Меня посчитали. Выиграв полуфинал 4th Webchess Open Tournament международной федерации заочных шахмат (ICCF), я получил наконец международный рейтинг. Не очень большой, но и не совсем уж маленький — 2 313, что для любителя недурно. Пороговый уровень международного мастера. Само звание, ясное дело, нужно ещё заслужить, но что мне звания, справки, корочки, ведь главное — чувство мастерства. Того самого, которое не пропьёшь, если пьёшь нарзан.

Но я не зазнаюсь. Поскольку понимаю: современные шахматы, особенно шахматы по переписке, есть искусство оперирования шахматными программами, а доля участия белкового игрока в собственно игре с каждым годом падает. Уже не бегун соревнуется с бегуном и не гонщик-стритрейсер с гонщиком. Автомобиль — это железо, компьютер. Гонщик — шахматная программа. А шахматист-заочник — в роли руководителя. Иногда его участие ограничивается заявкой на турнир и оплатой взноса. Иногда же он даёт ценные указания: «Ну-ка, братец, попробуй обойти соперника на повороте». Или рекомендует маршрут. Иногда принимает решения: прямо ли пойти, свернуть влево или вправо. Или же просто подбадривает: «Давай-давай, работай, терпи!» Но главное — человек распределяет ресурсы, которых всегда не хватает. Два ядра отдать на подсчёты, четыре, все восемь. Час на ход, три часа, сутки. По лучшей линии считать или по пяти лучшим. В общем, совсем как квалифицированный чиновник Министерства спорта. Есть победа — и он надувается от гордости: мол, это моя, моя заслуга, спортсмены лишь выполняли мои указания. А если неудача — во всём виноваты спортсмены, применительно к заочным шахматам — слабое железо и слабая программа. Или недостаточное финансирование, погодные условия, козни соперников и мировой закулисы.

Амбициозные игроки разгоняют процессор, творческие — меняют настройки программы. Как это делается, видно на старом добром Chessmaster. Для состязаний с новейшими программами последних лет он не годится, зато наглядность управления налицо.

Ш_1

Можно выбрать игрока из уже существующего набора персонажей, а можно и самому создать е-гроссмейстера, на свой вкус и под конкретную позицию, играющего в атакующем стиле, либо мудрого оборонца, либо… либо…

ш_2

Возможности безграничны, варианты бесчисленны. И запросто, без долгих согласований места и времени обеспечения гонораров, прочих организационных хлопот и трат, увидеть за шахматным столиком е-двойников Ананда и Крамника. Или, что уж вовсе невозможно в аналоговой реальности, кумиров разных времён — Чигорина и Каспарова. И наслаждаться игрой. Разумеется, полное сходство вряд ли достижимо, но существует ли оно вообще, полное сходство? Ананд год назад играл немного иначе, чем три года назад. Как и любой человек. Но если проверить е-гроссмейстером а-гроссмейстера (а = аналоговый), процент совпавших ходов будет на удивление высоким. То есть я здесь и сейчас могу быть не только свидетелем, но и соавтором шахматного творчествам высочайшего уровня.

Как я не раз писал, шахматы — удобная модель воплощения и изучения е-творческих процессов, тем и интересны (помимо, понятно, игроцкого азарта). И в шахматах, особенно в заочных шахматах (хотя и в очных тоже), доля машины в творческом процессе побольше доли иного белкового мастера, а уж перворазрядника — почти всегда. Или это не творчество? Ходы новые, чего же боле?

Но скоро ли е-творчество проникнет в мир литературы? Иной читатель, пожалуй, скажет, что — уже. Что бесконечные фэнтезийные сериалы про волшебников и принцесс, про попаданцев и царей (генеральных секретарей), про боевых роботов и домохозяек-сыщиков на самом деле генерирует редакционный компьютер, и совсем не обязательно, что это петафлопсный монстр. Иногда мнится, что довольно и 286-го процессора. Но — нет, неправда. Пишут белковые существа. Пока. Проснутся однажды, почувствуют, что из них полилась поэзия вперемешку с прозой (правда-правда, один автор так и писал в сопроводиловке к роману: мол, проснулся и почувствовал — полилось!), только пальцы бы успевали за потоком слов. Но это пока. Лет через двадцать или через сорок всякий сможет поселить е-писателя в собственном компьютере. Или в облаках. Захочет — пропишет е-Достоевского или е-Пушкина, а захочет — смоделирует нового инженера человеческих душ. Сейчас книги печатают по требованию, а будут по требованию писать. Нет, их и сегодня по требованию пишут тоже, но за это нужно хоть сколько-нибудь заплатить, а в будущем книга обойдётся по цене электроэнергии. Поскольку программы, очень может быть, будут бесплатными — как бесплатна шахматная программа Stockfish, одна из сильнейших на этот час.

То ж и с музыкой, и с графикой, и с кинематографом. Всяк будет сам себе и сценаристом, и режиссёром, и оператором, и всеми актёрами сразу. Черновую работу будут делать программы, но регалии и звания получать — люди. То есть руководители.

Но возникает мысль отчасти и крамольная: а что если и руководителей того… перевести в е-форму? С учётом всеобщего избирательного права? Ведь как бывает сплошь и рядом: человек двадцать с лишним лет голосует, а всё впустую: большинство выбирает и другого президента, и другую партию. Обидно. Хоть на выборы не ходи. А если — как в Chessmaster’е — сделать, но применительно к главе государства? Голосовать не за человека (что мы знаем о конкретном кандидате? Да ничего не знаем!), а за качества. Нет, конечно, человека тоже придётся оставить — на случай непредвиденный, однако в обычном режиме человек царствует. Но не правит.

И, в зависимости от результатов голосования, проводить настройку е-лидера (или е-комиссара?) в пределах от минус 100 до плюс 100 по основным параметрам внешней и внутренней политики. Милитаризм — +5, протекционизм — -23, монетаризм — -11, непотизм — +50… В общем, как проголосуете, то и получите.

Ясно, что государством управлять — не в шахматы играть. Ставки другие. Потому для пробы сначала стоит выбрать два схожих уезда из тех, которые и без того обречены; в одном пусть поруководит аналоговый глава, в другом — электронный. И посмотреть, как оно выйдет. Сравнить результаты. В шахматах путь от смелых идей до аппаратно-программного гроссмейстера занял около полувека. Если то же будет и с электронным правительством, остаётся лишь вспоминать строки Некрасова о прекрасной поре.