Сегодня мы поговорим о суперкомпьютере IBM Watson. Информационный повод — очередная, почти уже отчаянная, попытка «голубого гиганта» коммерциализовать амбициозный проект, который упорно отказывается коммерциализоваться.

Для начала — немного истории. Взрослые компьютеры, как известно, более полувека назад стали частью корпоративной реальности серьёзных коммерческих и государственных структур. Предки суперкомпьютеров пыхтели в засекреченных и хорошо проветриваемых подземных помещениях задолго до рождения даже самой идеи персонального компьютера. Большие компьютеры прекрасно жили скрытыми от глаз обывателей, которые узнавали об их существовании лишь по фильмам о Джеймсе Бонде. И все были счастливы — корпорации со своими вычислительными гигантскими ящиками и обыватели со своими интеллектуальными рабочими местами.

Интеллект я помянул не случайно: пролетарии пострадали от технологий первыми, поскольку заменить простой физический труд машинами оказалось проще пареной репы. Другое дело — работники умственного труда, деятельность которых одними компьютерными технологиями не заменишь. Требовалось нечто большее — искусственный интеллект!

Атака на человеческий интеллект началась в середине 80-х годов: сначала появился ChipTest — шахматный компьютер, созданный в 1985 году аспирантами Университета Карнеги — Меллона. ChipTest быстро эволюционировал в модель Deep Thought, которая в 1989 году бросила вызов Гарри Каспарову. Каспаров в двух партиях из двух разнёс компьютер в пух и прах, после чего выпавшее из рук студентов знамя подхватил «голубой гигант», который взялся за дело со всей мощью своей технической, финансовой и интеллектуальной базы.

На основе Deep Thought в середине 90-х был разработан Deep Blue, который предусмотрительно бросил первый вызов не человеку, а другим компьютерам. В 1995 году Deep Blue, действующей на серьёзной серверной платформе, выступил на Восьмом компьютерном шахматном чемпионате и с треском проиграл белыми программе Fritz 3, которая скромно ютилась на пользовательской персоналке с 90-мегагерцевым «Пентиумом».

Поражение явилось серьёзным ударом по амбициям IBM, и компания взялась за дело по-взрослому. 10 февраля 1996 года усиленная вторая инкарнация Deep Blue впервые в истории нанесла поражение действующему чемпиону мира по шахматам (всё тому же Гарри Каспарову). Правда, после этого Каспаров выиграл у компьютера три партии и свёл вничью ещё две, завершив серию победным счётом 4–2, однако начало было положено.

Kasparov-DeepBlue

Казалось, перед компьютерами открылась новая эра для триумфального унижения человеческого интеллекта. В 1997 году Deep Blue провела вторую серию игр с Каспаровым и на этот раз одержала победу в шести играх со счётом 3 1/2 на 2 1/2 очка. Правда, беспокойный Гарри заявил, что в процессе игры однозначно было зафиксировано жульничество, когда в действия Deep Blue вмешался человек, и IBM пришлось вяло отбиваться, доказывая, что человек (вернее — люди) вмешивался только в перерывах между партиями, а не во время матча. Гарри, однако, не унимался и довёл дело до документального фильма («Game Over: Kasparov and the Machine»), в котором его версия событий подкреплялась морализаторством на тему того, как IBM использовала победу над человеческим шахматным чемпионом для продвижения своей торговой марки.

Как бы там ни было, амбиции IBM в плане ликвидации человеческой монополии на интеллектуальный труд после памятного матча с Каспаровым слегка пожухли. На годы наступило затишье, но IBM не унималась: доводила тихо до ума свои алгоритмы искусственного интеллекта, соединяла их со сверхмощными суперкомпьютерами и ждала реванша.

Следующим шагом развития антропоборческой программы стал Watson (суперкомпьютер получил своё имя не в честь помощника Шерлока Холмса, а в честь Томаса Уотсона, создателя IBM) — суперкомпьютер, разработанный в недрах IBM группой товарищей под управлением Дэвида Феруччи. В отличие от своих шахматных предшественников, «Ватсон» замахнулся на святая святых — natural language, естественную речь человека. Если раньше суперкомпьютер с искусственным интеллектом всегда можно было детерминировать как некую рукотворную сущность, то теперь «Ватсон» претендовал на мимикрию интеллектуальной деятельности в завершённой форме.

Суперкомпьютер «Ватсон» создали специально для игры в Jeopardy! (российская калька — епархия Вассермана «Своя игра»). В 2011 году машина сразилась с двумя самыми выдающимися игроками Америки — Брэдом Раттером и Кеном Дженнингсом — и победила, сорвав джекпот на миллион долларов.

IBM-Watson

И снова показалось, что мы на пороге новой эры. «Ватсон», опять же в отличие от своих шахматных предшественников, помимо монументальной программной составляющей, базировался ещё и на монструозном «железе» — кластере из 90 серверов IBM Power 750, каждый из которых снабжён восьмиядерными 3,5-гигагерцевыми процессорами POWER7. Всего в «Ватсоне» 2 880 процессоров и 16 терабайт RAM. Встроенная информационная база «Ватсона» разместилась на 4 терабайтах дискового пространства. В качестве курьёза приводится информация, что в базе есть даже материалы Википедии.

Одним словом, солидный монстр, способный понимать естественную человеческую речь, воспринимать вопросы, сформулированные на естественном языке, и давать на них столь же естественные ответы. Вот оно — светлое будущее!

«Ватсон» выиграл у чемпионов Jeopardy в 2011 году. Кен Дженнингс тогда торжественно заявил: «Так же, как рабочие места на заводе были ликвидированы в двадцатом веке новыми роботизированными конвейерами, мы с Брэдом стали первыми безработными индустрии знаний, которых уволило новое поколение думающих машин». Не могу понять, чему люди радовались, ну да не суть важно.

Наступил 2012 год. Прошёл. Наступил 2013 год. Опять прошёл. Наступил 2014-й. Где же наш «Ватсон»?! Почему мы не стали свидетелями окончательного триумфа компьютеров над человеком? Вопрос риторический. Все эти годы «Ватсон» кое-как сводил концы с концами, пытаясь оправдать умопомрачительные деньги, потраченные IBM на развитие проекта. Казалось бы: такая гениальная машина, такие уникальные возможности! Почему же никем не востребована?

В ноябре 2013 года IBM анонсировала запуск IBM Watson Developers Cloud — облачной площадки для разработчиков приложений, способных задействовать ресурсы суперкомпьютера «Ватсон». 9 января 2014-го — следующий шаг: создание целого подразделения — Watson Business Group, — призванного коммерциализовать невостребованный суперкомпьютер. На это дело IBM бросает 2 тысячи (!) своих сотрудников, а также инвестирует $1 млрд.

Когда я это читал, у меня в голове вертелся только один вопрос: ЗАЧЕМ?! Зачем эти безумные траты?! Дело даже не в том, что в мире можно по пальцам пересчитать коммерческие (да и государственные) структуры, которые могли бы позволить себе эксплуатацию «Ватсона» (минимальная конфигурация одного только «железа» начинается с миллиона долларов). Дело в том, что это же чистой воды новый Полиграф Полиграфович Шариков! Зачем человеку нужны думающие собаки?!