Ходить по улицам сейчас абсолютно невозможно. Встречные знакомые и даже малознакомые люди говорят исключительно на внешнеполитические темы. Дискуссий оживлённые и эмоциональные, но крайне малоинтересные (хотя у соседей в Калуге ещё круче). Отвлекающие внимание от того действительно важного, что определяет жизнь человечества, по Марксу — от развития производительных сил, а по-нынешнему — от развития технологий. А вот тут-то и происходят перемены, обесценивающие геополитические агенды позапрошлого века.

Что важнее всего для развития технологий? Ну, тут есть несколько вариантов ответа. Для них нужны природная среда и доступ к сырью (такую точку зрения, скажем, обосновывает Джаред Даймонд в «Ружьях, микробах, стали»). Для них нужен должный уровень развития фундаментальной науки. Для них нужен достойный уровень образования. Нужна трудовая этика. Но это всё — только отдельные составляющие. А есть то, что сводит все составляющие воедино. И называется оно кратко — рынок.

Именно рынок определяет всё и всегда. Именно наличие платёжеспособного спроса и служит основанием для развития технологий. Ну, не было в античности спроса на эолипилы — так и не развилась там технология тепловых машин. А вот спрос, и более чем платёжеспособный, на предметы искусства — был. И непревзойдённые образцы дали античная скульптура — хоть метал до нас практически не дошёл — и тамошняя живопись, особенно энкаустика (от греческого ἐγκαυστική — «выжигание»). Спрос — вот главное.

А на какое же изделие ИТ-индустрии нынче максимальный спрос? А это, пожалуй, смартфоны и планшеты. Без них — особенно без умнофонов — нынче и не обойтись. И не упомнить времени, когда Глобальная сеть с её изобилием информации была доступна лишь из офиса и дома… (Правда, оборотная сторона этого — то, что надо периодически отключаться от интернета, ибо объём внимания человека отнюдь не резиновый…) Ну а где же на эти самые смартфоны самый большой и самый массовый спрос?

Так созревает китайский рынок смартфонов.
Так созревает китайский рынок смартфонов.

По инерции думается, что это рынки первого мира — Соединённых Штатов или Европейского союза (это принципиально разные рынки с сильно разнящимися правилами бюрократических игрищ). Однако на самом деле это не так. Крупнейшим на планете в отношении смартфонов является рынок Поднебесной! И объёмы продаж на нём поистине фантастичны. Около миллиарда человек в КНР имеют мобильные телефоны, и к категории смартфонов относится примерно сорок процентов из них. То есть речь идёт о том, что наш великий восточный сосед эксплуатирует четыреста миллионов умнофонов.

Сейчас на рынке КНР ожидается некоторый спад продаж — во всяком случае, именно так считают специалисты консалтинговой фирмы IDC, и в следующем отчётном году продажи возрастут всего лишь на десять процентов. И вот это-то, по мнению старшего аналитика IDC Киранджита Каура (Kiranjeet Kaur), делает рынок континентального Китая похожим на «зрелые», ведущим себя точно так же, как рынок США или ЕС. И вот в связи с этим уже пошли и будут идти дальше интереснейшие процессы!

Прежде всего надо помнить, что КНР — страна с весьма высокой дифференциацией доходов населения. Есть мультимиллиардеры. Есть многочисленный (в абсолютных цифрах) средний класс — именно те аккуратно одетые молодые ребята, которых мы видим в музеях всего мира и которые служат в старой Европе основными покупателями бургундских вин и муранского стекла. А есть и бедная деревня. Есть и географическая разница между зажиточным Юго-Востоком и бедненьким Севером.

И вот это-то сказывается и на рынке мобильной связи. Считается, что все те, кто мог в КНР позволить себе смартфон, уже его купили. (То есть цифра в 400 миллионов умнофонов является ещё и интереснейшим социальным индикатором…) Кстати, сами смартфоны в Китае очень дёшевы: после резкого падения цен на них вполне функциональное устройство можно купить всего лишь за $50. Уж это могли бы позволить себе практически все.

Аналитик Canalys Цзинвэнь Ван.
Аналитик Canalys Цзинвэнь Ван.

Но вот беда: смартфон-то не может функционировать как Ding an sich, «вещь в себе». Он становится смартфоном, лишь будучи подключённым к Сети. А это все ещё очень накладно для большинства китайцев: даже самые дешёвые тарифы на мобильный интернет им не по карману. Во всяком случае, именно так считает Цзинвэнь Ван (Jingwen Wang), аналитик из исследовательской фирмы Canalys.

И вот тут-то мы можем перейти к интересным для нас выводам. Обратим внимание тех из наших читателей, кто непосредственно связан с ИТ-бизнесом, особенно с разработкой программного обеспечения, на то, что рядом с нами возник гигантский рынок. Четыреста миллионов смартфонов — это четыреста миллионов потенциальных покупателей мобильных приложений. И будет этих покупателей ещё больше: как бы ни замедлялась нынче экономика Китая, её замедлившимся темпам может завидовать весь остальной мир…

Есть и ещё одна деталь — совершенствование технологий. К хорошему привыкаешь быстро: если вдруг в смартфоне срывается 3G, то потребитель ощущает глубочайший дискомфорт. И китайцы вряд ли будут исключением. В ближайшее время им — той части населения Поднебесной, которая может сегодня себе позволить смартфон, — понадобятся возможности LTE — и так далее… И к этому неизбежно будут прилагаться огромные вычислительные мощности, которые надо загружать.

И вот на этот гигантский рынок хотелось бы обратить внимание наших читателей. Особенно молодых. И особенно склонных к разработке программного обеспечения и к инновационному предпринимательству. Ведь мобильные приложения — это то, что не требует для «вхождения» в рынок многомиллионных инвестиций и дорогостоящего оборудования. Можно обойтись и тем, что практически у каждого читателя «Компьютерры» есть под рукой (главное тут квалификация и настрой на предпринимательский успех).

Этот рынок расположен в стране, отношения с которой не затронуло нынешнее «весеннее обострение». В стране, товарооборот с которой гарантированно не будет уменьшаться, а при нынешнем ходе дел, скорее всего, возрастёт. В стране, по меркам которой уровень квалификации отечественных разработчиков весьма долго будет оставаться высоким — несмотря на исключительные успехи китайского образования!

Но любые достоинства сопряжены и с недостатками. Китай — отдельная и древнейшая цивилизация, успешно сохраняющая свою самобытность. «Западный варвар» может добиться успеха на её рынке, но только если отнесётся с уважением к её традициям, осознает, что действительно нужно её народу. (Кстати, знакомый предприниматель когда-то успешно торговал там металлическими модельками советской военной техники времён Великой Отечественной, так что продаваемый продукт может быть вполне неожиданным…)

Повторим: рядом с нами возник огромный и очень перспективный рынок, на который может выйти даже мелкий предприниматель, а то и вообще индивидуальный инноватор. (Языковой барьер — это серьёзно, но ведь иероглифическая ориентация Китая может помочь там сбыту продуктов с чисто графическим интерфейсом…) И зависит всё от того, окажется ли у наших людей в бизнесе столько энергии, сколько они проявляют в политических спорах…