Новые конструкционные материалы, с помощью которых конструкция срастается с технологией и образуется в процессе функционирования («Робот-«протей», пригодный для поточного производства…») являются вещью интересной, но непосредственное значение имеют лишь для немногих «технарей», и возможно, любителей мастерить. Но вот социально-экономические процессы, которые вызовет и уже вызывает массовое развитие робототехники, коснутся всех и каждого, включая самых отъявленных гуманитариев. И поэтому знать о них должен каждый…

Среди множества экспертных сообществ, интеллектуальные силы которых обслуживают правящие круги Первого мира, есть и организованные авторитетным деловым изданием Financial Times мероприятия Camp Alphaville, происходящие в Лондоне, в уютном местечке по адресу Artillery Garden. И на одном из них, в начале июля 2014 года, обсуждались вещи, которые будут помасштабней всей разрушительной мощи артиллерии, примененной в стартовавшей век назад Великой войне.

Отчеты об этом пресса печатает под оптимистическими заголовками – Robots Will Steal 50% of Human Jobs in Near Future, says MIT and Professors, «Роботы украдут половину рабочих мест…». Именно к таким выводам пришла собравшаяся на организованном лондонскими газетчиками профессура Массачусетского технологического института, Оксфордского университета и Университета Сассекса. Причем произойдет это уже в ближайшее время, когда наступит вторая машинная эпоха, second machine age.

Приводивший такие прогнозы профессор Массачусетского технологического Эрик Бриньолфссон (Erik Brynjolfsson), возглавляющий там программу «Цифровая экономическая инициатива» (Initiative on the Digital Economy), настроен весьма оптимистично. Он считает, что приход в мир цифровых машин сделает общество здоровее и счастливее, избавив людей от скучного и тяжелого труда, на который было обречены большинство людей в доиндустриальных традиционных обществах.

И он абсолютно прав. Альтернативы развитию робототехники просто нет. Берем любого – желательно из столичных интеллектуалов гуманитарного профиля, стенающих о бездуховной замене душевных людей черствыми машинами – и спросим его, намерен ли он направить своих детей на исполнение нужных любому обществу, но тяжелых и скучных работ. Асфальт там класть, поребрики менять, фасады старых домов штукатурить и красить… Ответ однозначен, детки должны заниматься чем-то интеллектуальным!

А кто же делает эти тяжелые работы? Ну, в индустриальную эпоху развития страны, дворниками и кочегарами (отопление было если и центральным, но не централизованным, и не газифицированным ) в московских дворах служили выходцы из российских же деревень, того самого доиндустриального общества, о котором говорит профессор Бриньолфссон. И они же (в обличии «лимиты») исполняли тяжелые неквалифицированные работы на заводах и предприятиях. Но источник этот в нашей стране исчерпан…

Зато – остался в странах соседних. Которые, как только там увяла унаследованная от советского модернизационного проекта промышленность, вернулись к обычаям и нравам доиндустриального общества. И – поставляют своих, то ли подданных, то ли жителей (точно уж не граждан…), в более зажиточные края для удовлетворения нужд в неквалифицированном труде. Труд, кстати, действительно неквалифицированный, как знает каждый, кому доводилось приобретать по заоблачным ценам квартиры, воздвигнутые шаловливыми ручками гастарбайтеров…

А альтернативы этому – нет… Дело в такой вещи, как стоимость воспроизводства рабочей силы. Вот она, эта стоимость в постиндустриальных обществах крайне высока. Ну, простейший индикатор – зарплата, меньше стоимости квадратного метра жилой площади в вашем городе, ее не обеспечивает… (Это условный индикатор, конечно, но очень наглядный.) Вам кажется, что нет? Благодаря квартире, унаследованной от бабушки? Так это пока не придет пора платить по нынешним расценкам за ремонт крыши и оплачивать замену лифтов ¬– для полумиллиоников проблема уже страшная, Первопрестольную пока выручает бюджет…

Вот катастрофа в московском метро. Пострашней, чем падение 777-го, альтернатива полету над районом боев есть (вон, и Израиль закрыли для полетов), а приехав в столицу бросаешь машину и ныряешь в метро, ориентироваться в пробках только московиты могут… И главная причина ее – кто бы в итоге не оказался «стрелочником» – видимо та, что в мегалополисе нет квалифицированной рабочей силы. Нет по тем деньгам, что путейцам могут платить что метро, что предприятия космической отрасли. Нет и не будет – поглядите ка на абзац выше, и поинтересуйтесь ценам и на квартиры.

