Для Суоми Nokia была больше, чем высокотехнологическая компания. В 2000-м она давала до 4% ВВП Финляндии и до 21% налоговых поступлений от корпораций Страны озёр (примерно такова была максимальная доля поступлений в бюджет РФ от «Газпрома», достигнутая на исходе руководства этой корпорацией Рэмом Вяхиревым). Капитализация в 2000 году оценивается (для удобства счёта — валюта тогда была другой) в € 300 млрд. Акции в том году шли по цене, эквивалентной €65. Потом было эпическое, достойное строк «Калевалы» падение. Но теперь Nokia начала выбираться из финансовой ямы, причём ориентируясь на новый рынок!

Читателям «Компьютерры» можно не пересказывать грустную историю о том, как финская компания, некогда лидировавшая на рынке смартфонов, утрачивала пальму первенства: об этом мы не раз говорили (см., например: «Мозги и гламур»). Да и о её альянсе с Microsoft также сказано более чем достаточно. И о новой линейке частично-андроидных смартфонов от финского производителя ИТ-пресса уже успела написать всесторонне («This is Nokia X: Android and Windows Phone collide»). Но вот беда: все это не очень интересно, смахивает на попытки войти во вчерашнюю реку.

Так менялась капитализация Nokia с 1995 по 2013 год.
Так менялась капитализация Nokia с 1995 по 2013 год.

Есть известный античный анекдот о соперничестве живописцев Зевксиса и Паррасия. Кисть винограда кисти Зевксиса обманула птиц, кинувшихся её клевать, но нарисованная Паррасием занавеска обманула даже художника Зевксиса, признавшего себя побеждённым… Так вот, обмануть можно все что угодно, кроме денег. Деньги — это самый что ни на есть универсальнейший измеритель: если вам говорят о процветании державы, а валюта её сыпется, то в этих рассказах явно что-то не то… Так вот, взгляните на то, как менялась капитализация Nokia, и вам сразу станет всё ясно.

Даже при помощи могущественной и состоятельной Microsoft вероятность того, что Nokia, производитель телефонов и смартфонов, сумеет вскарабкаться на те заоблачные выси капитализации, которых финский телекоммуникационный гигант достигал на рубеже веков, предельно низка. Во всяком случае — если он будет ориентироваться на прежний рынок. Да, конструктивы смартфонов Nokia по-прежнему превосходны; поскрипывают некоторые в руке, но если сожмёт задумчиво их человек, который в качестве карманного фонарика предпочитает устройство на шести батарейках D, прекрасное средство от неплановой вязки, если суку попросят выгулять…

Да и «младшие» модели простых телефонов добротны и функциональны, вполне годятся для детей и пожилых родственников. Но беда в том, что рынок-то поделён уже. Смартфонов продаётся в штуках и деньгах больше, чем просто телефонов. А тут уже играет привычка к операционной системе. Привыкшим к Android вряд ли приглянется её «промежуточная» версия, которой может похвастаться линейка Nokia X. Ну а поклонники iOS привержены своей любимой системе не хуже адептов тех или иных деноминаций, готовых биться за свои святыни с дубинами и «коктейлем Молотова»…

Нет, конечно, кого-то привлечёт оригинальный дизайн, и на кого-то повлияет «лояльность производителю». И Windows Phone показалась удобной достаточно многим. Но рынок-то человеческих смартфонов уже по большому счету поделён. Примерно так, как век назад были поделены африканские и азиатские земли на предмет колониальных завоеваний… Но время-то нынче другое, и проблемы, ради которых раньше затеивались мировые войны, нынче решаются открытием и освоением новых рынков. Куда более ёмких, чем прошлые…

И вот о переходе (точнее, приходе) на такой рынок и говорит Генри Тирри (Henry Tirri), занимающий в фирме Nokia посты исполнительного вице-президента и CTO. И рынок этот — «интернет вещей». Он более ёмок в перспективе, чем рынок «людской», — ведь подключённых устройств уже в прошлом году стало вдвое больше, чем на планете проживает людей. А у Nokia есть очень интересные и ценные заделы для игры на этом рынке. Задача работы с ними возлагается на новую структуру, известную как Nokia Advanced Technologies.

