О современных боевых дронах и роли, которую они играют в колониальныхгуманитарных войнах, знают все. Тем не менее впечатление, которое может создаться о них как о сверхоружии, способном решать любые военные (а через них и политические с экономическими) проблемы, далеко от действительности. Пока это очень дорогие, довольно громоздкие и весьма консервативные (в смысле используемых технологий) машины, единственно что обеспечивающие безопасность оператора. Но технология 3D-печать обещает превратить их в оружие, соответствующее самому последнему слову техники.

Есть мнение о том, что военная техника суть воплощение самых последних достижений технологии. Но оно скорее возникло благодаря той роли, которую военные заказы сыграли в генезисе Кремниевой долины, а работа ARPA — в появлении на свет интернета. Сами же военные системы крайне консервативны и отстают от уровня гражданских технологий — порой на десятилетия. В «Форде» девяностых были установлены микропроцессоры большей мощности, чем в F-16, стоявшей тогда же на вооружении модификации…

Ну а нынешний истребитель завоевания превосходства в воздухе F-22 Raptor? Его решили создать в 1983 году, в атмосфере последних метастазов холодной войны, для боёв с ВВС СССР на европейском ТВД. А поставка этой машины, оптимизированной для достижения превосходства над русскими самолётами восьмидесятых, началась в 2005 году, когда СССР не существовал уже четырнадцать лет. То есть разработка программы заняла 22 года и стоила $39 млрд, закупили всего лишь 187 F-22, по $174,5 млн за штуку…

Нет, так было не всегда. Когда в небесах Западного фронта Первой мировой, над фосгеново-огнеметным адом, крутились в смертельном балете поливавшие друг друга пулемётным огнём бипланы и трипланы, моральное старение и аэропланов, и их моторов наступало за считаные месяцы. Соответственно, внедрение в производство новых конструкторских достижений полностью укладывалось в эти сроки. Ну а теперь, несмотря на системы CAE/CAD/CAM, разработка самолётов занимает десятилетия, теряя изначальный смысл…

Боевые трипланы, реплику одного из которых мы видим над современным пейзажем, обновлялись за немногие месяцы.
Боевые трипланы, реплику одного из которых мы видим над современным пейзажем, обновлялись за немногие месяцы.

И аналогичная ситуация складывается с дронами. Те времена, когда израильтяне могли создать Tadiran Mastiff всего лишь за полмиллиона долларов, канули в Лету. На программу интенсивно используемого в настоящее время MQ-1 Predator у янки ушло $2,38 млрд, а каждый «хищник» обошёлся налогоплательщикам в $4,03 млн. Ещё дороже MQ-9 Reaper, каждый экземпляр «жнеца» (обзывая его, явно думали не о парне с серпом, а о бледной с косой, популярном сюжете позднесредневековой графики) влетает в $16,9 млн, а разработка растянулась на долгие годы, начиная с 90-х: «девичий» полёт — в 2001-м, поставка первого образца — в 2007-м.

Ну а теперь, уважаемые читатели, припомните, какой у вас в 2001 году был десктоп, какой ноутбук, какой смартфон и планшет? Ой, смартфонов и планшетов в 2001 году у вас — как и ни у кого на свете — не было… А самое передовое и самое любимое оружие Пентагона — получается, оно родом из тех времён, когда не существовало гаджета, в компании с которым нынешний второклассник уже успел вырасти, не представляя себе жизни без оного! Какой уж тут фронтир высоких технологий!

MQ-9 Reaper, «жнец жизней», обходится в казне почти в семнадцать миллионов, и его разработка растянулась на годы…
MQ-9 Reaper, «жнец жизней», обходится в казне почти в семнадцать миллионов, и его разработка растянулась на годы…

Нет, конечно, убивать слабовооруженных пуштунов такие дроны годятся. Это подметил ещё Эрнест Хемингуэй в классическом антифашистском памфлете «Крылья всегда над Африкой»: «Сынки Муссолини летают в воздухе, где нет неприятельских самолётов, которые могли бы их подстрелить». А тут вообще можно повоевать в комфортных условиях, не выходя с базы и не вынимая афедрона из уютного кресла. Но только пока противник хилый и совсем уж низкотехнологичный… А вот персы уже обзавелись трофейным американским дроном!

