Важнейшим символом индустриальной эпохи был и остаётся двигатель внутреннего сгорания. Ну а одной из важнейших, хоть и не вертящихся, деталей карбюраторного мотора являлись и являются свечи зажигания, изобретённые когда-то механиком Робертом Бошем, и ныне с превосходным качеством производимые концерном Robert Bosch GmbH. А вот теперь германский промышленный гигант начинает ориентироваться на новый перспективный рынок – рынок «интернета вещей», для работы на котором создана фирма Bosch Connected Devices and Solutions.

Есть в фантастике популярный жанр — альтернативная история. Рассуждения о том, что было бы, если… «Если», впрочем, предполагается обычно на военно-политическом уровне, что имеет давние корни: ещё Тит Ливий рассуждал, что было бы, пойди Александр Македонский на Рим, и как славно квириты бы его разгромили… Научные и технологические альтернативы — как у Василия Щепетнёва в «Седьмой части тьмы», где нет уравнений Максвелла и опытов Герца, — рассматриваются редко. А ведь даже победа двигателя внутреннего сгорания над паровым мотором в соревновании тепловых машин не была однозначно обусловлена.

Двигателям Отто — двухтактным, а затем и четырёхтактным, газовым и бензиновым — мешало отсутствие надёжных систем зажигания смеси. Они могли обеспечить КПД более высокий, чем тогдашние паровые машины, но надёжно и экономично работать могли, лишь когда воздушно-топливная смесь в цилиндре вспыхивает в точно заданный момент времени, обеспечивая приближение цикла работы к циклу Карно. А добиться этого было трудно, нужные технические средства отсутствовали. Первый двигатель Отто зажигал смесь от открытого пламени…

Потом появились калильные головки (может быть, кто-то из читателей занимался авиамоделизмом и сталкивался с калильными двигателями), позаимствовали зажигание от более раннего газового двигателя Ленуара, где применялись гальванические элементы и индукционная катушка… Но — калильное зажигание плохо регулируется; думаю, кто-то наверняка сталкивался с паразитным калильным эффектом — зажиганием смеси не от искры, а от перегретых деталей… Ну а у гальванических элементов беда та же, что и у современных аккумуляторов, — ёмкость.

И вот за решение проблемы (а она была очень серьёзной: ещё немного — и интерес изобретателей и потребителей переместился бы к паровикам) взялся владелец штутгартской мастерской Werkstätte für Feinmechanik und Elektrotechnik Роберт Бош (Robert Bosch, 1861–1942). Биография молодого механика была очень похожа на биографию нашего М. Т. Калашникова — всего лишь восемь классов школы в Ульме, работа, получение специальных знаний во время службы в инженерном батальоне, вольное слушание лекций в Высшей технической школе Штутгарта… Интересно, что за заказами творец мира автомобилей ездил на велосипеде.

Фирма возникла осенью 1886 года и занималась установкой и ремонтом входящих в быт электрических устройств, в том числе информационных, первых телефонов, и автоматических — вроде сигнализаторов уровня воды. В 1889 году ему поручают создать систему зажигания для заводского стационарного двигателя. И в ходе этих работ Бошем изобретается магнето — специализированный генератор постоянного тока, возбуждаемый постоянным магнитом и имеющий интегрированную в конструкцию высоковольтную катушку зажигания — да ещё и совершенствуются свечи зажигания, в них применяются керамика и жаростойкие сплавы.

Впервые свеча зажигания была установлена на трицикле De Dion Bouton. Обратите внимание: одно колесо сзади избавляет от нужды в дифференциале, а два колеса впереди обеспечивают приличную устойчивость.
Впервые свеча зажигания была установлена на трицикле De Dion Bouton. Обратите внимание: одно колесо сзади избавляет от нужды в дифференциале, а два колеса впереди обеспечивают приличную устойчивость.

Магнето, берущее энергию от вала двигателя, причём вполне эффективно на малых оборотах, избавило автомобили и мотоциклы от громоздких и малоёмких батарей, поспособствовав победе бензина над паром; впрочем, это произошло не сразу, первое время магнето и свечи шли на стационарные моторы и лишь в 1897 году были установлены на трицикл De Dion Bouton. Но уж тогда эти достижения создали массовый рынок автоэлектрики, укрепив позиции Боша на нем. Он строит новый завод для магнето и свечей в Штутгарте, ещё один — во Фрайбурге, открывает представительства по всему миру.

Дальше появляются катушки многоискрового, более надёжного зажигания, распределитель зажигания… Затем — на новом витке развития технологий, в 1913 году — человек, избавивший автомобиль от гальванических элементов, представляет электростартер, избавляющий от танцев «со шлангом, которым машину заводят», но требующий мощных и надёжных аккумуляторов. В своём завещании Бош распорядился направлять дивиденды на цели благотворительности… Ну а основанный им концерн ныне один из крупнейших производителей не только автомобильной, но и бытовой электроники.

