Мелькнувшая в блоге Wall Street Journal краткая весть о том, что Энди Рубин из Google обсудил с председателем совета директоров Foxconn Терри Гоу перспективы возможного сотрудничества в области роботизации, породила на посвящённых хайтеку ресурсах интернета настоящий информационный девятый вал: поисковик даёт десятки тысяч ссылок. Почему? Ведь речь идёт всего лишь о разговоре двух руководителей; разговоре, посвящённому тому, чего ещё нет… В чем же дело? Давайте попробуем разобраться, полагая, что и бизнес, и зарубежные ИТ-обозреватели действуют рационально…

Начнём с того, что посмотрим, а кто же, собственно говоря, есть «высокие договаривающиеся стороны»? Начнём с меньшей из них: есть такой «принцип бочки», в неё ведь можно налить только до того уровня, до которого доходит самая короткая дощечка… Так вот, меньшая тут — Foxconn, иначе говоря, тайваньская корпорация Hon Hai Precision Industry, крупнейший производитель электроники в мире и десятый из главных работодателей планеты, на заводах которого работает 1 290 000 человек.

Hon Hai Precision Industry – десятый из главных работодателей планеты
Hon Hai Precision Industry — десятый из главных работодателей планеты.

В известном списке Global 500 от Fortune Hon Hai Precision Industry занимает весьма престижные места. В 2008 году тайваньская корпорация была 132-й. Ну а пятью годами позже, в рейтинге 2013-го, последнем из доступных, обладатель торговой марки Foxconn взлетел на 30-е место (в 2012-м он занимал 43-е), с доходом в $132 млрд (популярный в наших краях «Газпром» хоть и опережает тайваньцев, но за тот же год в том же рейтинге просел с 15-го места до 21-го). Ну а если посмотреть, для каких именитых брендов Hon Hai Precision Industry поставляет «железо» (Amazon, Apple, Cisco, Dell…) то становится понятно, что меньшой партнёр сродни «меньшому брату» из русских сказок…

Ну а Google представлять излишне. Общение с сервисами и продуктами этой компании неизбежно практически для всех, чья деятельность хоть сколько-то выходит за рамки торговли морковкой на случайно сохранившемся «колхозном рынке»; впрочем, морковка там голландская, и уже мелкий оптовик ищет товарные предложения через поисковик, часто через крупный смартфон или мелкий планшет, то и другое под Android… Ну а то, что неделю назад Google Inc. обогнала по рыночной капитализации планетарного нефтяного сверхгиганта ExxonMobil, лишь добавляет «скромного очарования» этой компании…

Правда, работников у Google не много — сорок четыре тысячи, в тридцать раз меньше, чем у Hon Hai Precision Industry… Своих фантастически успешных — и с рыночной, и с технологической точек зрения — результатов он достигает путём интенсивнейшего использования «умных» машин. Изначально эти машины работали с информацией. Но в прошлом году Google приобрела целое созвездие робототехнических компаний («Стопоходы будущего, или Зачем Google купила Boston Dynamics»). Разрабатывающих всю гамму «умных» машин — от роботизированных камер Bot & Dolly, позволяющих получать небывалые спецэффекты в кино, до андроидов Schaft.

Робот от Bot & Dolly
Робот от Bot & Dolly.

То есть глобальный поисковик №1 — сколько там через него проходит поискового трафика, процентов шестьдесят?.. — получил ныне доступ к самым передовым робототехническим технологиям. А значит, вероятно, есть смысл говорить, что те, кто умеет мастерски работать с информацией, в ближайшее время обретут и способность столь же успешно работать и с объектами материального мира — для чего, собственно говоря, и предназначены роботы. Ну а способность эту надо монетизировать, обращать в то, что приносит презренный металл

Именно она, способность к монетизации, отличает успешного инновационного предпринимателя от в лучшем случае наивного прожектёра, а то и мелкого мошенника… Способность делом ответить на вопрос — а деньги-то где? (Поэтому-то самая что ни на есть фантастика, когда о ней говорит технический директор корпорации №2 планеты, вызывает искренний интерес, а рассказ о том же бедного изобретателя — воспоминание об описанных в классике творцах Perpetuum mobile, которых от успеха отделяло лишь отсутствие денег на «настоящий материал»…)

