С середины «нулевых» годов двадцать первого века большая часть человечества живёт в городах. У нас в стране эта доля — 73,87%. А городом — изначально слово это означало ограждённое пространство — необходимо управлять. Хозяйство-то у него общее — и с каждым годом становящееся все сложнее и сложнее. И сейчас созданы технологические и научные предпосылки того, что в управлении этом очень важную роль станут играть сети мобильной связи, которые сменят традиционные рынки в роли поставщиков нужной для этого управления информации.

Давайте зададим себе вопрос: в каком обществе мы живём? Вероятно, самый первый ответ будет описывать важнейшую, экономическую сторону жизни. И будет он таков: общество на планете — рыночное. Цены на товары и услуги — вне различия, производятся они современнейшими технологиями и кустарями, — устанавливаются соглашениями продавцов и покупателей. В рамках диалога. (Искажение этого ни к чему хорошему не приводит…) А для того, чтобы диалог возник, нужно место, где сойдутся производители и потребители. И таким местом изначально был рынок.

И именно рынок — ἀγορά эллинских полисов, forum латинских городов — становился средоточием не только хозяйственной, но и общественной жизни. Там не только заключались сделки, но и созывали общественные собрания, произносили речи, вершился суд… И там же решались вопросы городского управления «в хорошем смысле». Не то, кто из проконсулов какую провинцию поедет грабить, а из каких источников провести в город питьевую воду, куда отвести по клоаке нечистоты, в какие города проложить превосходно мощённые дороги.

И строились эти сооружения с редкостным качеством и с редкостной рациональностью. Гонит человек в девяностые в Россию «немку» — в дорожном атласе на картах значки, отсутствовавшие в отечественной топографии. Смотришь «легенду»: так это строения римской эпохи, мосты, акведуки — превосходно вписанные в рельеф. И ныне социально-экономическая жизнь течёт в тех местах, что обустраивал Рим. А почему же «рабы Рима» трудились с таким — поражающим и спустя тысячелетия — качеством?

Эффективность римского госуправления объяснялась и тем, что Форум был ещё и базаром, снабжавшим магистратов «оперативной информацией»
Эффективность римского госуправления объяснялась и тем, что Форум был ещё и базаром, снабжавшим магистратов «оперативной информацией».

А дело в том, что ведающие хозяйством магистраты, эдилы и преторы были прекрасно информированы. Их избирали собиравшиеся на форуме народные собрания. Их ораторские трибуны и судейские помосты находились на одном и том же форуме с торжищами. С местами, куда народ не только приходил на политические процедуры, но и стекался ежедневно. Что-то купить, к чему-то прицениться… Было видно, откуда притекают товары и куда должна пролечь очередная дорога (то, что по ней удобно перебрасывать легионы вторично; война всегда идёт за экономикой и обслуживает её).

Такой же удобный и обозримый источник информирования властей были и в демократическом Господине Великом Новгороде. И великие князья да цари Третьего Рима (унаследовавшие и власть былых городских магистратов — тысяцких) также могли получить требующуюся для нужд столичного управления информацию с рынка, собиравшегося под стенами Кремля. Да и городские руководители конца советской поры получали самые точные сведения о реальной численности горожан не от паспортных столов, а от вполне рыночного института — сбыта хлеба, который был дёшев и недефицитен и покупался по потребности…

Но теперь «офлайновый» рынок если где и сохранился, то источником информации, как правило, не является. Нет, какие-то (и весьма ценные) сведения с него можно получить… Но дело в том, что городское хозяйство стало за прошедшие века несопоставимо сложнее. А некоторые изменения — массовая автомобилизация, скажем — прошли всего лишь за пару десятилетий. И для того, чтобы управлять жизнью города, пересевшего с общественного транспорта на свои машины, нужны оперативные данные о численности горожан, об их перемещениях, об их ритмичности и цикличности. Где их взять?

Но вот у технологий есть такое занятное свойство, что, порождая проблемы, они одновременно предлагают и инструменты их решения. Причём очень часто нужные для общественных целей инфраструктуры формируются естественно-рыночным путём, что, наверное, и стоит считать лучшим способом решения таковых проблем… И вот сейчас на помощь муниципалитетам в вопросе обеспечения их информацией готова прийти такая порождённая ИТ отрасль, как индустрия мобильной связи. И похоже, что для «умных» городов мобильная связь станет играть роль, аналогичную роли рынков в традиционных полисах доиндустриальной эпохи.

