Когда смотришь внешнеполитическую жизнь изредка, с большой скважностью, то произошедшие менее чем за месяц перемены производят поразительное впечатление. Кажется, что в мир — глобализованный, связанный воедино технологическими процессами и торговыми связями — вернулась прочно забытая риторика времён идеологического противостояния холодной войны. И один из методов криптовойны предлагает такой известный финансово-экономический журнал, как Forbes…

Напомним читателям, что рождение Forbes относится к 1917 году. Именно тогда — в год вступления США в мировую войну, тогда ещё Первую, памятный нам парой революций — основал его Берти Чарлз Форбс. И все последующие годы журнал этот эффективно служил большому бизнесу, сначала американскому, а потом глобальному, одновременно будучи и инструментом капиталиста, и его иконой; первый список тридцати богатейших американцев Forbes опубликовал ещё в 1918 году.

И естественно, что такое знаковое событие, как изменение европейских границ на фоне острого политического кризиса на Украине, не могло остаться в не поля зрения крупнейшего финансово-экономического журнала. И отнёсся Forbes к этой теме очень серьёзно и добросовестно. 13 марта 2014 года вышла статья Лорена Томпсона (Loren Thompson) Ukraine Crisis: Six Reasons Why U.S. Use Of Military Forces Is Unthinkable. В ней исполнительный директор исследовательского центра Lexington Institute доходчиво объяснял, почему вооружённые силы США ни при каких обстоятельствах не будут задействованы в украинском кризисе.

Главная из этих причин — наличие у России термоядерного оружия, благодаря которому военное столкновение неизбежно превратится во взаимоистребительный конфликт. Слова Томпсона — «So if you’ve been thinking that Ukraine is one place where America’s military needs to make a stand, think again» — прозвучали холодным душем для тех горячих голов, кто ожидал увидеть на траверсе Севастополя CVN-77 USS George H. W. Bush (о том, что по довоенному договору Монтре авианосцы по черноморским проливам не ходят вообще, взыскующие помощи от «звёзд и полос» не задумывались).

Узреть в водах Понта Эвксинского CVN-77 USS George H. W. Bush уповающим на американскую защиту не суждено…
Узреть в водах Понта Эвксинского CVN-77 USS George H. W. Bush уповающим на американскую защиту не суждено…

Но Америка не находилась бы на вершине планетарной пищевой пирамиды, если бы не умела защищать свои интересы и — в некоторой степени — интересы своих клиентов. И важное место в этой защите отводится прессе, особенно серьёзно-деловой. Forbes оказался в первых рядах идеологических бойцов возобновляющегося, пока ещё информационного, противостояния Восток — Запад. А статья ИТ-предпринимателя Луиса Вудхилла (Louis R. Woodhill) «Putin And Russia Can’t Wreck The U.S. Economy, But President Obama Can Wreck Russia’s» представляет собой блестящую апологетику новой холодной войны. При её чтении вспоминается один эпизод из «Золотого телёнка»:

«— Я восхищен, — сказал профессор, — все строительство, которое я видел в СССР, — грандиозно. Я не сомневаюсь в том, что пятилетка будет выполнена. Я об этом буду писать.

Об этом через полгода он действительно выпустил книгу, в которой на двухстах страницах доказывал, что пятилетка будет выполнена в намеченные сроки и что СССР станет одной из самых мощных индустриальных стран. А на двести первой странице профессор заявил, что именно по этой причине Страну Советов нужно как можно скорее уничтожить, иначе она принесёт естественную гибель капиталистическому обществу. Профессор оказался человеком более деловым, чем болтливый Гейнрих».

Обратим внимание читателей ещё на одну деталь, очень заметную тому, кто учил английский по старинным бумажным словарям. «Wreck» имеет и значение умышленно организованного кораблекрушения; устраивать их путём зажигания фальшивых маяков было старинной забавой британских крестьян. «Wrecker» же обозначало мародёра, грабящего потерпевшие бедствие суда… Так что Вудхилл говорит о том, что Путину и России устроить кораблекрушение Западу невозможно, а вот Обама вполне может заманить Россию на рифы.

Роль подводных камней должна, по мнению Вудхилла, исполнить демография — военный конфликт с Россией, обладающей 8 500 единиц ядерного оружия, невозможен, но именно он-то и делает её «without question our number one geopolitical foe»… И предлагает Вудхилл следующее — нанести удар по демографическому потенциалу нашей страны. Он исходит из того, что 11,5% населения России, 16,4 миллиона человек, составляет молодёжь от 20 до 30 лет. И 10% молодёжи — наиболее образованной и спортивной — надлежит переманить в США, предоставив им green cards и пособия на обустройство в размере 20 килобаксов на рыло…

Привлекая кадры в США, Вудхилл намерен говорить им о примере инноватора-миллиардера Сергея Брина.
Привлекая кадры в США, Вудхилл намерен говорить им о примере инноватора-миллиардера Сергея Брина.

