О том, что эксперты Cisco представили на International Consumer Electronics Show, CES-2014, прогноз, согласно которому к 2020 году «интернет всего» создаст рынок в $19 трлн, мы уже писали («Интернет всего» оценили в $19 трлн). И там же рассказали о его муниципально-потребительской части, оцениваемой в $4,6 трлн. Но большая часть потенциальной стоимости «интернета всего» относится к сфере бизнеса, и именно на неё придётся $14,4 трлн. Как же это будет, насколько реально и какое отношение будет иметь к нам с вами?

С чего эксперты Cisco начинают рассказ об «интернете всего»? На первом месте стоит переход глобальной экономики на новый уровень. Речь идёт о глобальном сотрудничестве людей, о «растворении» географических границ, совместной работе людей и предприятий со всех концов планеты. Такую возможность уже сегодня даёт развитие информационных технологий, и каждый шаг количественного роста характеристик Сети, «толщины» её каналов влечёт новые качественные перемены. Эксперты Cisco говорят (ролик здесь) об экспоненциальном развитии сотрудничества и прогресса.

К 2020 году ожидается подключение к Сети 37 миллиардов новых устройств…
К 2020 году ожидается подключение к Сети 37 миллиардов новых устройств.

Все это звучит довольно общо, несколько смахивая на советские и постсоветские обещания («коммунизм к 1981 году», «две “Волги” на ваучер»…), но в данном случае речь идёт о том самом процессе, на котором и зиждется человеческая цивилизация. О накоплении всё большего количества знаний и трудовых навыков и разделении их среди всё большего и большего множества людей к общему (в идеале) благу.

Вот, скажем, костёр: его розжиг освоили в палеолите, и его мог развести каждый. (Правда, современные юноши этого не могут, даже опустошив пару зажигалок, и барышни, вывозимые ими на шашлыки, остаются без угощения…) А вот печь — куда эффективней и комфортней расходующую дрова — сложить мог только квалифицированный печник! Который был один на несколько деревень, а то и на волость. (А теперь — и в области не найти, при ремонте дачи приходилось привозить дедушку-умельца с Новгородчины…) То есть даже для традиционного общества нужна бала концентрация людей, обладающих разнообразными умениями. (Об этом мы писали в материале «Волны в Lebensraum’е».) По тем же законам жило и индустриальное общество: та эпоха завершилась тем, что было две сверхдержавы, которые только и выпускали полные гаммы изделий…

Ну а в информационную эру процессы эти ещё усилились. Дискретные активные электрорадиоизделия — электронные лампы и полупроводники — могли производить и отдельные страны: так, в СССР попадались чешские и венгерские приборы. А вот микропроцессоры требуют глобального рынка для того, чтобы окупились их разработка и технологическая подготовка производства… Современный ИТ-рынок планеты един; китайские прыжки и ужимки с самостийными микропроцессорами, операционками и поисковиками — всего лишь глубоко периферийные игры…

Специалисты Cisco ждут экспоненциального эффекта, примерно пропорционального сеточке связей, от подключения людей, вещей, процессов и данных…
Специалисты Cisco ждут экспоненциального эффекта, примерно пропорционального сеточке связей, от подключения людей, вещей, процессов и данных…

Сверхидея «интернета всего» — оплести планету ещё более плотной сетью информационных и транспортных связей, позволяющих каждому человеку на планете быть полезным (в идеале опять же) для каждого и извлекать из этого справедливую (снова идеализация) прибыль… (Скажем, только благодаря глобализации отечественный девелопер может иметь в год по $20 тыс. с каждого мобильного приложения.) И дорога к этому парадоксальным образом идёт через подключение к сети ещё и вещей, процессов, данных — всего того, что и образует «интернет всего».

Из чего же проистекут выгоды для глобальной экономики от внедрения «интернета всего»? Те самые, которые эксперты Cisco оценивают, напомним, в $14,4 трлн. Из чего же сложится эта сумма? Первым фактором называется повышенная отдача от основных фондов (asset utilization), она должна принести $2,5 трлн. Как все это произойдёт? Вот, скажем, роботы-амбалы («Окупаемы ли роботы-грузчики…»). Мы видели, что сами по себе они вполне рентабельны, — но они же, усердные и неутомимые, вполне могут трудиться круглосуточно, всю неделю.

А что из этого следует? А то, что ангар, в строительство и в оснащение которого конвейерами и прочим оборудованием вложены деньги, сможет функционировать большее число часов в неделю — принося большую отдачу от капиталовложений, делая более эффективными фиксированные эксплуатационные затраты, скажем, на отопление, аренду земельного участка или налог на недвижимость… И по планете в целом такая экономия сложится аж в $2,5 трлн!