То есть гастарбайтер в своем традиционном обществе на получаемые в России деньги может и жить,и содержать семью. Россиянин не может позволить себе как минимум последнего и забольшие деньги. И не только россиянин – такова участь и «семисотеврового поколения» в Европе («Семисотевровое поколение»), тридцатилетних, живущих с родителями и не могущих позволить себе завести семью. (Правда, там гигантские деньги уходят на пособия профессиональным безработным, но это уж специфика слишком зажиточного общества…)

Монотонные и тяжелые работы неизбежно возьмет на себя робот…
Монотонные и тяжелые работы неизбежно возьмет на себя робот…

То есть – или инфраструктура городов обрушится от отсутствия тех, кто за вменяемые деньги делает тяжелую и скучную работу, или ее возьмут на себя роботы… Которых не нужно рожать-кормить, утешать сказками и обучать в школе. Сошел с конвейера, «прошился» и готов к труду. На благо города, но не нуждаясь в дорогостоящем жилье.

Кардинальное отличие «машин второго поколения» в том, что они не дополняют прежних работников, как делали это машины «первого поколения»,а заменяют их. Скажем, когда на смену косе пришел бензиновый триммер, это оказалось связано лишь с тем, что на смену русскому дворнику пришел не умеющий косить таджик, производящий заметно больше шума… А вот робот-сенокосилка обспечить идеальный газон без дворника вообще. (ЖЭКи станут «пилить бабло» на закупках и сервисе роботов, а не на зарплате гастарбайтеров…)

Причем этих самых, полностью занятых роботами рабочих мест, окажется не меньше половины от общего числа (скажем, все водители – вон, автоторможением обзавелся уже и совсем-совсем бюджетный фордик…). Скажем, одной лишь Австралии предстоит в ближайшее время лишиться не менее пяти миллионов рабочих мест! Очень существенно для страны, занимающей хоть и целый континент, но небольшой по численности… И избежать этого никак нельзя – отказ от повышения эффективности окажется просто самоубийством.

Серьезно озабочен развитием машинерии второго поколения и Китай. Инвестиции Поднебесной в развитие технологий нового поколения оцениваются в $1,7 триллиона (в два десятка раз больше, чем стоил «Газпром» на конец мая этого года…). Дело в том, что и самой многочисленной стране планеты также предстоит столкнуться с исчерпанием ресурса населения, живущего в доиндустриальных условиях. А древнейшая цивилизация планеты, похоже, научилась готовиться к проблемам еще до того, как они постучат в дверь, не то, что некоторые, кормящие собак перед охотой…

Но есть тут один очень забавный эффект. С тем, что роботы должны взять на себя тяжелую, грязную и нудную работу, согласны все. Но дело-то в том, что как давным-давно сказал старый Киплинг, «Colonel’s Lady an’ Judy O’Grady Are sisters under their skins!»; жена полковника и ирландская прачка устроены, в общем-то, одинаково… И способности, позволяющие роботам занять малоквалифицированные рабочие места, позволяют им вытеснить и часть работников труда интеллектуального. Скажем – журналистов. (AP will use robots to write some business stories)

Да-да, журналистов… И это уже – реальность. Писать деловые статьи уже поручают ботам… Балуются этим такие гиганты, как Forbes и Los Angeles Times И это – только начало. Так что никто не может быть застрахован от того, что роботы украдут и его рабочее место. Вполне подходящее время для того, чтобы поразмыслить над грядущим мироустройством!