Классики советской литературы Илья Ильф и Евгений Петров были людьми в высшей степени наблюдательными. Перечитывая в двадцать первом веке их «Одноэтажную Америку», невозможно отделаться от мысли, что пара писателей увидела в этой стране куда больше, чем многочисленные резидентуры и диппредставители. А ещё раньше, в романе «Золотой телёнок», втором томе похождений великого комбинатора, Ильф и Петров сделали наблюдение, достойное встать в ряд с максимами Ларошфуко и сентенциями Вовенарга.

«Параллельно большому миру, в котором живут большие люди и большие вещи, существует маленький мир с маленькими людьми и маленькими вещами. В большом мире изобретен дизель-мотор, написаны “Мёртвые души”, построена Волховская гидростанция, совершён перелёт вокруг света. В маленьком мире изобретен кричащий пузырь “Уйди-уйди”, написана песенка “Кирпичики” и построены брюки фасона “Полпред”».

И вот, пока в большом мире, где инженеры IBM разрабатывают концепцию «умных» городов и даже «умной» планеты («Города умнеют: IBM предлагает концепцию Smarter Cities«) разрабатываются технологии «умных» машин, в маленьком мире рождаются «умные» машинки.

«Умная» машинка маленького мира — по имени Lockitron.

Вот одна из них, по имени Lockitron. О назначении даёт представление само слово, образованное от английского Lock, замок, и варварски обрезанного электрон; такие кентавры традиционно использовались для наименования электронных приборов и устройств, от тиратронов до синхрофазотронов. Итак, Lockitron — это электронный замок. Конструктивно — навеска на замок, уже существующий. Устанавливаемая с внутренней стороны двери на стандартную ручечку запора и дающая возможность использовать смартфон для управления дверным замком — примерно так, как мы открываем подъездную дверь с помощью домофона.

Производители Lockitron позаботились об эстетике, предлагая своё устройство в разных цветах, под оформление двери
Производители Lockitron позаботились об эстетике, предлагая своё устройство в разных цветах, под оформление двери.

Из любой точки планеты, имея подключение к Сети, вы можете открыть дверь, если вам привезли заказанные товары или пришла соседка полить цветы и покормить кошку. Сидя на работе, вы можете увидеть, что ваше чадо, сбежав с уроков, отперло замок со своего смартфона, и принять к нему воспитательные меры. Янки люди странные, ребёнок может валять дурака в школе, но уход из неё чреват для родителей очень крупным штрафом, а в некоторых штатах — и тюремным заключением… Так что 179 долларов, которые просят за Lockitron — цена за удобства вроде бы и небольшая, по американским меркам…

Lockitron позволяет контролировать дверь из любой точки мира
Lockitron позволяет контролировать дверь из любой точки мира.

Казалось бы, всё хорошо… Но вот только эксперты по безопасности Дэвид Брайан (David Bryan) и Дэниэль Кроули (Daniel Crowley) из фирмы Trustwave Holdings весьма озабочены появлением такого удобного устройства. По их мнению, оно предоставляет компьютерно грамотным злоумышленникам прекрасные возможности для проникновения в чужие дома. Дело в том, что, испытывая с точки зрения безопасности различные устройства, позиционируемые как «smart», интеллектуальные системы освещения или смышлёную сантехнику, почти во всех обнаружили серьёзные недостатки с точки зрения безопасности…

Угрозы, в общем-то, не смертельные. Но — неприятные. Скажем, интеллектуальная система освещения очень удобна. Она подсветит подъездную дорожку, зажжёт свет в гараже, позволит входить в уже освещённую прихожую… А в комнате или саду, которые все покинули, наоборот, свет погасит. И смышлёная сантехника очень удобна. Она заполнит ванну водой нужной температуры. Она будет в ваше отсутствие регулярно промывать канализационные трубы, страхуя дом от появления неприятного запаха. Только вот беда: по мнению Дэвида Брайана и Даниэля Кроули, в эти системы довольно легко влезть.

