Главные перемены в жизни проходят незаметно. Не вспомнить, когда последний раз печатал снимок при свете красного фонаря, когда последний раз отдавал проявлять плёнку в мини-лаб… И как-то совершенно незаметно преимущественной формой общения с компьютерным миром стала не клавиатура с мышью, а сенсорная панель смартфона или планшета. А уж то, что эти панели — дабы сделать их удобными для людей — тестируют роботы, и вовсе пройдёт мимо подавляющего большинства населения планеты, несмотря на распространённость смартфонов…

Когда-то, в середине индустриальной эпохи, молодой человек, приходящий на завод, проходил примерно такой путь. Сначала он выполнял тяжёлую и неквалифицированную работу, подносил заготовки, отвозил готовые детали. Потом начинал изготавливать их сам. Сначала — выполняя простые операции, потом — всё более и более сложные. Далее наступала стадия самостоятельной работы, порой прямо «с листа», без технологической документации. Ну а затем, как вершина карьеры, — контроль качества деталей, исполненных другими.

Подчеркнём: мы говорим о середине, а не о закате индустриальной эпохи. О тех рабочих, кто производил винтовки Мосина, револьверы Нагана, пулемёты Максима и Шпитального… Укомплектованные девочками, освоившими пару измерительных операций, ОТК появились много позже, когда индустриальная эпоха сходила на нет. А когда-то приёмка была ответственным делом. В виду близящихся каникул предложим вниманию читателей воспоминания профессора Фёдорова «В поисках оружия» — о том, как сложно было принимать в Первую мировую оружие иностранных образцов для русской армии.

Но теперь — эпоха информационная. Со спрессованным временем. И переходы между рабочими позициями происходят несопоставимо быстрее. Правда, нынче в правильно организованном производстве на рабочих должностях трудятся роботы. Вот, скажем, Oculus, разработанный Intel для своих электронных заводов. Ему сначала предстояло перемещать кремниевые «вафли» — безумно дорогие и сверхвысокотехнологические; перемещать максимально бережно — но это ведь самая что ни на есть вспомогательная работа. Распреды в грязных халатах заката советской промышленности, катавшие на тележках ящики с деталями, были его коллегами…

А теперь на Oculus возложены контрольные функции. Причём в очень интересной и с точки зрения техники, и с точки зрения информационного бизнеса области. Все знают, что «мобильная революция» в значительной степени прошла мимо Intel, и это, по понятным причинам, нравиться корпорации не могло. При всей кажущейся «выжидательности» поведения кремниевого гиганта, похоже, под ковром шла активная деятельность. В сентябре 2011 года вышло заявление «Google: Все будущие версии Android будут оптимизироваться для Intel х86».

Что ж, именно так и произошло: заметки для этой колонки автор подбирал на планшете, где Atom работает под Android; при экранах высокого разрешения заботиться об оптимизации энергопотребления бессмысленно, так что кристалл вполне на месте… И сразу же Intel озаботилась организацией сквозных технологических процессов, включая операции контроля. Ведь что позволяло употреблять в ОТК заката индустриальной эпохи малоквалифицированных барышень? Да детальная проработка технологических процессов и технической документации: не требовалось знать, как деталь работает, достаточно было выполнить пару простых замеров…

А вот в информационную эпоху контроль становится возможным возложить уже не на людей, а на роботов. Правда, это не так просто: девочкам из ОТК зрение и способность распознавать образы дарованы эволюцией, а для робота их нужно конструировать и долго и тщательно программировать… Зато один раз разработанный и запрограммированный робот легко тиражируется и работает именно так, как установлено создателями, а не так, как потребуют от белкового существа его инстинкты. И робот-контролёр Oculus был анонсирован Intel синхронно с заявлением Google («Intel Oculus: Preparing Intel for Competition in Smartphones & Tablets«).

Экран тестируется так
Экран тестируется так.

