В образованных слоях российского общества широко распространено мнение, что отечественное законодательство в последние годы развивается в сторону резкого ужесточения… Однако это не так: оказывается, по инициативе Минкомсвязи, на которое склонны возлагать вину за утеснение гражданских свобод в интернете, готовится внесение поправок в ст. 137 Уголовного кодекса (УК) и ст. 20 Уголовно-процессуального кодекса (УПК). В результате незаконный сбор сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия больше не будет являться уголовным преступлением.

Попытаемся разобраться, что это означает и какие последствия повлечёт для ИТ-отрасли, для экономики России и общества в целом. А последствия тут могут быть очень и очень занятные — на уровне жизни в стеклянных домах, которую Евгений Замятин изобразил почти век назад в романе «Мы», но без возможности повесить хоть искренние занавесочки…

Что ж, прежде всего разочаруем конспирологов: тайные умыслы Кровавой Гэбни к данным изменениям никакого отношения не имеют. Спецслужбы и правоохранительные органы работают на основании других правовых норм, и сбор информации ими — когда ведётся волею начальства, а не для того, чтобы слить данные налево, частному заказчику (смотри дело убиенной журналистки Анны Политковской), — незаконным не является… И по логике вещей они должны быть заинтересованы в том, чтобы свою монополию на сбор данных, устанавливаемую старой формулировкой закона, поддерживать.

Михаил Федотов, председатель Совета при президенте России по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека, приветствует новые поправки…
Михаил Федотов, председатель Совета при президенте России по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека, приветствует новые поправки…

А вот правозащитники, наоборот, указанную инициативу очень даже одобряют. Те же «Известия» цитируют Михаила Федотова, председателя Совета при президенте России по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека: «Незаконный сбор информации необходимо декриминализировать. Сейчас под ст. 137 УК попадает любая компания, которая занимается учётом своих клиентов без согласия последних. Уголовная ответственность подразумевает общественную опасность — а в данном случае её нет».

Так что хотелось бы порадоваться… Защитник прав человека и строитель гражданского общества поддерживает инициативу, направленную на смягчение уголовного законодательства и на выведение действий, самым что ни на есть непосредственным образом связанных с информационными технологиями, из числа почитаемых преступными. Триумф либерализма и свободного рынка, каждый поклонник lazier fair и прав человека прямо-таки обязан возрадоваться душой…

Но вот радость почему-то не ощущается. Прежде всего потому, что о правах человека, того «маленького человека» великой русской литературы, в селе которого закрыли школу, а в районе — и вовсе больницу, тут речи не идёт. Совсем-совсем не идёт… А чьи интересы защищают новые поправки в законы, любезно сообщил нам сам Михаил Федотов. Объектом защиты тут является «любая компания, которая занимается учётом своих клиентов без согласия последних». Немножко странно: ну, занимался бы этим бизнес-омбудсмен, а не страж прав человека…

Ну да ладно, это странности функционирования государственных и общественных структур, разговор же сейчас совсем не о них… Важно другое: благодаря предлагаемым поправкам корпорации смогут свободно (административный штраф, оставляемый за это деяние, как слону дробина) «заниматься учётом своих клиентов без согласия последних». То есть либеральная на первый раз мера делает российского человека более беззащитным перед любопытством корпораций.

Вы будете смеяться, уважаемые читатели, но сегодня законы всё-таки защищают частную жизнь. Вот, скажем, забавная история, рассказанная «Российской газетой». На сотрудника крупного коммерческого банка в городе Сосновый Бор Ленинградской области возбуждено уголовное дело за то, что он раскрыл сотрудникам полиции информацию о счетах своего клиента. Незадачливому клерку грозит до трёх лет, ибо полицейские, хоть и действовали в рамках своих служебных обязанностей, не прошли длительную и муторную процедуру получения в суде документов, разрешающих нарушение банковской тайны.

Вот так-то доверяться правоохранителям и их заверениям в лучших намерениях. Dura lex sed lex, знаете ли… Часть тела, что пониже спины, нежна и уязвима, и её надлежит прикрывать самой прочной бронёй, не чобхэмом каким, а бумажкой, надлежащим образом оформленной…

И вот тут-то компаниям, занимающимся учётом своих клиентов без согласия последних, делается царский подарок: они могут не заботиться об этой самой юридической защите, действуя не по закону (согласие на обработку персональных данных, знаете ли), а так, как им удобнее. Можно собирать данные на кого угодно, можно обрабатывать их, учиняя data mining самой что ни на есть большой интенсивности, извлекать новые и полезные бизнесу данные. Всё это будет если и не законно, то не явится нарушением уголовного права.

То есть бизнесу — тому, что работает с обширной клиентурой из «физических лиц», — готовятся сделать очень и очень весомый подарок. В котором он очень и очень заинтересован. Особенно — финансовая сфера. Скажем, такой распространённый бизнес, как выдача населению потребительских кредитов (пройдёшься жарким летним днём по городу — и от вида вывесок и реклам создаётся впечатление, что население либо даёт деньги в долг, либо живёт на счастливо взятые кредиты).

Только вот какое дело: банкиры и мелкие ростовщики, давая деньги в рост, надеются их вернуть. И население эти деньги надеется отдать: именно надеется, планирование бюджета и составление схем движения наличных средств у нас не в чести… В результате открываем наугад деловой сайт — и видим, что «Каждый четвёртый кредит в Татарстане просрочен», а «объем просроченной задолженности физических лиц в Татарстане за 12 месяцев вырос на 60,9%», «с 8,2 до 13,2 млрд руб.» — любимые народом потребительские кредиты, автокредиты и ипотека…

Примерно о таких же процессах говорят, нервно озираясь, банкиры и других субъектов Федерации… За май 2014 года просрочка кредитов всех видов по стране в целом возросла с 14,07 до 14,43% («Россияне не справляются с кредитным давлением»). Поэтому естественно, что финансисты, озабоченные сохранением и приумножением своих активов, постараются отделить агнцев от козлищ. А для этого постараются обзавестись максимально подробной информацией о клиентах и потенциальных клиентах, собранной в том числе и без их согласия…

Ну а новые редакции законов им в этом помогут. Коллекторы и иже с ними обзаведутся максимально полными базами данных родственников заёмщиков (и так давно уже приходилось видеть боящихся высунуться из квартиры бабушку с дедушкой, поручившихся за зятя-«предпринимателя»), смогут более эффективно находить спрятанное имущество, давить на нервы самым беззащитным родственникам. В идеале потенциально неплатёжеспособные заёмщики будут отсеиваться на самых ранних стадиях…

Точно так же — «глубокая реклама». Можно будет накапливать данные о клиенте во всей их полноте и извлекать то, перед чем он наверняка не устоит: новомодный корм любимому коту, набор для сверхудобной чистки дробовика… (То, что давно и успешно делают поисковики, малоуязвимые в силу своей экстерриториальности.) Ну а теперь всеми этими возможностями сможет воспользоваться и офлайновый бизнес. Конечно же, на основе мощных ИТ…

А как же граждане — данные о которых будут собирать и обрабатывать без всякой на то их воли?.. Им, гражданам, стоит помнить нормы техники безопасности, не спорить с начальством, уступать дорогу паровозу. Помнить, что проникнувший во все поры мира физического мир цифровой следит за нами всегда и везде. И надо либо наплевать на это — как барышни на солнечной лужайке, которые столь бедны, что не могут позволить себе купальники, — либо овладевать ИТ в таком объёме, чтобы знать, как собирают данные и как можно выйти из-под «колпака»…