В минувшую пятницу, 21 марта 2014 года, аккурат в день весеннего равноденствия, кризис на Украине дотянулся и до российского Нечерноземья. Выразилось это в мощном дамском контральто, густо заполнившем объём гипермаркета: обладательница узрела знакомого и спешила разжиться у него рублёвой наличностью. Менее счастливые дамы грустно выкладывали товар из корзинок: эмитированные местным банком кредитные карты перестали обслуживаться из-за санкций, оставив обладателей без возможности оплатить покупки. Давайте же разберёмся с этой историей — чем она опасна и чем может быть полезна.

Прежде всего — о сути происходившего. Виной всему санкции США против нескольких российских банков, в ходе реализации которых платёжные системы Visa и MasterCard перестали оказывать услуги клиентам этих банков. «Под раздачу» попали и клиенты тех финансовых учреждений, для кого «отключённые» банки являются расчётными центрами… В принципе, ничего совсем страшного не произошло: в «родных» банкоматах карты исправно обналичивали, но другое дело, что в пятничный вечер часть из них оказалась «заперта» в офисах, а в других кончился запас банкнот… Такое вот поигрывание финансово-информационными мускулами.

Не такое уж опасное — тем более что в понедельник карты снова работают исправно, — но чётко и однозначно обозначившее и намерения, и возможности. Вполне однозначные намерения и очень большие возможности… Которые недооценивают даже многие читатели «Компьютерры» — с одной стороны, понимающие, что мощь США зиждется на их финансовой системе, но называющие доллары «резанной зелёной бумагой». Так что начнём разговор именно с этого…

Прежде всего признаем, что финансовая система — куда более мощное оружие США, чем «минитмены» в шахтах, «трайденты» на субмаринах и «томагавки» под доживающими свой век «стратофортресс»… Да, в основе этой системы давно не лежит золото: избавление от него самих американцев проделал Приказ 6102 (Executive Order 6102) изданный 5 апреля 1933 года и сыгравший в генезисе Второй мировой вряд ли меньшую роль, чем известный фейерверк в германском парламенте…

Булгаковское «Сдавайте валюту» практиковалось не в одном СССР — только у янки отнимали лишь настоящую валюту, золото, ну а советским гражданам запрещали употреблять и квазивалюту, доллары…
Булгаковское «Сдавайте валюту» практиковалось не в одном СССР — только у янки отнимали лишь настоящую валюту, золото, ну а советским гражданам запрещали употреблять и квазивалюту, доллары.

Тем не менее давным-давно не обмениваемые на золото и в международных межгосударственных платежах доллары являются основой международной финансовой системы. Углеводороды — роль экспорта которых для нашей экономики чрезвычайно велика — торгуются за доллары, то есть мерой стоимости для них является «зелёная бумага». И главными мировыми деньгами является именно доллар, а отнюдь не евро и не юань. И роль доллара как средства обращения весьма высока, хотя в значительно мере исполняется уже не бумажками, а электронными деньгами, одной из разновидностей которых являются дебитные и кредитные карты.

Последние в значительной степени завязаны на контролируемые американцами платёжные системы, такие как Visa и MasterCard. И это предоставляет правительству США уникальную возможность — контролировать процесс денежного обращения, даже если связанные с карточками счета номинированы в национальных валютах, в данном случае в российских рублях. Мелочи? А вот никакие не мелочи! Это всё более чем серьёзно. Деньги — это кровь экономики. А возможность нарушить их обращение — это возможность если не разорвать артерию, то мягонько передавить её; разница для жертвы в том, что убивающий не забрызгается кровью…

Кстати, в день 9/11 в Москве было невозможно поменять доллары на рубли: атака смертников на башни-близнецы парализовала долларовое обращение; поменять «зелень» на рубли было невозможно, все обменники разом закрылись… Ну а теперь янки поставили в такое положение тех россиян, которые имели невезение иметь «зарплатные карты» попавших под санкции банков. И возникает вопрос: а стоит ли терпеть такое безобразие и впредь, за свои же деньги, выплачиваемые владельцам платёжной системы в виде расходов на транзакции, от которых часть отчиняет себе Казначейство США, объявляющее санкции?

