Когда накал конкурентной борьбы достигает точки кипения, когда легальные методы оказываются исчерпаны, в ход идут подковерные приёмы. И происходящее даже в такой скучнейшей области, как бытовая электроника — где всё давно придумано и вылизано, где нет места слову disrupt — вдруг снова становится интересным. Занятно смотреть, как две почтенных компании валяют друг дружку в грязи и метят ниже пояса. А ещё именно в такие моменты стратегическая мысль обретает свежесть: не угадаешь, на какие ещё хитрости-подлости пустятся соперники, чтобы достать другую сторону.

Простите длинное вступление: я собираюсь рассказать историю от высокотехнологической (и тем более айтишной) тематики настолько далёкую, что без подготовки, быть может, вы на неё и внимания бы не обратили. Это история о двух гигантах (буквально: первое и второе места по продажам в некоторых категориях) бытовой электроники и производимых ими — нет, не смартфонах, планшетках, не компьютерах даже: стиральных машинах. Краем уха вы, возможно, слышали о разгоревшемся в последние пару недель скандале, а если нет — обязательно услышите, потому что резонанс ширится и вот-вот выплеснется на страницы популярных техноСМИ.

А началось всё в первых числах сентября в Берлине, накануне открытия там одной из крупнейших выставок утюгов-телевизоров (IFA, она же Berlin Radio Show). В одном из магазинов германской столицы посетителями были попорчены четыре стиральных машины класса хай-энд производства Samsung. Камеры наблюдения запечатлели инцидент в деталях: некто, присматривавшийся к вышеназванным машинкам, переходил от одной к другой и давил на их дверцы с такой силой и до тех пор, пока они не переставали нормально закрываться. Сотрудники подняли тревогу, хулиган был задержан, на место прибыла полиция — и вскрылась любопытная деталь: в неосторожном обращении с выставленными в торговом зале образцами виноват высокопоставленный сотрудник LG.

Та самая стиральная машина: тачскрин, управление со смартфона, розничная цена в Европе под 3 тысячи долларов.
Та самая стиральная машина: тачскрин, управление со смартфона, розничная цена в Европе под 3 тысячи долларов.

Здесь следует пояснить, что Samsung и LG, даром что обе из Южной Кореи, на дух друг друга не переносят. Они идут ноздря в ноздрю по продажам практически всего спектра бытовой техники, от холодильников до компьютерных мониторов, и — ровно дети малые! — не устают выяснять, кто продал больше «стиралок», чьи холодильники вместимей, чьи кондиционеры холодят лучше, и т.п. Так что весть о столичном инциденте была немедленно доведена до самых верхов. LG среагировала быстрее. Пресс-служба компании не стала отпираться и подтвердила, что, действительно, замешаны её сотрудники. Но не подумайте плохого! Во-первых, это были «исследователи». Во-вторых, они проводили «рыночное исследование». Плюс к тому, свою вину LG признала только по двум из четырёх сломанных машин. Но за все четыре заплатила, так что по крайней мере с полицией и продавцом конфликт был исчерпан.

А вот Samsung этим не удовлетворилась. Оказалось, примерно в то же время в том же городе и теми же самыми людьми были поломаны дверцы ещё у трёх стиральных машин того же сорта. Было названо даже имя одного из виновников (Cho Seong-jin), а это ни много ни мало президент и генеральный директор подразделения LG, производящего бытовую технику. Уж не было ли здесь злого умысла? LG ещё раз подтвердила участие своих сотрудников, но признать вину отказалась: мол, наши люди ничего страшного не сделали, а машины вышли из строя по причине «низкокачественных петель» (на дверцах).

Тут самое время ответить на некоторые очевидные вопросы. Первый: что такого особенного в берлинских магазинах электроники, что по ним толпами разгуливают руководители LG? Ответ: ничего, просто цвет бытового машиностроения съехался на IFA и коротал время, анализируя конкурентную розницу. Как объяснила LG (и во что легко верится), во время заокеанских визитов её высокопоставленные сотрудники имеют обыкновение изучать продукцию конкурентов, причём, конечно, не только самсунговскую.

Вопрос второй: можно ли было случайно сломать дверцы у семи стиральных машин подряд? Ответ, конечно, нет, но штука здесь в том, что официальные лица вовлечённых в конфликт предприятий ответить на него отрицательно не могут. Презумпция невиновности, до суда приходится верить на слово! Сказали, что директор LG гулял по магазину и только по неосторожности поломал чёртовы дверцы? Так тому и быть. Непосредственный ущерб оплачен, чёрной PR-кампании по этому поводу не устраивали, случайность да и только! LG на такой версии настаивает (мол, хотели бы действительно выставить конкурента в невыгодном свете — сделали бы это руками людей, к нам отношения не имеющих) и Samsung вынуждена её принять.

А до стиральных машин LG и Samsung ругались из-за холодильников: чтобы вычислить честный объём камер, в них даже заливали воду!
А до стиральных машин LG и Samsung ругались из-за холодильников: чтобы вычислить честный объём камер, в них даже заливали воду!

Но кое-кто из западных бизнес-журналистов дал произошедшему другое название: промышленный вандализм. В отличие от промышленного шпионажа, этот термин звучит крайне редко. Вандализм в чистом виде есть очевидное умышленное причинение вреда чему-либо, имеющему ценность. Обычно он граничит с хулиганством, реже с местью или желанием выразить протест. Не то с вандализмом промышленным: это штука неуловимая, трудноформулируемая.

Так именуют умышленную деструкцию оборудования с целью получения выгоды: обычно, сокращения расходов, реже для получения страховки, либо чтобы выставить бизнес в лучшем свете. Пожалуй, самым громким обвинением в промышленном вандализме стало десятилетней давности заявление Ричарда Брэнсона — который назвал решение владельцев парка сверхзвуковых авиалайнеров Concorde прекратить эксплуатацию ещё способных летать (но таких дорогих и неэкологичных!) самолётов. Сегодня термин всплыл с новым смыслом: ведь, давайте начистоту, LG — промышленный вандал!

В чём её выгода? Тут хитрый поворот. Человеку с улицы ведь плевать на корпоративную дипломатию, он не обязан забыть о произошедшем, как обязана это сделать Samsung, не имея доказательств. От истории про сломавшиеся «стиралки» у него останется осадочек: пусть даже самсунговские машины сломались не в результате «несчастного случая», как то представляет LG, но стоит ли покупать их, если петли в них настолько слабые?

Так что «Самсунгу» лучше бы замять историю, не превращать её в скандал, но… У азиатов свои представления о чести и гордости. Стерпеть унижения Samsung не смогла. Вчера компания обратилась в полицию с просьбой провести официальное расследование, а после можно ждать и судебного разбирательства, где «неосторожность» сотрудников LG будет квалифицирована по справедливости: как попытка нанести урон репутации конкурента.