Каких бы успехов ни добивалась экономика Поднебесной, потребительский рынок США остаётся самым объёмистым и самым жирным на планете. И высокотехнологические устройства, выводимые на него, созданные именно под его нужды, имеют превосходнейшие шансы не только на собственный успех, но и на преображение целых отраслей технологии и экономики, как, скажем, проделали это продукты от Apple. Вот сейчас среди инноваций появился робот, хоть и ориентированный на повседневную работу в домашнем хозяйстве, но заставляющий вспомнить грёзы фантастов недавнего прошлого.

О предвоенной советской фантастике «Компьютерра» недавно рассказала в материале «Предчувствие победоносной войны». Кстати, даже писавшие для детей тогдашние авторы очень многое угадали: электромагнитные пушки у Казанцева в «Пылающем острове», аэроторпеды (читай — управляемые ракеты) и десантируемые с экипажем танки (ну, это советский «Кентавр», испытанный в 1973-м под Тулой) в «Танках с неба» Владко. Ещё интересней предвидение Долгушиным в «Генераторе чудес» экономической эффективности мобильной связи (ныне много молодых семей отказывается от унаследованных с квартирами проводных телефонов).

А был в этом поджанре роман, который относится к Литературе с большой буквы. «Дорога на Океан» Леонида Леонова. Тончайшее психологическое описание индустриализации 30-х и предвидение глобальной высокотехнологической войны, куда более масштабной и продвинутой, чем вскоре полыхнувшая Вторая мировая. Интересная деталь — описания будущих военных технологий Леонов вынес в подстрочные примечания. Всемогущий вождь Сталин намекнул писателю, что неплохо было бы перенести их в основной текст. Однако Леонов «кремлёвскому тирану» не подчинился…

И — ничего. Сталинская премия, заслуженный деятель искусств РСФСР — и ещё много наград и званий после смерти Сталина. Скончался в возрасте 95 лет, завершив философский роман «Пирамида». Так вот, среди технических прогнозов Леонова были роботы-«телетанки», был самовоспроизводящийся «коллоидный газ», опередивший на десятилетия идею grey goo — серой слизи. И были менее революционные, но более наглядные машины — «…танки вторжения на газе из всякой древесной дряни (они двигались, пользуясь подножным кормом, пожирая леса, выдирая половицы из каменных домов, прокладывая по планете страшные просеки войны)».

Этот роман Леонида Леонова очень сильно — как рассказывает в книге «Неизвестные Стругацкие» Светлана Бондаренко — повлиял на раннее творчество братьев Стругацких. И вот как в «мире Полудня» решались проблемы уборки: «Эти киберы… и вообще все бытовые машины и приборы… это все великолепные озонаторы. Они поедают мусор, сухие ветки и листья, жир с грязной посуды, и все это служит им топливом. …это не грубые механизмы вашего времени. По сути, это квазиорганизмы. И в процессе своей квазижизни они ещё и озонируют воздух, витаминизируют воздух, насыщают воздух лёгкими ионами. Это маленькие добрые солдаты огромной славной армии ассенизации».

Из приведённых выше строк мы видим, что прогностические способности фантастов времён Оттепели значительно уступали прогностическим способностям фантастов эпохи индустриализации. Последние действительно предсказали мировую войну, угадали, что начнётся она со внезапного нападения блока фашистских держав, а кончится его поражением… А вот фантастам начала шестидесятых не удалось предсказать, что через полвека улицы будут убирать гастарбайтеры (если слово «убирать» применимо к разбрасыванию по тротуарам смеси песка с загадочными солями, устойчива к которой только пропитанная жиром и смазанная воском юфть).

Но идея машин, получающих энергию из того мусора, который они убирают, была высказана и Леоновым до войны и Стругацкими во времена космической романтики. Она проскользнула в ноосферу, сферу транслируемых и сохраняемых мыслей человечества, и зажила там своей жизнью. (Трудно сказать, способствовали ли этому волны эмиграции: DP «второй волны» могли читать Леонова, а те, кто уезжал в третью и четвертую «волны», Стругацких читали наверняка.) И вот настало время материализации этой идеи в виде «умной» машины. Поначалу простенькой — робота-газонокосильщика…

Дело в том, что 72% населения США живёт в собственных домах, преимущественно малоэтажных (во всяком случае такие оценки приведены здесь). А непременным атрибутом такого дома будет лужайка перед ним. Служащая эстетическим целям, ибо неразрывно связана с архитектурным решением дома. Улучшающая условия обитания в нем, поскольку испаряемая ею влага значительно снижает температуру воздуха в жару, что немаловажно в теплом тамошнем климате, повышает комфорт и уменьшает нагрузку на систему кондиционирования и порождаемые ею счета за электроэнергию.

