Три года назад весть об открытии в городе Цзянь обслуживаемого роботами ресторана Delu Rebot («Китай и все его роботы«) выглядела скорее курьёзом – сродни механическому соловью из сказки Андерсена. Но сегодня мандарины, правители провинций Поднебесной — а это не только административные, но и очень крупные хозяйственные структуры, — готовы вкладывать десятки миллиардов в роботизацию («Китайская провинция Чжэцзян потратит $82 млрд, чтобы заменить людей на роботов«). Давайте же посмотрим, что думают о проблеме роботизации, автоматизации производства и торговли практики отечественного бизнеса.

Для этого воспользуемся опросом, проведённым российской рекрутинговой фирмой HeadHunter, осуществляющей свою деятельность на пространстве ряда стран бывшего СССР. Исследовательское подразделение «охотников за головами» с 27 августа по 3 сентября 2013 года опросило 3 273 работников компаний, с которыми имеет дело, по их отношению к проблеме роботизации. Обратим внимание — опрашивались не специалисты в ИТ и робототехнике, а именно «обычные» работники самых разных уровней. Так что опрос от HeadHunter интересен не как попытка заглянуть в будущее техники, а как картина современных представлений о роботизации.

Так отвечали сотрудники разных уровней на вопрос «Мог бы робот выполнять Вашу работу?»
Так отвечали сотрудники разных уровней на вопрос «Мог бы робот выполнять Вашу работу?».

Итак, опрашиваемым сотрудникам задавался вопрос «Мог бы робот выполнять Вашу работу?». 54% такую возможность исключили. 2% признали, что она есть уже сейчас. А 42% — что автоматизирована может быть значительная часть их должностных обязанностей. Причём ещё интереснее распределение взглядов на перспективы роботизации по ступенькам административной лестницы. 70% сотрудников базового уровня, около 40% специалистов и примерно 30% менеджеров и владельцев могли бы уступить часть работы роботам и ботам.

Ещё очень интересна психологическая готовность людей к работе в гибридных, человеко-машинных коллективах. 69% хотели бы иметь робота-помощника. Правда, треть опрошенных ещё не знает, чем киберассистент может быть им полезен, но желание переложить опасную (72%), простую и однообразную (70%) работу на железные плечи и кремниевые мозги распространено широко. Да ещё 45% считает, что роботы — отличные коллеги, поскольку им не нужны отпуска и выходные. 42% отмечает их высокую мотивацию, не зависящую от зарплаты.

Более 70% людей не готовы работать под руководством робота
Более 70% людей не готовы работать под руководством робота.

Однако надо, конечно, отметить и наличие «человеческого шовинизма». 72% не готовы работать с роботом-руководителем. Шестая часть (16%) сочла бы это интересным опытом. 8% считают, что робот может оказаться лучшим шефом. Ну а 4% рассуждают абсолютно рационально: им всё равно, кому продавать свой труд, платили бы зарплату. То есть 28% реальных российских работников образца 2013 года уже психологически готовы оказаться под началом искусственного интеллекта. Это ещё не треть, но уже ведь даже и не четверть! То есть довольно много людей понимают правильно: работа — это то, что должно обеспечивать им средства к жизни.

Причины страха роботов
Причины страха роботов.

Ну а теперь вернёмся к китайской провинции Чжэцзян, с которой мы начали разговор. Чуть больше ста тысяч квадратных вёрст — две Воронежских губернии — но 55 миллионов душ населения, больше трети всей России. И столь населённый регион серьёзно озабочен не созданием рабочих мест, а роботизацией… Странно, да? Да нет, ничуть! Это общий тренд; о планах Foxconn внедрить на своих предприятиях миллион железных людей мы рассказывали («Армия роботов«), а International Federation Robotics (IFR) подтверждает их актуальность для всей КНР.

В отчёте Международной федерации робототехники за 2013 год «The robotics industry is looking into a bright future» говорится ни больше ни меньше о буме китайского рынка роботов. С 2005-го по 2012-й их поставки в Поднебесную увеличивались на 25% в год и достигли 23 000 единиц в прошлом году. Но в эту цифру включены только импортированные роботы. А КНР производит их и сама. Оценивают, что продажи китайских роботов китайским же фирмам увеличились с 2 000 единиц в 2011 году до 3 200 в 2012-м.

