Если есть на свете крупная страна, где сохранились традиции гражданских общин, унаследованные от традиционного общества и пережившие социальные бури индустриальной эпохи, то это Германия. Чтобы понять это, достаточно посмотреть, как школьный совет обсуждает повышение платы за участие в кружке по стрельбе из лука на полторы марки (тогда были в ходу ещё дойчмарки): у нас в парламенте такие страсти не кипели даже при импичменте тогдашнего президента. И спецслужбы там действительно находятся под контролем общества — которое и выделяет деньги на новые разведывательные инициативы.

В том числе — и на инициативы в области электронной разведки. Об этом рассказывается в статье « Федеральная разведывательная служба будет отслеживать социальные сети», опубликованной в газете Süddeutsche Zeitung. Необычно, не правда ли? Особенно если вспомнить, что разоблачения Сноудена нигде не были встречены с таким искренним негодованием, приведшим к поистине массовым демонстрациям, участники которых проявили унаследованные от описанной Бахтиным «карнавальной культуры» навыки оформления уличных шествий.

Демонстрация в Германии после разоблачений Сноудена.
Демонстрация в Германии после разоблачений Сноудена.

Противоречие, получается? С одной стороны, секретные службы находятся под общественным контролем. С другой — в Германии, экономящей на всём, выделяются значительные суммы на создание новых систем электронной разведки. И это в обществе, которое возмущает американская слежка за гражданами Германии… Давайте же посмотрим, как всё это уживается вместе, причём отнюдь не шизофренически, а абсолютно логично. Для этого обратимся к истории. И истории технологий, и истории стран.

Прежде всего — вспомним, что первый реально работающий цифровой компьютер появился именно в Германии. Это был созданный Конрадом Цузе Z3 — первая универсальная, программно управляемая и программируемая в двоичном коде ЭВМ. Её представили коллегам 12 мая 1941 года и успешно использовали для аэродинамических и прочностных расчётов на авиазаводе, пока налёт союзной авиации в 1944 году не положил конец этому оригинальному творению инженерной мысли.

Первый компьютер Конрада Цузе (современная реплика).
Первый компьютер Конрада Цузе (современная реплика).

Но это была машина для инженерных расчётов… А ведь в Третьем рейхе существовала ещё и «компьютеризованная» информационная система для наблюдения за благонадёжностью своего населения. Мобильных телефонов и прочих гаджетов, снятые с которых метаданные поразительно полно рассказывают о наших деяниях, привычках и круге общения, тогда не существовало. Поэтому информация снималась с помощью стукачей-тихушников.

Систематизированы эти вдохновлённые национал-социалистической идеологией иуды были с прусской дотошностью и обстоятельностью. Они делились на Vertrauensleute — секретных агентов; Agenten — просто агентов; Zubringer — информаторов; Helfershelfer — помощников информаторов (бюрократическая структура ну никак не может не множить сущности и вакансии); Unzuverlassige — стукачей ненадёжных, классово (а может, и расово) чуждых, но всё равно в большем хозяйстве находящих применение…

Причём очень забавно, что информации от каждого из источников придавался — в зависимости от его надёжности и информированности — свой весовой коэффициент. Примерно так, как в нейросети — только функционирующей не на нейронах мозга и даже не на нейроморфных чипах, а на стукачах-тихушниках и обрабатывающих информацию бюрократах тайного сыска в живописных чёрных мундирчиках Sicherheitsdienst, столь любимых кинематографистами…

А вот вершиной пирамиды сыска была информационная машина. Правда, не цифровая, а электромеханическая. Ею являлась огромная автоматизированная картотека, размещённая на гигантском стальном диске, который приводился в движение электромоторами, управляемыми сложной релейной системой. С её помощью за несколько минут можно было получить справку о любом обитателе Третьего рейха. Работала эта машина с точностью и надёжностью напольных шварцвальдских часов, и просто непонятно, как всеведущие гестаповцы ухитрились проворонить заговор фон Штауффенберга…

Но это уже совсем другое дело… Идеологические шоры, способные ослепить самых что ни на есть работящих и квалифицированных профессионалов. Принципиально одно: Германия имеет исчисляемые долгими десятилетиями традиции создания цифровых компьютеров и информационных систем и применения их для эффективного наблюдения за подданными. Ну а теперь уже поговорим о том, как это соотносится с устоями гражданского общества.

