Переход к приготовлению пищи был одним из важнейших этапов на пути превращения одного из приматов в человека, первейшей из энергетических революций, причём самой важной — направленной на обеспечение большим количеством энергии и «строительного материала» именно самих людей. Нет, конечно, и топтыгин «готовит» пищу, прикапывая «до тухлятинки» зазевавшегося геолога — но человек это делает массово и целенаправленно, с использованием сначала огня, а потом и кухонной утвари. Однако теперь «умные» машины готовы революционным образом изменить и этот процесс!

На удивление всему миру, инициатором перемен в данном случае выступают испанцы. Впрочем, Испания когда-то была универсальной империей, над всемирными владениями которой никогда не заходило солнце, а самые большие корабли времён Наполеоновских войн принадлежали именно Испании, строясь, правда, на верфях Гаваны. Да и испанская кухня — талас и хамон, паэлья и олья подрида — достаточно известна в мире современном, привлекая вместе со средиземноморскими пляжами туристов.

Ну а барселонская фирма Natural Machines решила сэкономить время, расходуемое на приготовление пищи. Причём привлечь для этого самые современные цифровые технологии, используемые в рамках ставшего ныне очень популярным тренда на кастомизацию продукции. То есть речь идёт о возможности получения непосредственно у потребителя именно той продукции, которая нужна именно ему. В данном случае именно того блюда, которое хотелось бы съесть: кулинарные предпочтения человечества изрядно продвинулись с времён, когда пралюди поджаривали на углях куски мяса…

Этот прибор привнесёт на кухни тенденции постиндустриального общества.
Этот прибор привнесёт на кухни тенденции постиндустриального общества.

Причём обратим внимание: речь идёт именно о кастомизации. В этом отличие от технологий индустриальной эпохи. Вспомним былого лидера кухонной техники — СВЧ-печку. Тут для приготовления или разогрева пищи использовался новый физический принцип, нагрев при помощи микроволнового излучения, позволяющий быстро и равномерно прогреть всю массу приготовляемого продукта. Но это — СВЧ-печка, применяемая как отдельный элемент.

Но в современном мире она элемент системы. Заботливая хозяйка покупает в магазине пенопластовое корытце, где под полиэтиленовой плёнкой покоятся пельмени, не только сделанные фабричным способом, но и сваренные и обжаренные на предприятии пищевой промышленности. До потребителя их — годными к потреблению — доставляет глубокая заморозка, а приготовление обеда сводится к разогреву в СВЧ-печке.

Это можно рассматривать как апофеоз промышленных технологий индустриального века — заводское приготовление продовольственных товаров, их упаковка и глубокая заморозка по всему циклу хранения, перевозки и дистрибуции. Домашний холодильник с его морозильной камерой и домашняя СВЧ-печь являются лишь терминальными устройствами пищевой индустрии. Еда, полученная таким образом, хоть и поедается на дому или в мелком кафе, но является сугубо заводской, однородной промышленной продукцией.

Конечно, это не относится к тем блюдам, что в микроволновкео готовятся: тут это печь, просто более удобная. И мультиварки — тоже просто печи, освобождающие внимание человека за счёт того, что в них введён контур обратной связи по весу приготовляемого продукта, классический элемент кибернетики, зари «умных» машин. В некоторых моделях микроволновок был и паровой датчик, позволявший очень точно определять время варки риса. Впрочем рис для суши (суси?) лучше готовить в мультиварке…

А вот хлебопечка (бумажная «Компьютерра» когда-то, давным-давно, рассказывала про эти только входившие в обиход устройства) является прекрасным примером постиндустриальных технологий с их кастомизацией. Хлеб печётся именно у потребителя. Печётся так, чтобы был именно горячим к завтраку. Испечённым именно так, как кто любит — кто с оливками и оливковым маслом, кто с кунжутом и кунжутным маслом, кто с маслом горчичным… То есть очень простое устройство, освобождая от забот хозяйку, может предоставить свежий хлеб (и как раз тот, который любят в семье), реализует постиндустриальный тренд.

Ну а теперь на рынок должен поступить пищевой объёмный принтер Foodini от вышеупомянутой Natural Machines. Это устройство будет способно приготовить нужное и абсолютно индивидуальное блюдо прямо на кухне у потребителя. «Напечатать» его — точно так же, как печатается деталька из пластмассы. Впрочем, сахаром 3D-принтеры умеют печатать довольно давно: предприимчивые кондитеры используют их для украшения свадебных и юбилейных тортов…

Точно так же кулинары былых времён выдавливали крем из кулёчков пергаментной бумаги.
Точно так же кулинары былых времён выдавливали крем из кулёчков пергаментной бумаги.

А вообще, если смотреть на технологии в их развитии, мы увидим тут замыкание витка гегельянско-диалектической спирали. Найдите самую старую кулинарную книжку, какую сможете, и загляните в кондитерский отдел. Что вы там увидите? Правильно, непременные советы по украшению тортов и пирожных путём выдавливания крема из кулёчка, свёрнутого из пергаментной бумаги. (Наверное, в Древнем Риме, готовясь к воспетому Петронием пиру Тримальхиона, рабы-кондитеры точно так же выдавливали крем из кулёчков пергамента натурального…)

Ну а теперь спросим себя: а в чем разница между этими самыми кулёчками и головками 3D-принтера? Разница в смысле того технологического процесса, для которого или кулёчек, или головка служат технологическим оборудованием. А ни в чём. Совсем ни в чём! Другое дело, что головка принтера может формировать струю выдавливаемого продукта практически любой нужной толщины с практически любой нужной точностью. Без участия человека, будучи способной совершить немыслимое количество движений.

И вот такой объёмный принтер Foodini (название смахивает на итальянское, но Испания владела Апеннинским «сапогом» довольно долго) будет формировать блюда прямо на кухне. Хочешь — из теста, хочешь — из фарша, хочешь — из шоколада. Прямо-таки слышится возмущённый вопль: синтетика! Абсолютно необязательно. Чем отличается фарш, подаваемый из форсунки головки 3D-принтера, от того, что идёт из форсунок промышленного оборудования в колбасно-сосисочную оболочку? А ничем… Дело в том, что пошло в сам фарш — натуральные продукты или суррогаты, а способ формования значения не имеет.

Такую пиццу умеет готовить Foodini — конечно, с помощью духовки…
Такую пиццу умеет готовить Foodini — конечно, с помощью духовки…

А вот время и силы, расходуемые на процесс непосредственного приготовления пищи, Foodini способен сэкономить существенно. Посмотрите, как бойко и мастеровито он справляется с пиццей (все же не зря в названии есть нечто итальянское). Устройство, как мы видим, вполне компактно. Цена для кухонного оборудования не такая маленькая — 1 000 евро, — но и недоступной её не назовёшь. Да и такого рода устройства довольно быстро дешевеют, по мере налаживания массового производства.

Конечно, надо понимать, что как вся постиндустриальная эра стоит на прочном промышленном фундаменте, так и объёмные принтеры еды Foodini будут нуждаться в поддерживающей их пищевой промышленности. Последняя должна будет поставлять то, чем станут заправляться картриджи пищевого принтера. Понадобится и дистрибуция этих продуктов — с сопряжёнными холодильниками и машинами-рефрижераторами. Так что это не скатерть-самобранка, не атомарный ассемблер. Но — очередной прибор, порождённый Индустриализацией 2.0, способный производить и галисийский пирог эмпанаду, и нашу кулебяку…