Как учил нас бессмертный «Швейк», во времена смут и потрясений надлежит разговаривать исключительно о футболе. Хотя о футболе лучше не разговаривать, а играть в него, хотя бы часок после бани и перед переходом к прочим процедурам… Но вот какое дело – в постиндустриальной информационной экономике футбол (как и другие виды спорта) стал крупнейшей отраслью бизнеса. А «умные» машины, дроны, находят себе применение и в этой сфере.

Вообще-то спорт – занятие, сопутствующее всей человеческой культуре. И в те времена, когда граждане оказываются освобождены от обязательной службы в фалангах да легионах и ускоренно превращаются в население, спортом начинают заниматься не соотечественники-любители вроде повара Корэба из Элиды, а профессионалы, в том числе из иноземцев и отпущенников. Ну и ристалища раздуваются до циклопических размеров, становясь средоточием общественной и хозяйственной жизни.

Это ж не только нынешние политики придают массу внимания организации Олимпиад. Так было всегда: каждый жаждавший политической карьеры в Первом Риме должен был обязательно потратить немалые суммы — или свои, или почерпнутые из денежных сундуков спонсоров — на организацию игр, то бишь соревнований профессиональных спортсменов. («Panem et circensus!») Мошенничество на подрядах при строительстве и содержании цирков было традиционным развлечением италийского бизнеса, а расследования этих лихоимств — прекрасным началом многих политических карьер…

Это мы можем увидеть своими глазами, посетив античные развалины. Об этом рассказывает нам учение музы Клио с окружением всех сопутствующих наук — скажем, археологии. Ну а чтобы что-то интересное раскопать, надо что-то интересное найти. И с двадцатых годов прошлого века одним из традиционно применяющихся для этого методов является аэрофотография. Наблюдение с высоты, при боковом освещении позволяет увидеть то, чего не заметить с земли. (Скажем, фантастически интересно было зрелище Змиевых валов…)

Но вот беда: бюджеты, выделяемые на археологию, весьма скромны. И аренда даже легкомоторного аэроплана для многих исследователей или недоступна вообще, или «съедает» существенную часть бюджета. А нельзя ли исправить ситуацию путём внедрения современных технологий? Ведь нет нужды поднимать в воздух самого археолога: в высях нужна лишь камера. А следовательно, излишен и полноразмерный летательный аппарат, и управляющий им пилот. Можно обойтись чем поменьше — правильно, дроном!

Дрон от Arch Aerial производит впечатление устройства, слепленного на скорую руку, но тем не менее успешно работает на раскопках.
Дрон от Arch Aerial производит впечатление устройства, слепленного на скорую руку, но тем не менее успешно работает на раскопках.

Именно такая идея пришла в голову археологу Райану Бейкеру (Ryan Baker), основавшему в Хьюстоне стартап Arch Aerial для производства дешёвых и простых в эксплуатации воздушных платформ для дистанционной фотосъёмки. Отталкивался Бейкер от известных ему задач аэрофотосъёмки археологических объектов — и довольно быстро добился там успеха. Прошлым раскопочным сезоном его четырёхвинтовые машинки успешно работали сразу в нескольких археологических экспедициях.

Вскоре нашлись и дополнительные применения — скажем, наблюдения за виноградниками… Но потом внимание бизнесмена-инноватора привлёк действительно крупный рынок. Рынок спорта! Дело в том, что нынче даже на стадионах зрители чаще всего смотрят острые моменты на гигантских панелях, отображающих то, что видят камеры. А камеры эти давно уже не являются стационарными. Большие стадионы в США уже немало лет оборудованы кабельными, в смысле катающимися по тросам, камерами системы FlyLine, производимыми фирмой PhotoShip One.

Кабельная камера FlyLine над Олимпийским парком в Солт-Лейк-Сити.
Кабельная камера FlyLine над Олимпийским парком в Солт-Лейк-Сити.

Однако системы эти доступны лишь большим стадионам, патентованной системой «cable cam» оборудовано на лето 2013 года было лишь 33 стадиона. Очень уж дорога и сложна система тросов и поддерживающих их вышек, по которым должны «кататься» камеры. А спорт в США распространён широко: ни один колледж не отказался бы иметь возможность транслировать картинку, снятую в качестве и стиле FlyLine. И вот над такой-то возможностью — услужливо предоставляемой технологией — и задумался Райан Бейкер.

Ведь камеры вполне высокого разрешения нынче весьма малы. Следовательно, нет нужды в мощных тросах, смахивающих на тросы канатных дорог, в поддерживающих их силовых вышках, в значительных расходах на их эксплуатацию. Можно обойтись четвёркой электромоторов и литий-ионным аккумулятором, снабжающим их энергией. Пятнадцать минут, на которые хватает заряда, вполне достаточно для того, чтобы снять с интересных ракурсов наиболее любопытные моменты соревнований.

А рынок спортивных трансляций не чета крохотному сегменту археологических работ. Вот, скажем, нынешние Олимпиады, ставшие очень большим бизнесом: права на телевизионную трансляцию Олимпийских игр Сочи-2014 и Рио-2016 были приобретены ещё летом 2011 года. За обе Олимпиады США заплатили $2 млрд, Италия — $219 млн, Германия — $187 млн, Бразилия — $170 млн, Франция — $124 млн, Корея — $39,5 млн. Всего за продажу прав на трансляцию ближайших Олимпийских игр Международный олимпийский комитет выручил $3,271 млрд. Причём обратите внимание — платят вперёд!

Так что упускать и область спорта высоких достижений, и куда более массовый, но при этом куда более ограниченный в средствах спорт университетско-школьный Райан Бейкер не стал. И вывел свои дроны на этот весьма перспективный и многомиллиардный рынок. Конечно, пока в скромных масштабах, но, как рассказывается, на Олимпиаде в Сочи БПЛА уже работали.

Дрон от Arch Aerial, витая в горных высях, снимает лыжную гонку.
Дрон от Arch Aerial, витая в горных высях, снимает лыжную гонку.

И считается, что использование беспилотников качественно изменит трансляцию спортивных состязаний. Прежде всего — дрон дёшев и доступен. Он может летать в трёх пространственных измерениях, а несопоставимо более дорогая камера FlyLine ограничена лишь одним (прямо-таки «Флатландия» Эбботта вспоминается). Ограниченный запас энергии — ну да, это общая проблема всех мобильных устройств, но дешёвых дронов можно иметь несколько, с запасными комплектами аккумуляторов.

В эксплуатации БПЛА безопасны: пройдёшь через детскую площадку — а там витают в небесах дроны, купленные отцами будто бы для детей… И много труда от папаш, чтобы научиться управлять беспилотниками, не требуется. Так и тут: справиться с пилотированием летучими машинками смогут после минимального обучения и тренер бейсбольной команды, и редактор университетской газеты. Дрон безопасен в силу малости и лёгкости. Так что использование такой технологии вполне перспективно!

И рынок есть — точнее, два рынка, профессионального спорта, вроде игр NFL, и спорта массового. Вероятно, требования этих рынков окажутся изначально различны: владельцев больших арен и прав на трансляцию с них будет интересовать возможность снять такое, чего не снимет FlyLine, не говоря даже о стационарных камерах. Ну а массовой аудитории важнее будет сам факт трансляции «с воздуха»… Причём можно спрогнозировать быстрое проникновение профессиональных приёмов «в массы».

Так что даже профессиональный и массовый спорт нынче служит рынком сбыта и источником средств для финансирования развития «умных» машин! Даже в чисто человеческом и очень древнем занятии теперь не обойтись без дронов!