Где-то в начале «нулевых» годов с американского рынка ИТ-занятости начали приходить чрезвычайно интересные и необычные вести. Возник очень и очень платёжеспособный спрос в такой подотрасли, как искусственный интеллект. И эмигранту-специалисту за месяц (как у нас по привычке масштабируют получку) стали платить больше, чем за год в местном университете (тогда бытовала присказка, что кафедра математики в США — это место, где русские учат китайцев). Ну а теперь становится понятным, какой практический интерес стоял за этим…

Когда-то давно, чуть меньше трёх тысячелетий назад, скудная почва Эллады породила удивительный и уникальный феномен — полисную жизнь, совместное бытие граждан, являющихся собственниками земельных участков, но основную часть жизни проводящих за стенами города. Оставаться владельцами своих угодий, и индивидуальных, и общих, позволяла такая штука, как фаланга. Строй тяжеловооружённых воинов-граждан, пришедших на смену своевольных богатырям и колесницам героической, гомеровской эпохи.

И по мере того, как формировалась эта военная сила, отодвигались — хоть и никогда полностью не исчезали, лишь одевались, как скелет плотью, — архаичные, племенные и родовые формы организации общества. И править обществом начало народное собрание, предполагающее диалог граждан между собой. Если хитроумный Одиссей без лишних мудрствований бил жезлом пререкающегося с командирами Терсита (Θερσίτης — по-гречески «дерзкий»), то тут такая мера дисциплинарного воздействия была недопустима.

С гражданами, с копьеносным народом (который отнюдь не δήμος, а не вошедший в нынешний политический новояз λαός) надлежало разговаривать. Надлежало убеждать их — слишком дорого обходился всем перебежчик, вроде Эфиальта, или трус — даже при установленных народными движениями тираниях, даже при порождённых денежными мешками олигархиях. Нужно было выстраивать цепочки доводов, в которых мясо ораторского искусства облегало заданный логикой скелет.

И именно это порождённое практической необходимостью искусство рассуждений и породило две, казалось бы, абсолютно абстрактные и сугубо теоретические вещи, тысячелетия спустя сделавшие возможным существование многотриллионной отрасли информационных технологий. Вещи тесно связанные — математика Пифагора и Евклида и логика Аристотеля. Именно они лежат в основе современной информационной цивилизации. И именно они представляют главную ценность западной, иудео-христианской цивилизации.

И вот теперь настал новый этап развития человечества: спираль технологий совершила «большой виток», когда-то практическая необходимость породила любомудрие, из которого вырастали логика, математика, астрономия, физика, оттачивающие человеческий разум и дарующие ему телесную мощь. Ну а сегодня практические же нужды порождают необходимость в создании рукотворного разума. И поскольку вторая холодная пока не разгорелась во всю мощь, то нужды эти проистекают из деловой жизни. Из такой повсеместно и постоянно используемой вещи, как поисковые системы.

Правит бал на этом осыпанном золотом секторе экономики Google. Отечественный «Яндекс» местночтим, лидирует он лишь в нашем киберпространстве (интересно, как украинские события повлияют на его рыночную долю в этой стране). А вот национальный китайский поисковик Baidu «местночтимым» и не назовёшь: не подходит это слово к тому, кто доминирует на гигантском рынке (знакомые синологи все же полагают, что там около полутора миллиардов населения, включая «незаконных» детей).

И «экстенсивно», количественно рынок этот уже освоен. Некуда расти, второго Китая на планете нет. Теперь практическая деятельность поисковой системы Поднебесной требует роста интенсивного, повышения качества поиска, гибкости в работе с пользователем (да и рекламодателем). И вот тут-то и потребовались возможности искусственного интеллекта — открытие неочевидных, не запрограммированных изначально закономерностей, паттернов обработки. Возможность общения с пользователем на естественном языке.

Последнее будет и наиболее очевидным для потребителя, и кардинально важным — ведь conditio sine qua non для искусственного интеллекта есть прохождение теста Тьюринга, общения с человеком так, чтобы он и догадаться не мог, что говорит с… И в этой отрасли Китай отстаёт от США, своего главного конкурента. Преодолеть это отставание Поднебесная намерена, пригласив на работу в Baidu ключевого специалиста из Google — стэнфордского профессора Эндрю Ына (Andrew Ng). Профессор Ын специализировался в той области, которая называется deep learning.

Разработки Эндрю Ына также сыграли базовую роль в организации компании сетевого обучения Coursera. Ну а теперь ему предстоит вывести на принципиально новый уровень китайские разработки в области поисковых нейросетей. Впрочем, и прежние, собственно китайские работы, выполненные с 2012 года в Пекинской лаборатории глубокого обучения (ею руководит Кай Юй / Kai Yu), весьма впечатляющи и используются поисковиком для таргетирования рекламы.

Похоже профессору Ыну предстоит сыграть для китайских ИскИнов такую же роль, какую в ракетной программе Поднебесной сыграл Цянь Сюэсэнь…
Похоже профессору Ыну предстоит сыграть для китайских ИскИнов такую же роль, какую в ракетной программе Поднебесной сыграл Цянь Сюэсэнь…

Ну а теперь к своей лаборатории в Пекине Baidu добавляет и лабораторию в Саннивейле (Калифорния), где и будет трудиться Эндрю Ын. Объявлен бюджет лаборатории на ближайшие пять лет. Он составит $300 млн. Вкладывая эти деньги, руководство китайского поисковика надеются внедрить в свои исследования фундаментальные принципы, к которым пришли к середине второго десятилетия двадцать первого века калифорнийские исследователи, и перенести их на почву Поднебесной.

Ключевым направлением, скорее всего, окажется программное обучение, способное развиваться без участия человека. Именно в этой области и ожидаются наибольшие прорывы, которые, скажем, смогут резко повысить точность работы знаменитого cat detector и резко же сократить потребляемые им аппаратные ресурсы. А практические применения этого не заставят себя ждать: грядёт эра автомобилей-роботов, Индустриализация 2.0 с её робототехникой и индивидуализированным производством. И нынешняя Мастерская мира — Китай — конкурентоспособность терять не хочет.

Размещение критически важной для будущего китайского национального поисковика в Калифорнии абсолютно понятно. Именно здесь сейчас сосредоточены уникальные кадры данной специализации. Именно здесь их можно нанять (да, за очень большие деньги; вернитесь к началу колонки), экономя самый драгоценный и незаменимый ресурс — время разработки. Все заслуги опоздавших на рынок никому не интересны…

В прошлом такой подход не раз выручал Китай, позволив обзавестись ядерным оружием и второй артиллерией — ракетными войсками. Не надо считать советских вождей прошлого простаками. Щедро поставляя китайскому союзнику технологии обычных вооружений, ключевые компоненты они сохраняли у себя. Но Поднебесная на роль «младшего брата» не годится… Переманив из США нескольких китайских учёных, она создала ракетные и ядерные отрасли у себя.

Ну а теперь настала эра борьбы интеллектов. Причём искусственных… И Китай намерен потягаться здесь с доминированием янки. Получится ли это — покажет лишь будущее, но эти направления вложения денег кажется куда более продуктивными, чем приглашение спортсменов с тренерами и вышедших из употребления в первом мире звёзд шоу-бизнеса…