Итак, Федеральная разведывательная служба ФРГ, Bundesnachrichtendienst. Создана в 1956 году и ведёт свою родословную от «Организации Гелена», которую десятью годами раньше основал бывший генерал-майор абвера Рейнхард Гелен, пытаясь утилизировать и монетизировать данные, накопленные им в бытность начальником отдела «Иностранные армии — Восток». Ну кто ещё лучше битых генералов вермахта мог знать Красную Армию, а в начале первой холодной войны на такие знания возник платёжеспособный спрос.

Ну а по мере оформления из Тризонии — союзных зон оккупации, полноценного государства, находящегося под патронажем США, — находящаяся на американском содержании и специализирующаяся на добыче данных по СССР и его клиентеле «Организация Гелена» перешла на иждивение германского налогоплательщика, получила название Bundesnachrichtendienst и оказалась в подчинении Ведомства федерльного канцера Германии. Возглавил её тот же проверенный на службе и Гитлеру, и заокеанской демократии Рейнхард Гелен, возглавлявший «контору» до 1968 года.

Комплекс зданий на берлинской Фридрихштрассе, куда должна перебраться из баварского Пуллаха Федеральная разведслужба.
Комплекс зданий на берлинской Фридрихштрассе, куда должна перебраться из баварского Пуллаха Федеральная разведслужба.

Сегодня BND насчитывает 7 000 сотрудников, две тысячи из которых заняты непосредственно добычей разведданных; трудятся они кто в штаб-квартире в Пуллахе, а кто и в трёхстах офисах по всему миру. Бюджет организации в 2009 году составлял €460 млн. Ну а сейчас идёт речь о выделении к 2020 году ещё трёхсот миллионов, которые и должен предоставить Бундестаг в ближайшие дни. Обратим внимание на порядок сумм: то, что предполагается истратить на новую информационную систему, обойдётся в деньги, сопоставимые с годичным бюджетом небедной госструктуры в целом. Такова роль ИТ в развитых государствах!

Собственно новый кибертихушный проект назван «Анализом потоковых данных в режиме реального времени» и осуществляется в рамках «Стратегической технологической инициативы». Уже в этом году она позволит БНД взять под пристальное наблюдение блоги, форумы и порталы, такие как Flickr, Facebook и Twitter. Считается, что именно их пристальный мониторинг даёт наиболее полное и точное представление о ситуации за рубежом.

Методические основы такой работы разработаны в Германии давно. Скажем, в ходе выполнявшегося Университетом бундесвера в Мюнхене исследовательского проекта «Автоматизированное обозрение интернет-контента». Планируется установить современное оборудование сбора метаданных и новейшие системы биоидентификации. И то, что действия БНД находятся под пристальным вниманием защищающего личную жизнь и приватность Верховного суда в Карлсруэ, ничуть такому техническому перевооружению не помешает.

То есть в очередной раз мы убеждаемся в правоте старого Бисмарка: намерения — ничто, возможности — всё. Какие бы традиции ни имело гражданское общество, как только появятся возможности побаловаться кибертихушничеством, ими не пренебрегут. Конечно, сначала чисто для зарубежной слежки. Но потом опять выяснится, что Внешняя разведка вкупе с АНБ следит за гражданами Германии… Нет, пока вольности возможны, и верный заветам Либкнехта и традициям интербригад бывший офицер 40-го парашютного полка ГДР может с камрадами поехать в провозглашённые народные республики Новороссии, защищать их от силовиков избранного президентом шоколатье, но бундесбюргеров берут под все более и более плотные колпаки наследники — пусть и не гестапо-Мюллера, но абвер-Канариса…