Свою способность работать с поисковой информацией Google успешно реализует с помощью рекламных бюджетов. Но с материальным миром, для которого и нужны роботы, такой номер не пройдёт. Тут нужно производство… И вот про это-то производство, про рабочие места, на которые могут прийти роботы, Hon Hai Precision Industry и может ответить классическим «Их есть у меня!». Напомним: на заводах корпорации трудится 1 290 000 человек! И проблемы, связанные с ростом стоимости труда в КНР, Foxconn ощущает давно — уже лет пять назад открывая заводы во Вьетнаме и Индии, где зарплаты ниже…

И то, что такой территориальный перенос лишь отодвигает проблемы на время, а отнюдь не решает их, мудрые китайские руководители осознали давно. И ещё летом 2011 года агентство Синьхуа обнародовало планы Foxconn внедрить на своих заводах в течение трёх лет миллион роботов (до этого на них трудилось лишь десять тысяч «железных людей», так что рост был обещан стократный, на два порядка). Для реализации этих планов пошла в разработку и производство линейка собственных роботов Foxbot, которыми занимается отделение Automation Robotics (AR) Division в городе Шэньчжэне.

Точных цифр объёма производства и внедрения Foxbot не знает, похоже, даже Международная федерация робототехники, исключающая их из своей статистики. (Китай островной прячет роботов на своих заводах не менее тщательно, чем Китай континентальный скрывает в подземных тоннелях носители и ядерные боеголовки Второй артиллерии НОАК. Вполне возможно, что реальные объёмы тех и других окажутся малоприятным сюрпризом и для экономических, и для геополитических конкурентов Поднебесной…) Но спрос главной «электронной кузницы» планеты явно превышает предложение. И Google решила это использовать…

Энди Рубин сидит в компании забавных игрушек — но игрушки эти в ближайшее время изменят мир…
Энди Рубин сидит в компании забавных игрушек — но игрушки эти в ближайшее время изменят мир…

И в этом решении был очень важен человеческий фактор. Те, кто хоть в минимальной степени интересуется робототехникой, должны очень внимательно следить за фигурой возглавляющего это направление в Google Энди Рубина (Andy Rubin). Мир информационных технологий знает его в первую очередь как отца Android. А на то, что начинал-то он после университета инженером-робототехником в Carl Zeiss, высокотехнологической фирме индустриальной эпохи (трофейный Contax и через три четверти века после того, как он вышел из рук мастеров, воспринимается технологическим шедевром), обращают куда меньше внимания.

И к своему первому ремеслу, к робототехнике, Рубин вернулся в высшей степени деловито. Рассказывая The New York Times о планах Google, он говорит о дальних перспективах, о десятилетней программе развития. Поэтически сравнивая планы свои и корпорации с полётами на Луну… Но обратим внимание: в отличие от широко рекламировавшейся президентом Кеннеди и его преемниками программы Apollo, прошлогодние робототехнические покупки Google были произведены довольно молчаливо, и о точных условиях сделок не разнюхала ничего даже заокеанская пресса…

Так что деловые люди Запада умеют хранить тайну не хуже, чем мудрецы Востока (вспомним, кто и чью переписку расшифровал перед Мидуэем и как это повлияло на судьбы планеты). Ну а в случае переговоров между Энди Рубином и главой Foxconn Терри Гоу (Terry Gou) подробности недоступны. Более или менее достоверно сообщают лишь о том, что промышленные роботы от Google пойдут «на стажировку» на заводах Hon Hai Precision Industry. Наверное, так оно и будет. Но — не только так!

Куда важнее, что намечен альянс главного производителя электроники на планете с главным оператором операционных ресурсов и разработчиком самой распространённой операционной системы. Про этот альянс можно говорить и в терминах синергии, и в терминах автокаталитической реакции, и в терминах положительной обратной связи. Но общая суть (подчеркнём, общая: подробностей нам никто не скажет) состоит в том, что те ребята, что лучше всех на планете обрабатывают поисковую информацию, объединяются с теми, кто лучше всех производит электронику.

Электроника — это же нервные системы «умных машин». Информация — вспомним смешной детектор кошачьих мордашек — это то, что необходимо для «головного мозга» роботов. И вот всё это собирается «в одном флаконе». Роботы на электронных заводах будут производить «нервы» для роботизированных машин, «умных» домов и заводских же роботов — которые смогут производить больше электроники. Именно такой видится суть происходящего.