Привлекать молодёжь предполагается специальным сайтом и массированной рекламой в социальных сетях. Считается, что клюнуть на это может до миллиона человек — тогда затраты составят 20 гигабаксов, двадцатую часть капитализации Google и менее стоимости пары авианосцев, 13 миллиардов за строящийся USS Gerald R. Ford. Причём операция может быть весьма выгодной: кража одной головы влетит в $20 тыс., а многие приедут с дипломами, получение которых в МИТ или Калтехе влетит в $200 тыс. Мародёрство — дело выгодное: сведённая-то кобыла завсегда дешевле купленной…

Скажем прямо: Вудхилл, чей девиз — «I apply unconventional logic to economic issues», больное место нашей экономики нащупал мастерски. Его статья вышла 14 марта 2014 года, а неделей спустя публикуется доклад Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП), в котором главной проблемой отечественного бизнеса называется нехватка квалифицированных кадров. Озабоченность этим выражают 44,4% опрошенных предпринимателей, в то время как рост цен и административные барьеры беспокоят 38 и 34,5% соответственно… Так что «выдёргивать» российские кадры — оружие, на первый взгляд, очень эффективное.

И что же ему можно противопоставить? Ну, давайте начнём с того, что меры запретительные — вроде въездных виз и взыскания с получивших высшее образование стоимости такового при выезде из страны — рассматривать даже и не будем. СССР их практиковал — помогли они ему? Вот-вот… А есть в истории ещё более яркий пример: Оливер Кромвель в молодости хотел уехать в колонии, но король Карл внезапно запретил эмиграцию; интересно, вспоминалось ли ему об этом по дороге на эшафот?..

Кромвель не сразу подался в революционеры: он поначалу хотел тихо эмигрировать в колонии и вести там бизнес.
Кромвель не сразу подался в революционеры: он поначалу хотел тихо эмигрировать в колонии и вести там бизнес.

Правильными мерами надлежит считать лишь «методы пряника». Рыба ищет где глубже, а человек — где лучше… И надо сделать так, чтобы в среднем Россия оказывалась более привлекательной для российских же молодых специалистов, чем США. Причём — именно в среднем. Обмен кадрами в современном мире неизбежен, изолироваться в стране с населением в 2% населения планеты значит отрезать себя от современных технологий; у «Компьютерры» хватает читателей и в Америке, да и пиццерия рядом кажется привлекательней при наличии итальянского повара…

И часть молодёжи — особенно с точным и техническим образованием — и без Вудхилла строит свои карьеры с перспективой работы за рубежом. Причём в категориях эмиграции мало кто думает: центры R&D ныне распределены по всему миру, циркуляция кадров неизбежна… Но надо понимать и то, что большинству из тех молодых людей, с кем автор этих строк говорил в последние дни, перспективы переезда не кажутся слишком привлекательными. Прежде всего люди трезво оценивают свои знания и навыки и обоснованно сомневаются в их применимости за рубежом.

Так, медику в США предстоит многолетний и очень затратный труд по подтверждению квалификации. Инженеру лучше — тем более что зарплаты за океаном выше, а квалификационные сертификаты любая работающая у нас крупная бизнес-структура требует столько же и такие же, как заокеанская. Но вот ему-то особая помощь от Вудхилла с его мародёрами и не нужна. Уехать можно и так (по дефицитным специальностям фирмы активно ищут кадры и шустро оформляют H1B и green cards), а проблема обычно в желаниях, семейных обстоятельствах и прочем…

Ну и не так уж много отечественных выпускников имеют образование, сравнимое с МТИ и Калтехом: вспомним плач РСПП по отсутствию кадров даже без всяких мародёрских игр. А у опрошенных автором этих строк предпринимателей проблема другая. Да, административные барьеры у нас выше, зато они умеют их обходить, да и рынок у нас менее конкурентен: нет смысла менять привычное зло на новое (судиться в американских судах уже приходилось много кому даже из российских резидентов). То есть получается, что как бы правдоподобно ни выглядела угроза Вудхилла, неконвенциональная логика в неконвенциональное оружие массового экономического поражения не превращается.

Тем не менее реагировать на неё надо — создавая лучшие условия для бизнеса и специалистов. Плоская шкала налогов — одно из главных достижений России двадцать первого века. Неплохо бы дополнить её и более низкими корпоративными налогами и более низкими административными (трансакционными) издержками: тогда бизнес будет заинтересован в притоке в Россию и сможет сам заплатить кадрам столько, что им окажется выгодно заботиться о повышении квалификации. Фантастика? Да нет, история России! В 1632 году голландец Андрей Виниус поставил в Туле первый металлургический, а потом и оружейный завод. По одной единственной причине: у царя Михаила Фёдоровича ему было выгодно и легко вести дела. А кадры приехали из Голландии сами, и пастора привезли, преемником которого и служит автор этих строк…