Ясно, что нет… А каков же выход? Не возвращать же в каждый офис и в каждый цех кассиров, не увеличивать же в разы число полосатых инкассационных броневичков… Это будет шагом назад, недопустимым в эпоху высоких технологий и повышающим издержки денежного обращения — эквивалентом забитого чем-то там нехорошим кровеносного сосуда; такое ни для организма, ни для экономики хорошо не кончается! Поэтому единственный возможный ответ России — именно России, всего делового сообщества и общества в целом — должен быть один. Создание национальной платёжной системы!

Почему это дело всего общества? Да потому что при параличе финансовой системы мало не покажется никому — точно так же, как ни один орган организма не выигрывает при всяких там инфарктах-инсультах… Мелкий бизнес надеется обойтись «чёрным налом»? Не обойдётесь, дорогие друзья, национальный криминал моратория на ограбление «чёрных кассиров» принимать не собирается. Слишком уж приличные суммы нынче бродят даже у тех, кто трудится по «упрощёнке», а то и по «вменёнке»…

И вот забавно, что даже отечественная законодательная власть, которую обычно приято ругать, сделала всё как надо. Почти три года назад опубликован Федеральный закон Российской Федерации от 27 июня 2011 г. № 161-ФЗ «О национальной платёжной системе». Возможно, специалисты и найдут в нём недостатки, но при беглом прочтении он кажется ничем не уступающим регулирующим актам других развитых стран. Так что самое важное для такой деликатной сферы, как денежное обращение, — юридическое обеспечение — уже есть.

Правда, тот закон писался в совсем иных внешнеполитических условиях. О второй холодной войне речи ещё не было, и пункт об обязательном размещении процессинговых центров на территории России в него не включили. Это позволило владельцам платёжных систем сэкономить от $30 до $50 млн на локализации расчётов, в результате чего из 200 миллионов эмитированных в России пластиковых банковских карт на Visa и MasterСard приходится примерно 95%. Неплохой бизнес, не правда ли?

Даже маленькая Белоруссия озаботилась как национальной платёжной системой, так и продвижением её в массы в доходчивой и симпатичной форме.
Даже маленькая Белоруссия озаботилась как национальной платёжной системой, так и продвижением её в массы в доходчивой и симпатичной форме.

Но — не дающий права создавать неудобства доверившим платёжной системе проведение своих операций денежного обращения. Даже если обязанность приостановить платежи и налагается на Visa International Service Association законодательством США. Ну не отдаёт никто ключи от квартиры и домашнего сейфа соседу… Поэтому то переход на китайскую платёжную систему unionPay альтернативой и не является, несмотря на сугубо доброжелательные к России заявления агентства Синьхуа. Платёжную систему надлежит иметь свою, смогла же сделать это маленькая Белоруссия, в которой свыше половины населения пользуется национальной «БЕЛКАРТ».

Причём дело это может быть в высшей степени рентабельным для отечественного финансового сектора и — косвенно — для отечественного ИТ-бизнеса. Депутат Госдумы прошлого созыва Алексей Багаряков, дальновидно продвигавший идею национальной платёжной системы три года назад, считал, что российские пользователи платят американским платёжным системам около 120 млрд рублей в год за использование их платёжных карт. А за 9 месяцев прошлого года российские картодержатели совершили «карточных» операций на 7,1 трлн рублей; если 85–90% приходится на американские системы, то при комиссии в 1,4–1,5% речь идёт о 80–90 млрд рублей за три квартала.

Очень интересно, что заботу о создании национальной платёжной системы — кровеносной системы отечественного бизнеса — проявлял член фракции КПРФ в ГД ФС РФ Алексей Багаряков…
Очень интересно, что заботу о создании национальной платёжной системы — кровеносной системы отечественного бизнеса — проявлял член фракции КПРФ в ГД ФС РФ Алексей Багаряков…

Отечественному бизнесу (в смысле — российским финансистам) явно стоит вложиться (в смысле — заплатить нашему ИТ-бизнесу за создание процессинговых центров, перепрограммирование оборудования, всяких там банкоматов и платёжных систем) в развёртывание национальной платёжной системы. Перефразируя и усиливая известную сентенцию о том, что не желающий кормить свою армию будет кормить чужую, скажем, что не имеющей своей платёжной системы подобен тому, кто способен жить лишь на аппарате искусственного кровообращения, будучи к нему привязан намертво…