штатах полыхает замечательный скандал, угрожающий похоронить карьеру не одного высокопоставленного чиновника. Замечательный — потому что причиной его стали не взятки, не блат, не даже модный нынче в развитых странах харасмент. Причина — неожиданная болячка, проявившаяся за последние годы в равной степени в государственных структурах и в бизнесе: порнография. Порнография в офисе.

Нынче осенью всё началось с того, что рутинная проверка электронной корреспонденции в офисе генерального прокурора одного из штатов (Пенсильвания) показала, что несколько его сотрудников на протяжении минимум четырёх лет пересылали друг другу письма с вложениями, однозначно квалифицируемыми как порнографические. И речь не о случайных единичных шутках: на свет божий из каждого почтового ящика извлечены сотни и сотни принятых и отправленных фотографий и роликов.

Американцы нетерпимы к случаям использования служебного времени и ресурсов в частных целях (какого чёрта платить людям, которые тратят рабочее время на развлечения?!), так что скандал ширился — и уже неделю спустя количество замешанных в нём выросло до четырёх десятков, а следы потянулись к коллегам из других ведомств, включая верховный суд штата и офис губернатора. Одновременно журналисты смогли заполучить и предъявить публике образчики писем: обнажёнка в них щедро приправлялась расистскими шутками и — сюрприз для цивилизованной Америки! — нетерпимостью к сексуальным меньшинствам.

Porn in office

Впрочем, к середине октября страсти поугасли. Но не потому, что все виновные получили по заслугам и уволились, либо были уволены с позором. Не потому даже, что скандал сперва удачно вписался в гонку за кресло губернатора, но быстро выяснилось, что «рыльце в пушку» у обоих претендентов. Отнюдь! Общий смысл публикаций последних дней: да, чиновники оказались замешаны в безвкусице, так сделайте им строгий выговор и успокойтесь. Ведь пресловутого харасмента не обнаружено, а рушить карьеры из-за порнографии как будто бы глупо. Порно ведь законом не запрещено, это не наркотики, не терроризм. Возможно именно здесь кроется ключик к разгадке того, как невинная в общем-то человеческая слабость разрослась до социальной проблемы невероятных масштабов.

Скандал в Пенсильвании — только верхушка айсберга, истинные размеры которого специалисты пытаются прояснить вот уже лет пять минимум. Что снижает продуктивность типичного офисного трудяги? Компьютерные игры, праздные разговоры (по телефону ли, в чатах или соцсетях), служебные интрижки. Такова классическая точка зрения. Порнографию сюда не включали, полагая, что она слишком опасна для «употребления» на рабочем месте. Но один за другим всплывающие скандальные случаи заставили взглянуть на проблему под другим углом.

Америка и здесь оказалась впереди планеты всей. Каноническим примером стала история сотрудника агентства по охране окружающей среды, признавшего, что он тратит на просмотр порно от двух часов и более каждый рабочий день. Аналогичные по тяжести примеры обнаружились и в других ведомствах федерального значения. Не отстаёт и бизнес. Бывший сотрудник IBM даже написал книгу, основанную на собственном печальном опыте: «Порно на рабочем месте: проблема номер один».

Office-porn-3

Общими усилиями собрана умопомрачительная статистика — варьирующаяся в мелочах, но согласная по сути. Каждый третий половозрелый американец хотя бы раз смотрел порнографию на рабочем месте — таковы результаты опросов. Скромность здесь не делает респондентам чести, цифру можно смело экстраполировать вверх: почти три четверти (!) трафика порнографические сайты делают с 9 утра до 5 вечера. Потери в масштабах страны от такого «увлечения» без преувеличения измеряют миллиардами долларов. И улучшения не предвидится: аналитики считают, что по мере того, как рабочего возраста достигает молодёжь, выросшая в условиях беспрецедентной доступности порно (Сеть! Порнография никогда за всю историю человечества не была доступна так легко и в таких количествах: это экспертное заключение), ситуация будет только ухудшаться.

Анализ проблемы и поиск решений осложняются множеством парадоксальных аспектов, которыми полна порнография в офисе. Возьмите хоть странную наивность, проявляемую безусловно осведомлёнными людьми: ведь на дворе давно не «нулевые», все знают, что почта и трафик чиновников и сотрудников частных компаний мониторится и часто складируется для изучения (не уверен насчёт России, но уверен, что и мы движемся в том же направлении). И всё равно порнотрафик гонят через служебный канал, всё равно используют служебную почту для переправки порнокартинок! Откуда это, как объяснить?

Другое странное свойство офисного порно: оно специфично только для мужчин. В стремлении достичь полного равноправия полов, западное общество стёрло почти все границы, но здесь, хочешь не хочешь, различия остались. В пенсильванском скандале единственная женщина — собственно генпрокурор, которая расследование и начала. Правда, есть предположение, что причина там в дефиците слабого пола в госструктурах, но даже самые смелые статистические оценки говорят о вдвое меньшей доле женщин, потребляющих порнографию на рабочем месте, по сравнению с мужчинами.

Наконец, учтите отсутствие законов или даже правил, карающих за потребление порнографии в офисе. Из десятков человек, уличённых в неприличной активности в «пенсильванском деле», только двое потеряли работу, а на третьего сейчас давят, но он упирается: мол, это всё происки политических оппонентов. Формальный запрет на просмотр порно со служебных компьютеров в ведомствах США есть, но, видимо, наказание предусмотрено мягкое. И активисты пока только мечтают выпустить закон, который сделает автоматическим увольнение чиновника, пойманного на «клубничке» в рабочее время. В бизнесе с этим строже, но и здесь однозначного отношения к проблеме нет: где-то карают, а где-то даже и приветствуют.

Office-porn-2

Впрочем, запреты, наказания, фильтры — не единственное и не самое интересное из предлагаемого для борьбы с «офисным порно». Набирает популярность мнение, что к любителям порнушки на рабочем месте нужно относиться как к больным, страдающим зависимостью. И, соответственно, не наказывать, а помогать: оплатить консультации психолога, упорядочить рабочий день. Такой мягкий подход особенно актуален для бизнеса, потому что уже известны случаи, когда уволенный «за порнографию» сотрудник вчинял бывшему работодателю иск, считая, что с ним обошлись несправедливо.

Другое интересное предложение — ускорить перестройку офисного пространства, отказавшись от раздельных помещений в пользу т.н. open space, где все видят всех. Такой подход стимулирует творчество, но и минимизирует возможности для злоупотреблений приватностью в рабочее время.

Поможет? Может быть. Попытаться стоит: даже если это не заставит сотрудников работать больше, оно по крайней мере развернёт их в сторону менее социально-опасной активности.

P.S. В статье использованы иллюстрации Anurag Agnihotri, Banspy, Anthony Easton.