В истории каждой технологии бывает момент, когда она выходит из стадии лабораторных опытов, но еще не превращается во всем привычную повседневность. И вот в этот момент очень важно – насколько быстро знания об этой технологии распространятся в обществе. Именно это определит развитие производительных сил на этом этапе. Скажем, «Великий Гэтсби» из одноименного романа Френсиса Скотта Фитцджеральда согласно графику, составленному 12 сентября 1906 года, час с 7-15 до 8-15 планировал уделять изучению электричества…

Да-да, влияние изобретений Эдисона на американское общество и – особенно – их вполне успешная капитализация, было столь сильным, что взыскующие жизненного успеха юноши надеялись достичь его путем приобретения технических знаний. Ну, и успех, и трагедия конкретного Гэтсби пришли иным путем (заставляющим, скорее, вспомнить персонажей «Человеческой комедии» Бальзака), но уважение к технологическим знаниям и их широчайшее распространение сыграло большую роль в превращении США в экономику номер один.

Какая связь между школьными знаниями и заводским производством? В массовом сознании эти ветви человеческой деятельности никак не связаны – малоспособных к учебе исстари выпихивали из «полной средней школы» в ремесленные, а затем в ПТУ, ну а отличники часто водопроводный кран заменить не могут… Да и если посмотреть на историю развития промышленности в разных странах. То мы увидим, что растет она интенсивнее всего, когда из деревень приходят огромные массы не слишком умелого и почти совсем не образованного крестьянского населения, которое зато привычно к тяжелому труду и абсолютно не избалованно!

Но дело в том, что у промышленности есть и количественное, и качественное измерения. И вот оно-то, качественное, требует квалификации. Которое может достигаться и индивидуальным мастерством, передаваемым из поколения в поколение, и развитием технологий на научной основе. Первый путь условно назовем европейским, он присущ Старому Свету с его сословиями и цехами. Покойный конструктор-оружейник Василий Петрович Грязев поражался, как немецкие охотничьи ружья высокого разбора делались на архаичных станках с ременными приводами…

Одной из ставок, на которые Гитлер положился, объявляя войну США, было превосходство германской оптической промышленности, превосходных стекол Zeiss’а и прочих, воплощающихся в изумительных дальномерах (обеспечивших «Бисмарку» уничтожение могучего «Худа» первым залпом), прицелах, биноклях… Но неприятным сюрпризом для его генералов была способность промышленности янки наладить массовое производство оптики почти такого же качества, товарная марка Bushnell и ныне присутствует на прилавках…

Вот другой пример, мотор Merlin от Rolls-Royse был шедевром британского авиационного двигателестроения. Именно он обеспечивал истребителям Королевских ВВС Supermarine Spitfire превосходные летно-технические данные, в немалой степени определившие исход «Битвы за Британию». Но – производить его британские мастера высочайшей квалификации могли лишь с индивидуальной доводкой. А война индустриальной эпохи требовала объемов и объемов. Которые обеспечили привыкшие к поточному производству американские автомобилестроители – лицензионная версия была обозвана Packard V-1650.

Конвейерно эти моторы выпускались и на заводах Ford of Britain под Манчестером. Каким же образом тогдашние янки сумели сделать то, что не могли осилить инженеры и рабочие Британии, Мастерской Мира? Учитывая, что за плечами английских рабочих были и цеховые традиции, и опыт индустриализации, а качество высшего образования в Соединенном Королевстве и тогда было изумительным. (Прочтите главку «Математическое образование» в книге Ч.Литтлвуда «Математическая смесь», неоднократно издававшйся в нашей стране.)

Но американцы в первой половине двадцатого века сумели сделать уникальную вещь – они ввели преподавание основ теории вероятности и математической статистики в программы не только вузов, но и колледжей (техникумов по нашему, старинному) и даже ряда средних школ (дифференциация школьных программ в те годы была весьма велика, да и сейчас school districts являются важным уровнем самоуправления). И вот, благодаря наличию МАССЫ подготовленных людей, американские инженеры могли адоптировать конструкции к массовому производству.

Производству чисто машинному, из деталей с минимумом финишных операций, а то и вовсе без оных. Расчет размерных цепей, распределение полей допусков позволяло резко повысить производительность труда за счет исключения доработки по месту, обеспечив работоспособность и надежность высокотехнологических на тот момент изделий. Умел таким путем идти и СССР – автомат Калашникова непревзойденная вершина массового производства индустриальной эпох.

Но теперь эпоха иная, информационная. И технологии теперь иные, те, которые обеспечивают те процессы, которые принято называть «Индустриализация 2.0». Но по прежнему для того, чтобы промышленность развивалась, требуется привнесение этих технологий в широкие инженерные массы. И этим занимается такая организация, как Automation Alley, мероприятие которой намечено на 12 августа 2014 года, город Трой, штат Иллинойс. На нем будет подробно говорится, как внедрять в производство такую модную вещь, как объемная печать.

Организовывают это мероприятие FISHER/UNITECH в партнерстве со Stratasys Corp и Automation Alley. И на нем специалист по стратегиям внедрения объемной печати из Stratasys Майкл Вегман (Michael Wegman) будет делиться опытом работы с новыми материалами и новыми технологиями, которые становятся доступными для предприятий и способны существенно повысить производительность труда.

Об игрушках – вроде печатаных на объемном принтере пистолетов – речи не идет; благо в Туле от века мальчонка, вступая в пубертатный период, без всякой 3D-машинерии ладил в школьной мастерской или в отцовском гараже пистолет или револьвер под краденные в ДОСААФовском тире малокалиберные патроны…

Как просто нынче получить модель для филигранного литья…
Как просто нынче получить модель для филигранного литья…

А вот акцент делается на применение 3D-печати в массовых технологических процессах, особенно в модельном производстве – при литье по выплавляемым моделям и при литье под давлением. О том, как раскрутить это на практике. Какими пользоваться материалами, и каким оборудованием.

Но вот что интересно – больше года назад мы рассказывали в «Компьютерре» о целесообразности именно литья, как полигона для внедрения объемной печати. («Модель для бизнеса: и как же лучше выводить на рынок новые технологии, вроде 3D-печати…») Американцы будут говорить примерно о том же самом, о чем у нас писалось в мае 2013 года. Только маленький нюанс. Янки-то обсуждают это на практике… (Learn How 3D Printing has Revolutionized Manufacturing)

Ну а у нас… У нас казенные журналисты с восторгом обсуждают то, какими семимильными шагами пойдет вперед экономика, отрезанная от мира увлекательной войной санкций, а наследники Смердякова в мазохистском восторге предвкушают как здорово будет, когда оголодавший народ в едином порыве рванется свергать «кровавый режим». И только нет сухой хроники о том, сколько установок объемной печать задействовано в модельном производстве, как это снизило себестоимость и повысило точность литья…

А принципиально именно это. Единственно это. Окажется страна отрезанной от внешних поставщиков да с перспективой войны на носу – все нужное для того, чтобы жить самим и убивать других придется производить здесь, на имеющихся заводах. Рассосется кризис – работать над подъемом производства придется все равно, и не обличениями и прочими развлечениями, а внедрением конкретных технологических процессов.

Когда-то модернизационные и просветительские процессы шли в Российской империи (первое издание «Межпланетных путешествий» Перельмана увидело свет еще там) и Советском Союзе, которые вывели нашу страну в лидеры космической гонки, апогея индустриальной эпохи… Интересно, почему сегодня, когда назрела Вторая научно-техническая революция, мы не видим у нас массового технологического просвещения? Подобного тому, что реализуется за рубежом…