Вторым фактором выступает рост производительности труда. Благодаря внедрению «интернета всего» он должен принести ещё $2,5 трлн. Это и понятно: трудящийся в компании роботов («Хороший год для роботов») работник произведёт товаров на куда большую сумму, к тому же это может сделать рентабельным возвращение промышленного и сельскохозяйственного производства в страны первого мира («Промышленное производство возвращается в Соединённые Штаты», «Как британское правительство заманивает роботов на фермы Туманного Альбиона»), откуда оно ранее сбегало из-за высокой стоимости рабочей силы…

Третий фактор — снижение издержек и потерь в снабженческо-логистических цепочках. Ожидается, что оно принесёт $2,7 трлн — больше, чем повышения фондоотдачи и производительности труда. Почему же вдруг такой эффект? Ведь не основные фонды, не производительность труда, а какие-то там снабжение-комплектация? Но — приносят больше… А это вполне объяснимо. С чего мы начали? С глобализации. Причём неизбежной: без планетарного рынка не было бы ни давно забытых видеомагнитофонов, ни персональных компьютеров, ни перекочевавших на чердак коробок с DVD…

Слишком дороги, скажем, кремниевые фабы, и несколько заводов работают на весь земной шар. И так — практически везде. Даже допускающие кастомизацию массы видов продукции 3D-принтеры — во всяком случае до той поры, пока не начнут оперировать атомами и не превратятся в саморазмножающиеся автоматы фон Неймана, — тоже зависят как от производителя самих себя, так и от тех, кто выпускает для них рабочее вещество. Его надо произвести массово (иначе будет слишком дорого…) и доставить к потребителю самым эффективным путём. Экономия на последнем и принесёт гигантские деньги!

А почему подключение всего к Сети позволит сэкономить эти $2,7 трлн? А потому, что доставить товар нужно по самому дешёвому и самому быстрому пути. А управлять глобальным объёмом перевозок из единого центра вряд ли возможно: комбинаторные взрывы всякие, устаревание информации… Разумнее, сделав каждый контейнер и поддон подключёнными к Сети, гибко формировать их траекторию движения. Есть свободное место на попутном контейнеровозе, которое робот-брокер (не железный человек, а вычислительный процесс!) торгует по дешёвке, — сунем его туда.

По мере прибытия узнаем, где есть свободная мощность автоматизированного склада, роботы которого переложат поддоны и передадут их местным логистическим службам. С оптимизацией на каждом цикле! А ещё — повышение потребительской грамотности (customer experience). Оно должно принести $3,7 трлн. Как? А приходилось ли вам повышать потребительскую грамотность окружающих, объясняя им, что детскую одежонку можно покупать не втридорога в ближайшем торговом центре, а в интернете, где он едет к вам от производителя кратчайшим путём, без издержек на содержание сараев и сонного персонала…

Джон Чемберс показывает характерным рыбацким жестом величину грядущего «интернета всего»
Джон Чемберс показывает характерным рыбацким жестом величину грядущего «интернета всего».

Снабжение и комплектация предприятий также могут значительно сэкономить на складских запасах (вспомним, как в своё время восхищались работающими «с колёс» японцами-автомобилестроителями). И чем больше людей будет знать о таких возможностях — тем больше будет эффективность глобальной экономики «интернета всего», тем ниже — общественно необходимые издержки. Ну а последний фактор — это ускорение внедрения инноваций. Считают, что он принесёт ещё три триллиона! И легко объяснить, почему. Прежде всего — весь опыт и все умения человечества доступны творцу нового (опять-таки в идеале: патентных троллей никто не отменял).

И рынок к его услугам — тоже глобальный. Написал приложение для мобильного устройства, хоть смартфона, хоть робота-водителя, — и можешь продавать его в любой точке планеты. А ведь Cisco считает, что к «интернету всего» может быть подключено 99,4% объектов физического мира. Они, в свою очередь, будут исполнять множество полезных функций, приносящих довольно большие деньги, с чем согласны авторы авторитетного агентства Bloomberg…

И в завершение — неприятный вопрос. А какое отношение всё это имеет к нам с вами, если даже такую простую вещь, как интернет-торговля, попытались придушить? («Административная грация как средство борьбы с интернет-экономикой») Так всеобщего счастья никто и не обещал — но самые дурацкие ограничения на интернет-торговлю отменили, а интернет-магазин явно согласится отправить пиджак отдельно, а две пары брюк — отдельно; каждая посылка уложится в прокрустовы 150 евро (если вам на службу ходить, а не на приём к королеве). Изолированные экономики в XXI веке жить будут, но плохо и недолго… А общий-то тренд, диктуемый технологиями, отменить ни одна власть не в силах!