Чем дальше в XXI век и глубже в космос, тем ближе подходим мы к важной черте: от чистой науки и первых робких попыток на космосе заработать мы вот-вот перейдём к бизнесу чисто космическому, о котором так давно мечтают фантасты. Успех SpaceX, работающей в направлении сверхдешёвого космоса, успехи в изучении малых тел Солнечной системы (следите за «Розеттой»?), наполеоновские планы компаний вроде Planetary Resources, MoonEx и Deep Space Industries, которые собираются заняться натуральной разработкой недр на астероидах и Луне… Все прекрасно понимают, куда это ведёт.

Пройдёт ещё несколько лет и компания X, усадив своих роботов на небесное тело Y, извлечёт из него ресурс Z, который и объявит своей собственностью. И будет то платина или никель, ниобий или вода — не так важно. Не важно и где именно добытое будет предложено к продаже — непосредственно в космосе или на Земле. Важно, что объявив добытое своим, X нарушит фундаментальное международное соглашение о космическом пространстве. Которое, грубо говоря, декларирует космический коммунизм. Космос — ничейный! Найденное там принадлежит всему человечеству!

Основой международного космического права последние полвека служит «Договор о космосе», разработанный в первое десятилетие космической эры, подписанный и вступивший в силу в 1967 году. Изначально его авторами и участниками были ядерные державы, но с тех пор к нему присоединилось почти каждое второе государство Земли. Так вот, помимо важных и сегодня пунктов о запрете на размещение в космосе оружия массового поражения (кстати, тогда в ходу был другой, более кровавый термин: оружие массового уничтожения), запрете на испытания ОМП, обязательства возвращать космонавтов странам, их пославшим, и прочего подобного, там есть и несколько статей, декларирующих весьма опасную и сомнительную вещь. Тот самый «космический коммунизм».

Space-Economy

«Договор о космосе» утверждает, что космическое пространство, включая Луну, не подлежит присвоению и открыто для использования всеми государствами без какой бы то ни было дискриминации, на благо всего человечества. Право собственности распространяется только на объекты, запущенные или сооружённые в космосе. Откуда и следует, что заниматься за пределами земной атмосферы, скажем, добычей полезных ископаемых — не преступление. Но вот рассматривать добытое как собственность отдельно взятого человека или предприятия никак невозможно. Юристы говорят, что если следовать букве договора, добытое придётся поровну разделить между всеми странами-участницами договора.

Для праздного наблюдателя такая неопределённость — забавное недоразумение, не более того. Но для коммерческих предприятий, нацеливающихся на эксплуатацию иноземных недр, собравших миллионные инвестиции и уже занятых конструированием космодобывающего оборудования, это вовсе не шутка. Сами предприниматели переписать международное право не могут. Зато они в силах подначить законодателей заняться этим вопросом. И в Соединённых Штатах процесс уже пошёл.

На прошлой неделе на специальных слушаниях в Конгрессе, посвящённых текущим проблемам «космоса» (дефицит плутония-238 и т.п.) американские законодатели слушали и экспертов, высказывавшихся по поводу свежего законопроекта с красивым названием ASTEROIDS Act. Эта аббревиатура примерно расшифровывается как «Американские космические технологии для исследования ресурсных возможностей глубокого космоса». Суть же документа сводится к утверждению права американских предприятий на эксплуатацию внеземных ресурсов без нарушения международных обязательств, имеющихся у США.

Попросту говоря, ASTEROIDS Act декларирует право частной собственности для извлечённых из иноземных недр материалов. И заодно гарантирует предприятиям защиту от «опасного вмешательства». Понятие «вмешательства» не расшифровывается, но большинство комментаторов сошлись во мнении, что речь идёт о предотвращении любых попыток помешать процессу разведки, добычи, доставки и реализации космических ресурсов. Представьте себе!

Planetary-Resources

Planetary Resources и другие компании, мечтающие о космических недрах, «инициативу» всецело поддерживают (написали даже открытое письмо: мол, американцы должны сохранить преимущество в космосе!), а конфликт с договором 1967 года считают надуманным. Частная собственность в космосе, мол, давно признана де-факто: ведь доставляли на Землю образцы лунного и астероидного грунта — и другие страны не потребовали доставленным поделиться. Значит, осталось лишь закрепить её де-юре.

Однако даже в Штатах не все разделяют оптимизм космодобытчиков. Эксперты по космическому праву (есть и такие) предупреждают, что пока в международных договорах о космосе остаются неясности, двусмысленности и «дыры», сохраняется и возможность крупномасштабного скандала при пересечении интересов наций, бизнесов из разных стран. Любые попытки присвоения внеземных площадей, масштабная эксклюзивная эксплуатация иноземных недр могут и будут оспорены на самом высоком уровне.

Решение видится радикальное: внесение поправок/дополнений в соглашение 1967 года или разработка и подписание нового международного договора, охватывающего проблему собственности в космосе. Вопрос частной космической собственности не кажется неразрешимым: в худшем случае космос можно уподобить морским просторам. Сложность в том, что такая работа потребует международного сотрудничества, а с этим сейчас — знаете сами, напряжённо.