Трудно припомнить, кто первым сформулировал постулат о том, что грядущая эволюция обратит наших потомков в хилые существа с большим мозгом, способные существовать лишь под защитой могучих машин. Во всяком случае, к моменту написания братьями Стругацкими «Гадких лебедей» слова Голема – «Конечно, человек овладеет Вселенной, но это будет не нравственный богатырь с мышцами, и, конечно, человек справится с самим собой, но только сначала он изменит себя… Природа не обманывает, она выполняет обещания, но не так, как мы думали, и зачастую не так, как нам хотелось бы…» – были давно обкатаны science fiction.

Подтверждения этому тезису – нарастающей уязвимости человека – мы находим в самых неожиданных местах. Скажем, вот текущая «война санкций» (О, великий Лем, который предсказал появление конфликтов, которые не являются ни миром, ни классической войной в смысле фон Клаузевица – сколь ничтожны на фоне краковского мудреца толпы просиживателей порток из генеральных/объединенных штабов да всяческих армейских НИИ/»мозговых танков»!!!)

Так вот, в ходе этой самой «войны санкций» внезапно выяснилось, что вокруг огромное количество народу, особенно детей, которые не могут усваивать лактозу и всякое там подобное. И не только в среде всяких там креативно-белоленточных, но даже и среди внучек абсолютно респектабельных и сугубо лояльных чиновников. (Вот к чему приводит отсутствие замещения вакансий руководящих кадров «классово близкими» выходцами из деревни – впрочем, и «культурная революция» с «чисткой» не поможет; село натуральным хозяйством не живет, аллергий там не меньше, хоть и хуже диагностированных…)

Так что из санкционных списков пришлось срочно исключать «лечебное питание» – наглядное свидетельство нарастающих и накапливающихся человеческих слабостей… Так что, похоже, все больше и больше людей способны жить лишь в искусственной среде. В нарастающей изоляции от реального мира – того, который никуда не девается, который все также ставит перед человечеством свои вызовы и выписывает неспособным на них ответить Darwin Awards. И вот очень интересный вариант такого ответа дает южнокорейская фирма Daewoo Shipbuilding and Marine Engineering.

Корабельное дело всегда играло особую роль в судьбе человечество. С того момента, когда человек сладил первый плот, перед ним открылись бесплатные голубые дороги рек, пересекающие континенты и связывающие их воедино (об этом говорит нам изобилие мест, в названиях которых сохранился тем или иным образом корень «волок»…). Ну а потом, когда он научился строить суда (бальсовый плот «Кон-Тики» и его возможные прототипы, пригодные для океанского мореходства, скорее исключение), планета оказалась связанной воедино…

Поэтому-то постройка кораблей и была искусством вполне царским. Вот начало начал Европы, образ хитроумного Улисса. Мирча Элиаде говорил о нем так: «Одиссей для меня — первообраз не только человека современной эпохи, но и человека грядущего, поскольку он представляет собой тип гонимого странника. Его скитания — это путь к Центру, в Итаку, то есть путь к себе. Он — опытный мореплаватель, но судьба, а другими словами, инициатические испытания, из которых он должен выйти победителем, все время вынуждают его оттягивать возвращение к своим пенатам. Миф об Одиссее, я думаю, для нас очень важен. В каждом из нас есть что-то от Одиссея,…»

Но Одиссей был не только опытным судоводителем, но и корабелом. Для продолжения своего пути на родину он строит судно сам («Одиссея», Песнь пятая). Сам рубит деревья, пожертвованные ему Калипсо в роще (богиня подносит их смертному…), сам очищает, обтесывает, делает набор и покрывает его дубовой палубой… Сам ставит мачту (движитель) и сам водружает кормило (орган управления), не забывая о технике безопасности делает и плетеный из ракитных веток фальшборт. Ему хватает для этого и силы, и умения, выработанных с детства – несмотря на царский род – процедурных навыков!

Но с деревянным средиземноморским судном – речь, похоже, идет о каком-то гибриде плота, что тысячи лет уже представляет одну из тем схолий, комментариев-обсуждений поэм великого слепца – крепкий и умелый человек мог управиться и сам. А вот с варяжскими драккарами (желающих образов отошлем к прекрасному фильму «И на камнях растут деревья») было сложнее. Им ходить было в северных морях. И на эти шестидесятиметровые корабли уходили тысячи строевых бревен, один парус требовал пару тонн шерсти… Одному герою не справиться! (А книгочеям подробнее – «Походы викингов» Гуревича.)

Но это – шестидесятиметровый драккар. А четырехсотметровые контейнеровозы по 55000 тонн водоизмещения, способные перевозить восемнадцать тысяч контейнеров каждый, которые нынче, в количестве десятка, сооружает для пароходства Maersk известный южнокорейский судостроитель Daewoo Shipbuilding and Marine Engineering. С такими гигантами не справилась бы и самая многочисленная дружина и самого деловитого конунга. Да и классической индустриальной эпохе они б доставили немало проблем, прежде всего экономических…

Методы массового производства судостроители освоили давным-давно. Конвейерно, из готовых секций, еще во Вторую мировую войну, гитлеровская Германия строила подводные лодки, а Соединенные Штаты транспорты Liberty и Victory. Но субмарины сходили на воду сотнями, а транспорта – тысячами… Контейнеровозов-же нужен десяток… Значит механизмы должны быть не только мощными, но и гибкими.

И поэтому-то корейские судостроители – Daewoo, Hyundai Heavy Industries и Samsung Heavy Industries – одни из мировых лидеров применения робототехники. Изучавшие в 2012 году их опыт специалисты ВМС США были поражены тем, что на пяти из шести верфей интенсивно используются роботы. На их долю уже тогда приходилось 68% работ по резке стали, сварке и полировке собранных корпусов, и доля эта неуклонно росла.

Но у роботов есть пока существенный недостаток – поскольку нейрочипы пока лишь находятся на этапе младенчества, железные люди хоть и сильны, и обладают реакцией, достаточной для игры в настольный теннис, но неважно распознают объекты, и не слишком хорошо определяют их взаимное пространственное положение. Найти решение проблемы корейцы решили, умножив силу обычных, белковых рабочих; одев их в экзоскелеты.

720р-Exoskeleton-Daewoo

Весит такой экзоселет 28 килограмм, изготовлен из алюминиевого сплава, стали и углеволокна, пригоден для человеческого роста от 165 до 185 сантиметров. Одетый в него работник способен свободно оперировать с деталями до ста килограмм весом, в течение трех часов (как всегда, сказывается недостаточная емкость аккумуляторов). Пока на заводах тестируются опытные версии с грузоподъемностью в тридцать килограмм (наши-то работяги издревле с таким сами справлялись…).

Электродвигатели и гидравлика берут на себя силовые операции, схемы управления позволяют успешно оперировать с тяжелыми деталями конструкций или элементами трубопроводов. Правда, пока есть проблемы со скользящими поверхностями и скручивающими движениями – но это все будет решаться в рабочем порядке.

И главным в этой истории, пожалуй, не конкретное приложение, а пример объединения умных машин с живым человеческим мозгом, с человеческими органами чувств. Пример, показывающий один из вариантов будущего человечества.