Как можно видеть уже из тогдашнего предварительного сообщения, в конструкцию робота был включён стандартный элемент, обеспечивший ему очень высокие характеристики при приемлемой стоимости. Именно приемлемой, а ни в коем случае не невысокой: цифровая камера RED от Red Digital Cinema Camera Company за качество любима очень небедным Голливудом. Она сама по себе является шедевром технологий: скажем, лишь, что в ней использован уникальный стандарт кодирования REDCODE, основанный на вейвлет-преобразовании… («Компьютерра» рассказывала об этих технологиях 15 лет назад.)

Так что камера RED, способная запечатлевать 300 кадров в секунду, позволяет координировать движения робота Oculus с очень высокой точностью. Последняя необходима для того, чтобы поручить ему функцию испытания сенсорных экранов смартфонов и планшетов (на то, как это делается, можно взглянуть здесь). Происходит такое тестирование следующим образом: на пару манипуляторов робота надевают резиновые подушечки, и он играет на смартфоне в компьютерную игру «Разрежь верёвку».

Самые передовые технологии проверяются игрой, по интеллектуализму соперничающей с домино и перетягиванием каната…
Самые передовые технологии проверяются игрой, по интеллектуализму соперничающей с домино и перетягиванием каната…

Высокое разрешение и высокая скорость съёмки, обеспечиваемые камерой RED, позволяют фиксировать то, как сенсорный экран реагирует на прикосновения пальцев в игре, на самых различных уровнях (потребитель должен быть доволен экраном, независимо от того, играет он как новичок или является экспертом, способным добираться до самых верхних уровней…). Кроме игр, экраны испытываются на удобство набора текстов на виртуальной клавиатуре, на прокрутку списков различной (в том числе и весьма внушительной) длины.

Складывается парадоксальная ситуация. Смартфоны и планшеты создаются для людей. А удобство пользования ими тестирует робот. Почему? Ну, для этого есть несколько причин, которые удобно излагать с позиций такой дисциплины, как инженерная психология — наука об удобстве связи человека и машины. Окончательно оформилась она в середине ХХ века, в эпоху радаров и управляемых ракет, но с аналогичным задачами человечество сталкивалось и раньше.

Академик Крылов в своих мемуарах описывал, какие физиологические эффекты были связаны с обучением наводчика стрельбе с качающегося корабля. В годы Великой Отечественной красноармейцев и краснофлотцев отбирали для работы с дальномерными приборами с учётом физиологических особенностей их зрения. Для этого использовались методы объективного контроля. Объективного, не зависящего от конкретного восприятия конкретного человека. Дающего информацию в привычной инженерам форме.

Применение робота Oculus позволяет избежать присущего человеческим органам чувств логарифмического восприятия. И — адаптации. В книгах по занимательной науке конца девятнадцатого — начала двадцатого века любили описывать разницу в восприятии температуры воды, возникающую, если перед этим подержать руку в холодной или горячей миске. Точно такие же эффекты адаптации формирует и привычный сенсорный экран, который не обязательно является лучшим. А объективные цифры, даваемые роботом, могут легко накладываться на объективные же данные о человеческих предпочтениях.

Oculus с тестовой головой
Oculus с тестовой головой.

Скажем дети, вне зависимости от того, игра это или иное приложение, ожидают от сенсорных экранов более быстрого отклика, чем взрослые. Уровень громкости и качество воспроизведения звука, обеспечиваемые мобильными устройствами, также могут быть объективно проверены с использованием роботехнологий Intel: для этого предназначена расположенная рядом с роботом искусственная голова. И тут тоже — вспомним про логарифмическое восприятие органов чувств — могут быть получены объективные данные.

Благодаря программному обеспечению Oculus легко подстраивается для тестирования любого устройства с сенсорным экраном, от смартфона до моноблока. Intel эксплуатирует в настоящее время три таких системы. И она не одинока: по словам Джейсона Хаггинса (Jason Huggins), соучредителя и главного инженера Sauce Labs — компании, занимающейся тестированием телефонных сетевых приложений, — аналогичные системы тестирования применяются и другими производителями смартфонов, такими как Samsung, LG и Apple.

Причём самое интересное — названые Хаггинсом причины, по которым указанные компании не обнародовали данные о своих роботах-испытателях. Он считает, что таким образом они сохраняют свои технологические преимущества. То есть роботы-испытатели столь важны, что сам факт их применения до поры до времени скрывался…