Но у газона есть особенность: его надо стричь. Постоянно… И если раньше, в эпоху больших семей, этим могли заняться дедушка или старший сын, отрабатывающий свои карманные деньги, то нынче ситуация изменилась. Средний дом — 140 квадратных метров, а на среднего американца приходится 70 квадратов. То есть муж с женой, мать с ребёнком… А ещё целый сегмент недвижимости, ориентированный на одиночек — хорошо образованных, хорошо зарабатывающих, но имеющих мало-мало времени для домашней работы. Которую надо делать!

Попробуй не постриги газон — и сам живёшь на помойке, и местное самоуправление волнуется (одного из былых редакторов «Компьютерры» оштрафовали за то, что он в стране свободных дерзнул соорудить почтовый ящик неуставного образца), да ещё и банк, где закладная, суетится из-за потери залогом товарного вида. (Наверное, читатели из США, добавят в комментах ещё про мотивы и меры принуждения…) Так что хочешь не хочешь, а газон надо стричь. Еженедельно, думая при этом хоть о дзэне, хоть об уходе за мотоциклом…

Вот он, прототип робота-газонокосилки, на фотографии Мелиссы Канароцци (Melissa Cannarozzi) из студенческой газеты Университета Джорджа Мэйсона
Вот он, прототип робота-газонокосилки, на фотографии Мелиссы Канароцци (Melissa Cannarozzi) из студенческой газеты Университета Джорджа Мэйсона.

И вот решить эту проблему собралась группа студентов из Университета Джорджа Мэйсона (George Mason University), возглавляемая аспирантом Джейсоном Форсом (Jason Force). Они попытались избавить себя и других от утомительного труда, а попутно позаботиться об экономии энергии. Для этого они решили создать робота-газонокосилку, получающего энергию от той самой травы, которую косит, то есть утилизировать накопленную ростом травы солнечную энергию.

Дизайн робота-газонокосилки
Дизайн робота-газонокосилки.

Называется аппарат EcoMow Harvester, для его производства создана фирма EcoMow Technologies (на странице которой вы можете увидеть дизайн промышленного образца), то есть акцент очень выгодно с маркетологической точки зрения делается на модной и политкорректной экологии, а не на куда более распространённой лени… Собран он на шасси игрушечной машины высокой проходимости. «Энергетический тракт» его заставляет вспомнить «чуркачи» — газогенераторные трактора и грузовики эпохи нефтяного дефицита мировых войн. Скошенная трава поступает в гранулятор, где она высушивается теплом, рассеиваемым реактором, и преобразуется в топливные гранулы (некоторый аналог пеллет из опилок, используемых для отопления).

Схема работы робота-газонокосилки
Схема работы робота-газонокосилки

Далее, по мере нужды в энергии, гранулы поступают в расположенный на борту газонокосилки небольшой газификационный реактор. Возогнанный там синтез-газ (подробности процесса хорошо знали инженеры тридцатых–сороковых годов) фильтруется, охлаждается, смешивается с воздухом для получения топливной смеси и идёт в цилиндр мотора газонокосилки. Он — как и двигатель автомобиля — не только приводит машину в движение, но и крутит генератор, от которого питаются схемы управления, датчики, навигационные системы (та же GPS) и сервомеханизмы робота.

Газификационный реактор
Газификационный реактор.

Вводишь в него контуры участка, задаёшь нужную высоту травы — и машинка поехала стричь. Соблюдая временной режим работы, то есть не шумя в неурочное время, останавливаясь при приближении детей и домашних животных. Ну, примерно как работает такая очень полезная вещь, как робот-пылесос, как-то совсем незаметно обратившийся в просто пылесос… И к тому же — не требуя горючего. Да, до машин Стругацких, самовосстанавливающихся и вырабатывавших чистый воздух, пока далеко, но танк Леонова уже реализован!

Причём не для войны, а для более полезного и прибыльного дела. Убить человека можно лишь однажды, а продавать ему удовлетворение его нужд — в том числе и в газонокошении — постоянно. Так что вероятность того, что студенты (или кто-то, подхвативший такое решение) соберут средства, нужные для организации серийного производства газонокосилок, «сильно нулевая»… Счастливые американцы смогут уделить больше времени поджариванию сосисок под полудюжину банок пива, а «умные» машины сделают ещё шажок в развитии…