Разумный дом должен делать вашу жизнь приятнее…
Разумный дом должен делать вашу жизнь приятнее…

А влезший в эти системы злоумышленник (не обязательно вор или террорист — просто соседский парень, которого вы застали за курением) способен причинить вам массу неприятностей. Свет может непрерывно пылать в светлое время, накручивая счётчик. Сантехника — перейти в режим непрерывной промывки, обеспечивая солидный счёт от водоканала. А если воду ещё и греть, то добавится и расход газа. Причём все это — при штатном режиме работы, а ведь могут забиться отводящие клапаны. Или где-то коротнуть. Короче говоря, то, что должно сделать вашу жизнь приятнее, причинит вам неприятности…

Но в чём особенность новых методов взлома? Ведь ремесло домушника старо как мир… И интернет-магазины предлагают нынче широкий набор эргономичных отмычек промышленного производства в удобных футлярчиках. А есть ещё полумифический инструмент «мастерок», о котором долгими тюремными вечерами матёрые уголовники рассказывали подрастающему поколению. Почему вдруг заволновались специалисты по кибербезопасности? В чём новизна проблемы?

Пером много стихов не скопируешь, так что поэты Серебряного века не беспокоились…
Пером много стихов не скопируешь, так что поэты Серебряного века не беспокоились…

Дело тут — в тиражируемости. Бабушка автора этих строк гимназисткой переписывала в альбомчик стихи. Прадед денег на этот жанр жалел; вот отдать по пять рублей, половине имперской золотой монеты, за «Звездное небо» Фламмариона или «Мироздание» Мейера — пожалуйста, а легкомысленные строфы — шалишь! Но Бальмонт, Блок и Северянин, в отличие от авторов современных, о пиратстве не верещали. Производительность гимназистки с пузырьком ализариновых чернил и ручкой-вставочкой с воспетым теми же Ильфом — Петровым пером №86 была невелика… А вот современные ИТ-технологии копируют текст невообразимо быстро.

Точно так же легко тиражируются и уязвимости. И — «инструменты» для кибервзлома. Один умелец подобрал «отмычку» для системы — и тут же под угрозой оказались все однотипные системы, 100, 1 000, 10 000 домов. Раньше нужно было вырабатывать процедурные навыки пользования отмычкой, сначала общие с тем или иным типом замка. Одних декларативных было мало. А в кибермире декларативное знание об уязвимости оказывается тождественно совпадающим с процедурными. «Кряками», как полагаю, никто из законопослушной, стремящейся заплатить мзду правообладателям, аудитории «Компьютерры», никогда не пользовался…

Уязвимости множества «умных» устройств, включая автомобильные и медицинские, отмечает и профессор из Security and Privacy Research Laboratory Вашингтонского университета Тадаёши Коно (Tadayoshi Kohno), специализирующийся на проблемах безопасности и охраны приватности. А ведь и автомобиль, и медоборудование — это уже жизнь людей. Это «девятку», в которой забыт малыш (родители убежали в супермаркет, а солнце вышло из-за зданий и начало его убивать жаром), легко открыть металлической линейкой. Более изощрённые системы требуют более длительной отработки систем безопасности.

А вот времени на это в быстро меняющемся мире высоких технологий часто не бывает. И системы могут попасть к потребителю недоработанными по вопросам безопасности. Что весьма чревато. Не зря на эту проблему обратила внимание Федеральная комиссия США по торговле… Но нет оснований считать проблему неразрешимой: самолеты куда опаснее и не менее высокотехнологичны, но авиатранспорт — самый безопасный на версту: мы подробно говорили об этом в колонке «Бюрократы и “интернет вещей”«… И производители «умных» вещей начали относится к проблемам безопасности всерьёз (а кому хочется получать иски от потребителей!): Брайан и Кроули поведали миру, что фирма Apigy, производитель Lockitron, обратилась к ним за консультациями о том, как сделать прибор безопасным, так что проблема обществом осознана, даже на уровне «маленького мира» умных вещей.