Но, кроме этого, есть роботы от ранее упомянутой Foxconn Electronics, иначе известной как Hon Hai Precision. Так вот, эти механические работники по имени Foxbot проектируются и выпускаются самой фирмой для своих заводов. И их число не входит даже во внутрикитайскую статистику. International Federation Robotics оценивает их прошлогодние поставки в пределах от 10 до 30 тысяч единиц. А всего КНР, с её установленными в прошлом году роботами численностью в пределах от 28 до 35 тысяч единиц, является крупнейшим мировым рынком железных людей.

И перспективы роста рынка роботехники у китайцев превосходны. Прежде всего тут сказывается эффект «низкой базы»: если у корейцев, немцев или японцев трудится от 270 до 400 роботов на 10 тысяч работников, то у китайцев в прошлом году их было менее двадцати. Рабочая же сила дорожает: 16% прибавки средних зарплат за год в упомянутой провинции Чжэцзян. А в экономике действует аналог второго начала термодинамики, только не тепло переходит туда, где холод, а рабочие места утекают туда, где труд дешевле. Во Вьетнам, Индонезию, Камбоджу…

А углеводородов у ханьцев нет. В мировом разделении труда они вынуждены экспортировать живой труд — который теряет конкурентоспособность. Сохранить её могут только автоматизация и роботизация. Поэтому-то IFR и предсказывает в период с 2014 по 2016 год среднегодовой рост поставок роботов в КНР в размере 15%. К 2016 году туда будет поставлено 38 тысяч «импортных» роботов (местные изделия здесь не учитываются). Сколько работников они заменят — трудно сказать. Это зависит от качества организации производства; в принципе, они могут трудиться в неделю 168 часов — против 40, заменяя в пределе четверых…

А это Поднебесной очень нужно. Дело в том, что «политика одного ребёнка» породила там обратную демографическую пирамиду — четверо бабушек-дедушек, двое родителей и один ребёнок. И — благодаря росту продолжительности жизни — неумолимо настанет момент, когда единственным тружеником из всех останется он… Поэтому Пекин пошёл на либерализацию: если муж и жена являются единственными детьми в семьях бабушек-дедушек, то им разрешено иметь двоих детей, чтобы хоть как-то расширить «острие демографической пирамиды»… Но робот вступает в строй быстрее, чем дети достигают трудоспособного возраста!

Ну а теперь вернёмся из Китая в страну родных осин. Для России характерна интегральная нехватка рабочей силы. Свидетельством этому является ооновская статистика числа мигрантов: их в нашей стране 11 миллионов; здесь мы уступаем только США с их 45,8 млн переселенцев. Уполномоченный по правам предпринимателей в РФ Борис Титов вообще выступает с инициативой по объявлению «миграционной амнистии», утверждая, что без труда переселенцев «экономика страны просто обвалится». Ну а к 2050 году нам пророчат падение населения до 100 миллионов…

Действительно, дефицит кадров ощущается везде. В сельских школах и районных больницах. В индустриальном в прошлом полумиллионнике нормального электрика не найти. Не просто кадровики, а первые руководители торговых сетей бывают счастливы, заполучив себе энергетика-пенсионера. А в новой квартире щиток «набивает» счётчиком, предохранителями, УЗО родственник из бывших инженеров, а растаскивают по штробам провода сами владельцы, адвокат да хирург, прошедшие «курс молодого электрика», в чём им помогают современные комплектующие…

И люди всё это — нехватку рабочих рук не просто для промышленного производства, но для самого поддержания нашей инфраструктуры — видят и понимают. Именно инфраструктуры в первую очередь; производство-то может обойтись массовыми технологическими процессами: сколько занято на добыче углеводородов, составляющих значительную часть местного экспорта. А вот работа с обслуживанием инфраструктур требует не просто машин, а «умных» машин, роботов. И это абсолютно адекватно понимают те самые сотрудники фирм, которых интервьюировали HeadHunter’ы.

Именно отсюда происходит цифра в 69% работников, готовых трудиться рука об руку с роботом. И это — очень важно. Это ведь — большинство. Знаете, неудачливые политики-реформаторы очень любят говорить о том, что нам не повезло с народом. Но трудящийся народ на самом деле оценивает необходимость следующего витка технологического развития — внедрение «умных» машин — абсолютно адекватно.