Шестьсот человек, привлечённых в эту структуру, призваны задействовать в области Internet of Things более тридцати тысяч патентов, которыми владеет Nokia. Эти тридцать тысяч патентов, учитывая неистребимую любовь заокеанской ИТ-индустрии к патентному сутяжничеству, представляют собой предельно важный актив: они дают возможность вести НИОКР в области «интернета вещей», сводя к минимуму, а то и обнуляя зависимость от лицензионных соглашений. А это уже очень прочный базис — созданный Nokia в «тучные годы», — на котором и можно строить бизнес в области «умных» машин.

720p-it_photo_112774

Действительно, Nokia располагает технологиями, которые даже на самый первый взгляд кажутся очень полезны и перспективны для «подключённого мира». Прежде всего это технология Bluetooth LE. Беспроводная технология Bluetooth с низким энергопотреблением (Bluetooth low energy), совместимая с обычным Bluetooth, в высшей степени полезна почти для любого устройства, о котором мы рассказываем в рубрике «Умные» машины. Любой датчик, от индикатора утечек из водопроводных труб до индикатора намокания пелёнок, сможет благодаря ей работать на батарейке не менее года.

Смартфоны Nokia Lumia 820 и Nokia Lumia 920 уже совместимы с этим экономичным протоколом. Кстати, он представляет собой ещё и прекрасный пример заботы об окружающей среде «в хорошем смысле». Он и сводит к минимуму тот поток электромагнитных излучений, среди которого мы живём, и удлиняет жизнь химических элементов питания, которые в выброшенном виде сильно способствуют превращению природы в ту самую окружающую среду…

Другое направление, к которому намерена приложить свои усилия Nokia Advanced Technologies, — это «электронная кожа», e-Skin. Под этим собирательным именем понимается бурно растущая отрасль нанодатчиков, говорящих о самочувствии и здоровье человека. Естественно, для того чтобы извлечь из этих измерений пользу, их надо обработать. Так для этого устройства от Nokia прекрасно подходят: вспомним об указанной выше совместимости датчиков с Bluetooth LE-интерфейсом и серийных Nokia Lumia 820 с Nokia Lumia 920…

Кстати, вышеуказанный факт представляет собой и подсказку для отечественных — особенно малобюджетных — инноваторов, кто захочет сделать что-либо полезное с микромощным интерфейсом и привержен Windows Phone. Устройства для обработки сигнала с них продаются в любом магазине… Но и в более серьёзных и более продвинутых технологиях у Nokia Advanced Technologies весьма внушительный задел. Скажем, графен, очень перспективный для электроники следующего поколения. Именно Nokia была инициатором европейской программы Graphene Flagship: бюрократы ЕС не только местные морковки меряют, но и технологии развивают.

CTO Nokia Генри Тирри надеется на прекрасные перспективы компании в области «интернета вещей».
CTO Nokia Генри Тирри надеется на прекрасные перспективы компании в области «интернета вещей».

Ну а у Nokia Advanced Technologies в распоряжении как графеновые технологии, так и системы компьютерного моделирования процессов в этом материале и автоматизированного проектирования устройств на нем. Но это то, что вряд ли поступит на открытый рынок… Руководители Nokia намекают на то, что в значительной части их будущий бизнес пойдёт по модели, подобной модели ARM (имеется в виду продажа лицензий). Но будет развиваться — когда выгодно — и собственное производство.

Таким образом, Nokia надеется извлечь прибыли — и прибыли немаленькие — из тех пятидесяти миллиардов евро, которые были истрачены финской компанией на НИОКР в последние двадцать лет. Сделать свою марку синонимом не только телефонов и смартфонов, но и «подключённых» датчиков, автомобилей и прочих роботов, всего многообразия «умных» машин. Получится ли это?

Трудно сказать. Ведь те самые НИОКР уже были выполнены в то время, когда Nokia теряла и рыночную капитализацию, и долю на рынке смартфонов. Бизнес — отдельное дело, несводимое к технологиям. И талант к нему отличен от талантов к научному исследованию и инженерному творчеству. И сможет ли Nokia Advanced Technologies превратить свой технологический задел в рыночную капитализацию, покажет лишь время. Практика — единственный критерий истинности!