Информационные технологии проникают во все сферы нашей жизни с такой скоростью, что кажется, будто к нам вторгается само будущее. И очень интересный вопрос — а как же они воздействуют на то, что его, будущее, и формирует. На образование, на «целенаправленный процесс воспитания и обучения в интересах человека, общества, государства, сопровождающийся констатацией достижения гражданином (обучающимся) установленных государством образовательных уровней». И прежде всего — на образовательный бизнес…

Что ж, начнём с оценки рынка — насколько весом и солиден образовательный бизнес. Обычное мнение состоит в том, что это нечто убогое, малорентабельное… Вспомнишь, что барышне, окончившей местный «пед» с красным дипломом, губернский наробраз пару лет назад предлагал оклад в районе пяти тысяч рублей, аккурат на колготки и услуги холодного сапожника… А в США ремесло наставника детских душ относят к группе worst paid professions, скверно оплачиваемых профессий. Правда, начальный оклад — даже без диплома с отличием — составляет там $30 377 в год. Уныло, одним словом…

То ли дело те, кто работает на «кровавую военщину»… Вот где деньги — по обычному мнению — льются золотой рекой, вот где куются сверхприбыли. Но возьмём да и обратимся к статистике. Для начала взглянем, сколько планета тратила в прошлом году на оружие. Итак, вот данные The Center for Arms Control and Non-Proliferation, Центра по контролю над вооружением и его нераспространению — организации, скорее склонной эти расходы завышать. Согласно им, на оружие ушло $1 582,88 млрд — грубо говоря, полтора триллиона, 41% из которых пришлось на долю США.

А вот мировые расходы на образование. Их мы возьмём у либеральнейшей The Washington Post, которая — вместе с её аудиторией — склонна считать, что на образование тратится слишком мало, а на вооружение — слишком много. Итак, во сколько же она оценила нынешнее состояние планетарного рынка образования? А оценка эта видна из заголовка статьи — «Рынок глобального образования достиг $4,4 трлн и продолжает расти». Вот оно как — планетарные образовательные расходы втрое больше военных!

Так The Washington Post обрисовывает ход дел на планетарном рынке образования
Так The Washington Post обрисовывает ход дел на планетарном рынке образования.

И — самое интересное — расходы эти имеют чётко прогнозируемую тенденцию к росту. Считается, что за следующее пятилетие они возрастут ещё на 23% и достигнут в 2017 году уровня $6,3 трлн в год. Таковы мировые тренды в постиндустриальной экономике, экономике знаний… И индивидуальное поведение людей в России абсолютно адекватно следует этим тенденциям. Вот несколько примеров, с которыми автору этих строк пришлось столкнуться за прошлую неделю.

Многодетная семья озабочена тем, чтобы выделить в семейном бюджете деньги на языковые каникулярные курсы в Лондоне для младшего ребёнка, £1 100 в неделю плюс пансион и перелёт. Молодая столичная семья сдала квартиру на окраине и арендует другую, заметно меньше и дороже, но у хорошей старой школы: в двух предыдущих МОУ дети просто не говорят по-русски, и о качестве образования речи не идёт… Знакомые академические учёные признались, что в конце девяностых — начале «нулевых» выжили чисто за счёт репетиторства, образовательных услуг… (Кстати, радостная весть: на тестах PISA-2012 наши школьники обошли американцев и израильтян!)

То есть люди понимают, что достойное будущее их детям даёт лишь полноценное образование. И готовы за него платить. Но как же, собственно говоря, на образовательном рынке сказывается повсеместное распространение информационных технологий? Начнём с основы основ традиционного образования — с книг. С их издания. Вот старинная лондонская, основанная ещё в 1844 году Самуэлем Пирсоном фирма Pearson PLC. Это крупнейший на планете издатель. Половина акций деловой Economist Group, 47% ценных бумаг известного Penguin Random House. Но главное — образование!

Возглавляющий с 1 января 2013 года Pearson Джон Фэллон (John Fallon) до этого руководил его образовательным подразделением…
Возглавляющий с 1 января 2013 года Pearson Джон Фэллон (John Fallon) до этого руководил его образовательным подразделением…

Учебники и пособия, книги для школ и университетов — именно они приносили Pearson PLC стабильные и солидные доходы, позволяя выручить в прошлом году свыше £5 млрд. То есть повсеместное развитие информационных технологий, доступность в интернете множества данных отнюдь не сказались негативно на продажах добротных бумажных учебников и справочников. Продажи, наоборот, росли — примерно на две трети… Но успешные компании и отличаются от неудачников тем, что делают ставки на новые технологии вовремя.