Во всяком случае осуществить это способно помочь исследование, проведённое группой французских и испанских учёных во главе с Томасом Луайем (Thomas Louail) — «От данных с мобильных телефонов к пространственной структуре городов». Исследователи из нескольких испанских и французских научных центров, самым экзотичным из которых стоит признать Комиссариат по атомной энергии, показали, что данные, которые образуются в процессе штатного функционирования сетей сотовой связи, могут дать интереснейшую и полезнейшую информацию о повседневной жизни городов.

Объектом исследования выступил 31 испанский город с населением более двухсот тысяч человек, от столичного Мадрида до тихой Саламанки. Нижняя граница исследования обусловлена требованиями статистического исследования: нужно иметь достаточно большой массив данных для обработки. Данные от мобильных операторов собирались и обрабатывались в течение двух месяцев, со скважностью в один час… Используемая информация включала в себя число уникальных абонентов, использовавших в течение данного часа ту или иную вышку для осуществления звонка. (То есть никакой слежки за гражданами не велось…)

И даже из таких скромных исходных были извлечены интереснейшие сведения о пространственно-временной структуре жизни различных городов. Для этого прикидывалась площадь, обслуживаемая каждой вышкой сотовой связи, и оценивалась плотность горожан в её пределах в тот или иной час дня или ночи (физическое присутствие полагалось пропорциональным количеству звонков, что весьма правдоподобно). Это и было тем базовым паттерном, с помощью которого в городах отыскивались «горячие точки» повышенной плотности граждан в тот или иной час.

Временные циклы жизни больших и малых городов, определённые по данным мобильной связи
Временные циклы жизни больших и малых городов, определённые по данным мобильной связи.

Ну а потом полученные данные раскладывались по временным рядам (методика чего подробно описана в документе по ссылке) и анализировались. Мы приведём из графиков только две группы — как наиболее интересные и полезные. Первая из них — это временной ритм жизни городов, суточное дыхание. Как мы видим из картинки выше, функционирование города — и большого, и маленького — похоже на работу лёгких. В будни пик звонков достигается около полудня; за ним идёт спад, затем — второй пик, примерно в шесть вечера.

В выходные дни население живёт вольнее… Первый пик — около часа дня, второй — у восьми вечера. Просто? Да. Сходится со здравым смыслом? Да. Но вот для работы городских служб нужны точные, объективные данные по суточной активности граждан. Их и даёт предложенная методика, позволяющая, кроме того, наглядно увидеть, как колебания суточной активности жителей зависят от масштаба города: чем он крупнее, тем они сильнее.

Количество «горячих точек» в зависимости от размеров города: мегаполисы полицентричны, а небольшие города моноцентричны...
Количество «горячих точек» в зависимости от размеров города: мегаполисы полицентричны, а небольшие города моноцентричны.

А вторая группа графиков говорит о количестве выявленных по данным мобильной связи горячих точек, мест концентрации граждан и зависимости их от размера города. Тут очень ярко прослеживается бифуркация. Маленькие города вроде Саламанки (включённой в исследование лишь благодаря студентам двух её университетов, давших должную численность) или Витории в Стране Басков моноцентричны. То есть суточные движения населения стягивают их к единственному центру — как эллинов к агоре — и по завершении дня разводят по домам.

А вот такие города, как испанская столица Мадрид, каталонская Барселона или баскская столица Бильбао, — полицентричны. То есть жизнь в них тяготеет не к одному центру, а ко многим. На что, соответственно, завязаны транспортные потоки и чему должна отвечать городская инфраструктура. Опять-таки — выводы могут показаться слишком простыми и очевидными. Но ведь получила их программа статобработки — у которой глаз нет и которая жизни населения этих мест не знает, а просто обрабатывает цифры…

Поэтому представляется очевидным, что такие данные (а мы рассмотрели лишь исследовательский проект; промышленные системы явно смогут извлекать куда больше полезной информации) будут весьма полезны для будущих «умных» городов, которые смогут на основании этих сведений оптимально управлять транспортными потоками и подачей ресурсов, той же воды… Да и уже сейчас муниципалитетам — в том числе отечественным — стоило бы задуматься об организации сотрудничества с сетями мобильной связи, которые смогут при минимальных затратах снабжать их информацией, потребной для лучшего использования городских ресурсов.