То есть применить дроны для действительно серьёзных задач (а таковые возникнут в связи с намерениями янки сократить свою армию до минимального с начала Второй мировой уровня численности) можно будет, только сделав их действительно высокотехнологическими. Отразив в них тот уровень развития информационных технологий, что мы видим в смартфоне, в планшете, в автомобиле сугубо среднего класса, в котором мы внезапно обнаруживаем умение держать ряд и дистанцию да самостоятельно парковаться… Но этому препятствует колоссальная сложность нынешних систем оружия.

И вот выход из данного тупика предложили сотрудники вашингтонского оборонного «мозгового танка» Center for a New American Security Аарон Мартин (Aaron Martin) и Бен Фитцджеральд (Ben FitzGerald). Доктор Мартин — фигура в военно-промышленных кругах США весьма известная: он в 1991 году был директором по стратегическому планированию в Northrop Grumman, у которой, как известно, отобрали в пользу Lockheed контракт на F-22. Теперь же, взяв в сообщники австралийца Фитцджеральда, он намерен отомстить, нанеся ответный удар по самой концепции сверхдорогих пилотируемых высокотехнологичных аэропланов.

Как говорится в интереснейшем документе, изданном «мозговым танком» («Process Over Platforms. A Paradigm Shift in Acquisition Through Advanced Manufacturing»), изменения в доступной технологической базе должны повлиять и на саму парадигму систем оружия. За те же деньги, что и сверхдорогой (напомним: $174,5 млн) F-22, военное ведомство могло бы приобрести тысячи дронов. Но не нынешних очень дорогих MQ-9 Reaper, а машин, детали которых будут печататься на 3D-принтерах, а собирать их станут роботы, работающие по 24 часа в день семь дней в неделю.

То есть, в отличие от современных систем оружия, реликтов индустриальной эпохи с её технологическими процессами, дроны будущего должны изначально создаваться под «Индустриализацию 2.0», о которой постоянно рассказывает «Компьютерра». Мартин и Фицджеральд употребляют термин «кастомизация». В данном случае он означает не печать бикини под фигурку барышни, а то, что вносить изменения в конструкцию аппарата станет чрезвычайно просто. (Любители военной истории знают, сколько модификаций имела каждая модель удачного самолёта прошлого…)

Ну а тут надеются сократить срок разработки боевого дрона до пяти лет. Предельно упростить логистику: на передовые аэродромы будут доставляться не запчасти, а 3D-принтеры с запасом расходных материалов, и печататься станут именно те детали, которые нужны для починки или переоснащения аппарата. Пока все это фантастика — но печатный пистолет видели все, а на беспилотнике X-47B stealth используется воздуховод, исполненный по технологии объёмной печати. И возможна 3D-работа с жаростойкими материалами вроде титана и спецсталей.

Этот X-47B stealth уже имеет воздуховод, исполненный по технологии объёмной печати.
Этот X-47B stealth уже имеет воздуховод, исполненный по технологии объёмной печати.

Преимущество предлагаемой ими концепции Мартин и Фитцджеральд видят в том, что в случае полномасштабного военного конфликта (например, с Китаем) подрядчики Пентагона смогут быстро распечатать на своих принтерах столько боевых дронов, сколько потребуется вооружённым силам. 3D-печать в данном случае является предельным случаем «мобилизационной подготовки». Если в индустриальную эпоху приходилось иметь на заводах дополнительное оборудование и запасы материалов, то тут нужно всего лишь заменить в принтерах и сборочных роботах программу…

Ожидается и ещё бонус. В холодную войну популярностью пользовались «самолёты без опознавательных знаков»… А 3-D дроны будут в родстве с неоанархической парадигмой движения Maker. То есть не окажется разницы между дроном, произведённым Пентагоном, и тем, который слепил в гараже умелец, скачавший неким образом коды… А теперь представим, что нужно привести к повиновению какого-нибудь руководителя национального государства, позволяющего себе лишнее… Над кортежем или важным объектом зависает стайка дронов, и… И гадай, кто их распечатал — периферийные сепаратисты, религиозные экстремисты, обиженные олигархи? То есть становится возможной криптовойна из провидений Станислава Лема («Мир на Земле»).

Так что Индустриализация 2.0, она же третья промышленная революция, имеет хорошие шансы изменить не только гражданскую экономику, но и военно-промышленный комплекс и методы ведения военных действий. Выписав Darwin Awards тем, кто отстанет в технологическом развитии!