И книгоиздатели из Pearson PLC, взобравшись на Эверест продаж бумажных учебников, решили продолжить движение в стратосферные области ИТ-образования. Основания для такого поведения у них есть: ещё в прошлом году отчётность книгоиздателей говорила о тенденции превышения доходов от онлайн-услуг и дистанционного образования над тем, что приносят бумажные книжки. То есть мы становимся свидетелями интереснейшего явления: крупнейший и респектабельнейший книгоиздатель превращается в цифровую компанию, в поставщика образовательных услуг на базе ИТ!

Путь, по которому идёт Pearson PLC, вполне традиционен для ИТ-отрасли и в значительной степени состоит в покупке «на корню» стартапов. Ну, скажем в прошлом году агентство Bloomberg рассказало о покупке книгоиздателем за $650 млн наличными (не в смысле мешков зелёных бумажек, а в том, что не происходил обмен ценными бумагами, акция за акцию) фирмы EmbanetCompass, провайдера образовательных онлайн-услуг для североамериканских колледжей и университетов.

Благотворные последствия сделки не преминули проявиться. Крупнейшим образовательным конгломератом в США является Университет штата Калифорния, система из двадцати трёх вузов с четырёхлетним образованием, в которых обучается 427 тысяч студентов. И вот именно Pearson PLC университет выбрал для запуска Cal State Online, широкомасштабной программы для расширения возможностей доступа к высшему образованию.

720p-online-education

Государственное высшее образование в США переживает не лучшие времена. За последние несколько лет финансирование системы Cal State было урезано на 40%. И официальный представитель офиса канцлера университета Майк Уленкамп (Mike Uhlenkamp) говорил журналистам о том, что онлайн-курсы позволят получить доступ к образовательным ресурсам большему числу студентов, в том числе и не имеющим возможности приезжать на лекции, сократят отсев и повысят успеваемость. Инфраструктуру для этого предоставляет не университет, а компания Pearson PLC.

Обратим внимание: происходит трансформация традиционных университетов. Возникшие когда-то как самоуправляющиеся корпорации преподавателей (магистров и докторов) и студентов, они превратились в гигантские предприятия с многомиллиардными бюджетами и фондами (endowment), но не устояли перед натиском технологий и глобализации. Самое главное, то, что сохранялось при смене поколений преподавателей и студентов, — инфраструктуру — нынче поставляют не они! И в области преподавания, и при приёме экзаменов…

Да-да, экзаменов. Вот одна из любимых тем — роботизированные автомобили. (Напрягает, знаете ли, после полусотни лет кручения баранки…) Где можно получить образование в этой сфере? А, скажем, в организации Udacity, прослушав в интернете бесплатные курсы по программе CS 373: Programming a Robotic Car. Но потом встанет вопрос — а где же и каким образом можно сертифицировать свои знания? Или знания, полученные в MOOC (Massive Open Online Course)? Вопрос непростой… Курсы-то читаются лучшими специалистами из MIT, но как сдать экзамены?

Теперь один из вариантов ответа на него даёт опять-таки Pearson PLC. Для этого компания — в рамках программы Pearson VUE — организовала по планете сеть из 400 центров тестирования. Причём к самой сути тестирования бывшие книгоиздатели отношения не имеют. Они лишь предоставляют инфраструктурные и сервисные услуги — вполне в духе современных тенденций ИТ-мира, куда бодро вторглись бывшие печатники и книгопродавцы… Да и программа Pearson по предоставлению за фиксированную плату места для приложений, созданных сторонними разработчиками, в их образовательных комплектах вполне в духе всяких ИТ-Store…

И изменения в экономической географии планеты разработчики интерактивных учебников отслеживают: шесть тысяч из 41 000 общего числа сотрудников Pearson трудятся в Бразилии и Китае — интенсивно развивающихся странах, «соседках» России по БРИК. То есть можно сделать вывод: мы наблюдаем процесс превращения глобального образовательного бизнеса в одну из подотраслей бизнеса информационных технологий, с заимствованными из него деловыми схемами. Очень интересно, если учесть, какие деньги — многие триллионы! — на кону.