И вот — новый виток технологий. В канун Рождества 2013 года Robert Bosch GmbH объявляет о создании новой дочерней фирмы — Bosch Connected Devices and Solutions GmbH, ориентированной на поставку подключённых устройств и комплектных решений с поддерживающими сервисами на растущий рынок «интернета вещей». Задачи формулируются глобально: Фолькмар Деннер (Volkmar Denner), председатель совета директоров Robert Bosch GmbH, говорит ни больше ни меньше как о желании объединить виртуальный и физический миры («We want to connect the virtual and the physical world«).

От кого-то другого такие слова звучали бы прожектёрством, но их произносит глава концерна, производящего гигантский ассортимент промышленной и потребительской продукции, значительная часть которой уже созрела для подключения к Сети. Скажем, стиральные машины могут включать себя в то время, когда энергокомпании предлагают электричество по самым низким тарифам. Тут, кстати, решается одна из проблем альтернативной энергетики — её неритмичность, зависящая от света и ветра, да ещё и нагрузки на сеть. «Умный» забор энергии может ощутимо стабилизировать электросеть.

Сегодняшние автомобильные технологии от Bosch вполне смыкаются с миром «интернета вещей»
Сегодняшние автомобильные технологии от Bosch вполне смыкаются с миром «интернета вещей».

Вспомним, что когда-то механик Роберт Бош колесил на велосипеде по Штутгарту, в поиске заказов на дистанционные сигнализаторы уровня воды. А теперь говорится о датчиках «умного» дома, которые, получая из интернета данные о погоде — и не вспомнить уже, с какого момента перестал смотреть на градусники за окном, доверяясь погоде на планшете или смартфоне — и, «почувствовав», что окна открыты, дадут исполнительным механизмам приказ их закрыть. Ну а когда приближается если и не шторм, то сильный ветер, закроют ещё и защитные жалюзи…

И телефонные аппараты когда-то делал Бош. И, исходя из его активного маркетинга, можно предположить, что были они не городской сети (она вряд ли отдала бы свой хлеб с маслом молоденьком механику), а «локальными», какими-нибудь заводскими… И вот сейчас речь опять заходит о локальной связи. Но уже в рамках М2М, «интернета вещей». Умные штепсельные вилки, «smart plugs», смогут передавать приказы в рамках локальной сети «умного» дома, распоряжаться включать жаровой шкаф на приготовление жаркого и СВЧ-печь на разогрев булочек…

То есть речь идёт о добавлении новых функций в ту технику, которую Robert Bosch GmbH уже производит. Очень логичный шаг, который будет формировать новый рынок Internet of Things точно так же, как когда то появление магнето и керамических свечей с жаростойкими электродами сформировало глобальный рынок автомобильной энергии, на котором «Бош» уже тогда занял прочные позиции. Ну а глобальный рынок тесно связан с глобальными перевозками, в чем фирма со 126-летней историей имеет огромный опыт. И опыт этот сейчас будет применён в «интернете вещей».

Шеф Robert Bosch GmbH Фолькмар Деннер возлагает большие надежды на «интернет вещей»
Шеф Robert Bosch GmbH Фолькмар Деннер возлагает большие надежды на «интернет вещей».

Вещь ведь мало добротно разработать и качественно произвести. Её ещё надо доставить потребителю. А учитывая нынешнюю глобализацию производств, дорога эта может быть весьма долгой: рогатая деревянная вешалка в хозмаге рядом нынче производится во Вьетнаме… Поэтому очень разумно встроить в упаковки партий товара датчики, которые будут следить за процессом их транспортировки. Датчики состояния, которые в родстве с акселерометрами смартфонов, покажут, насколько бережно перегружали товар, кидали ли, кантовали, трясли…

Датчики температуры и влажности продемонстрируют, в каких условиях его везли, насколько долго оставляли у рельс под дождём или на портовом, орошаемом солёными брызгами солнцепёке. Датчики систем позиционирования — если в ход пойдёт Северный морской путь, то пригодится и наш ГЛОНАСС — покажут, где находится и куда движется партия товара, упростят процесс её розыска при пропаже. Это важно в условиях быстрорастущей интернет-коммерции, и Robert Bosch GmbH, являющаяся глобальной фирмой с разветвлённой сетью отделений по миру, имеет хорошие шансы предоставить надлежащий сервис.

Надежды на Das Internet der Dinge und Dienste германские инженеры и предприниматели возлагают серьёзные, и создание новой фирмы подтверждает это. Находиться штаб-квартира Bosch Connected Devices and Solutions GmbH будет в Ройтлингене, офисы разместятся в индийском Коямпуттуре и в китайском Сучжоу. И ожидается, что стоящие первыми в очереди на производство микроэлектронные датчики и исполнительные механизмы окажут на глобальную экономику индустриальной эпохи не меньшее воздействие, чем на индустриальную эру повлияли магнето и свечи зажигания…