Вряд ли будет большой ошибкой предположить, что за последние полтора десятка лет мир повидал больше претензий о нарушении авторских прав, чем за предыдущие пятьдесят. Причина вроде бы понятна: никогда ещё человек не имел в своём распоряжении столь развитого, мощного и в то же время доступного инструментария для копирования информации. Так что и корнем зла обычно пытаются представить именно бесконтрольное тиражирование.

Но есть некоторые основания считать, что проблема на самом деле кроется в понимании собственно эфемерного, синтетического феномена авторского права. Публика имеет весьма слабое представление даже о самом важном его элементе — так называемом копирайте (суть: временное предоставление эксклюзивных прав на что-либо кому-либо). Но что публика, если даже эксперты — достаточно лишь, чтобы случай был чуть менее чем стандартный — часто не способны прийти к единому мнению! Как в истории с обезьянним селфи, случившейся ещё три года назад, но и по сей день не завершённой.

История эта из разряда нарочно не придумаешь. Началась она летом 2011 года, когда британский профессиональный фотограф Дэвид Слейтер работал в Индонезии, снимая в естественных условиях вымирающую породу обезьян. В какой-то момент братья меньшие то ли силой, то ли хитростью отняли у него камеру и, пока Дэвид выпрашивал её обратно, хорошо с ней поэкспериментировали, сделав длинную серию (случайных, конечно же) снимков. Некоторые из них оказались настолько удачными, что Слейтер опубликовал их — и сегодня, например, статья «Википедии» о хохлатом павиане иллюстрирована как раз слейтеровским снимком.

Впрочем, со «слейтеровским» это я поторопился. Именно авторство и вытекающие из него права стали камнем преткновения, который не даёт общественности забыть о Слейтере до сих пор.

Камень преткновения! Словечко «селфи» тогда ещё не было популярно, но это именно оно.
Камень преткновения! Словечко «селфи» тогда ещё не было популярно, но это именно оно.

Простой вроде бы вопрос: чьи фотографии? Дэвид считает, что его собственные — и информагентство, которому он права на часть снимков продал, с ним согласно. Но в Wikimedia Foundation полагают иначе: фотографии ничейные (public domain, общественное достояние), а значит каждый желающий вправе распоряжаться ими по своему усмотрению. Вот так и разгорелся конфликт, со дня на день обещающий перерасти в судебное разбирательство. Да, Слейтер не оставляет надежды заставить «Википедию» расплатиться за нарушение копирайта!

Смешно? О, поверьте, только на первый взгляд. В этой истории сколько людей, столько и мнений. Действительно, доминирующая точка зрения, выраженная Wikimedia, сводится к тому, что фотограф в данном случае не может владеть копирайтом, поскольку фотографию сделал не он, а животное. Если не полениться и копнуть законы (и кое-кто это проделал), выяснится, что и в Соединённых Штатах, где квартирует Wikimedia, и в Великобритании, чьим гражданином является Дэвид, и даже в Индонезии, где были сделаны снимки, да и в Российской Федерации тоже, закон передаёт права на произведение человеку (sic!), который данное произведение создал. Поскольку в данном случае на кнопку жала обезьяна, а животное правообладателем быть не может, то получившиеся снимки следует считать общественным достоянием.

Против Слейтера есть ещё один аргумент: та фотография сделала его мировой знаменитостью, так что можно считать, он получил свой барыш — пусть и не деньгами. Так чего же он продолжает упрямиться, отчего портит свои снимки значками копирайта?
Против Слейтера есть ещё один аргумент: та фотография сделала его мировой знаменитостью, так что можно считать, он получил свой барыш — пусть и не деньгами. Так чего же он продолжает упрямиться, отчего портит свои снимки значками копирайта?

Однако поставить здесь точку не удалось: контрдоводов оказалось слишком много! Часть из них легко отмести сразу, ибо основаны они на популярных заблуждениях. К примеру, не имеет значения, кому принадлежал фотоаппарат, которым была выполнена работа. Точно так же нельзя апеллировать к утверждению, что каждое новое произведение обязательно должно принадлежать кому-либо (это не всегда так, см., к примеру, работы, выполненные на бюджетные средства). И всё-таки Слейтеру и его единомышленникам есть чем крыть. Они считают, что определение копирайта подразумевает больше, чем просто указание на персону, которая спустила затвор.

Ведь это Дэвид подготовил необходимую аппаратуру, Дэвид выбрал место, то есть подготовил сцену, Дэвид настроил фотоаппарат (посмотрите, какое качественное фото: сомнительно, чтобы обезьяна сама выставила правильную диафрагму, чувствительность, выдержку!). Короче говоря, без Слейтера знаменитого снимка попросту не появилось бы! И это не считая предположения, что именно он, возможно, «подбил» обезьян украсть камеру. Вывод прост: хоть кнопку нажала макака, владеет обезьянним селфи Дэвид Слейтер.

Так разве не будет справедливым с его стороны потребовать у Wikimedia возмещения хотя бы расходов, которые он понёс на подготовку (даже сам по себе трип в Индонезию — удовольствие не из дешёвых!), а может быть и компенсацию упущенной выгоды — за все три года, которые Wikimedia упрямо рекламировала снимок как ничейный? Юристы, готовые взяться за дело в США и Великобритании, у Слейтера уже есть. И хоть перспектива выиграть представляется экспертам сомнительной (прежде, чем суд займётся вопросом о нарушении копирайта, Слейтер должен будет доказать, что права на произведение ему принадлежат, то есть чёртов круг замыкается), концовка истории опять откладывается.

А на очереди новое разбирательство. То ли смеха ради, то ли всерьёз, сейчас выясняют авторство знаменитого селфи с церемонии «Оскар». Принадлежит ли оно Брэдли Куперу, который нажал кнопку, или Эллен Дедженерес, которая рассаживала людей, или вообще компании Samsung или организаторам действа, которые тоже имели прямое отношение к происходящему?
А на очереди новое разбирательство. То ли смеха ради, то ли всерьёз, сейчас выясняют авторство знаменитого селфи с церемонии «Оскар». Принадлежит ли оно Брэдли Куперу, который нажал кнопку, или Эллен Дедженерес, которая рассаживала людей, или вообще компании Samsung или организаторам действа, которые тоже имели прямое отношение к происходящему?

А ведь есть и другие, тоже существенные соображения, которые возможно будут приняты во внимание судом, и которые совершенно точно необходимо учесть нам с вами как наблюдателям. Это прежде всего уважение к чужому труду. Станет ли кто-то спорить, что без Слейтера (кстати, признанного мастера светописи дикой природы) знаменитый снимок не получился бы? Забрать у него плод его труда, в который он вложил время, деньги, силы, вероятно, талант — может быть и позволительно по действующим законам, но точно неуважительно. Мы цивилизованные люди, почему же мы так легко позволяем отнимать у человека его работу?

Ответ кроется, вероятно, там же, где и ответ на вопрос, почему плодятся с невиданной скоростью иски о нарушении копирайта: мы очень слабо понимаем, чего хотим и что можем в авторском праве. Законодательство сырое, технологии продолжают развиваться, новые вопросы ставятся непрерывно. Может быть разумно некоторое время решать подобные конфликты голосованием, как в конце концов поступила и Wikimedia?