Сегодня у нас очень увлекательная дискуссия, которую изначально задумывал как полностью независимую от предыдущих тем «Битого Пикселя». Тем не менее, продумывая план статьи, быстро обнаружил, что с автономией не складывается и, более того, новая тема выглядит органичным продолжением не далее как вчерашней дискуссии (о неготовности человечества достойно соответствовать современным информационным технологиям). Думаете — совпадение? Я лично склонен усматривать Провидение, движущее рукой автора :-).

Наш разговор по традиции хочу представить в форме полемики. На сей раз сразу с несколькими мыслителями: во-первых, авторами потрясающей утопии «Race Against The Machine» («Гонка с машиной», 2011), птенцами гнезда Массачусетского технологического института Эриком Бриньольфссоном и Эндрю Макафи; во-вторых, с Райаном Борном, руководителем отдела экономических исследований Центра политических псследований (Centre for Policy Studies), очень влиятельного британского мозгового треста.

096_1

Тем, кому лень читать книгу Бриньольфссона и Макафи, могу рекомендовать 15-минутное выступление Эндрю Макафи в 2012 году на конференции TEDxBoston, поскольку в нём излагаются практически все основные идеи книги.

Кому лень даже смотреть (или — мешает слабый английский), постараюсь изложить ключевые положения исходной концепции в паре абзацев, тем более что они будут важны для дальнейшей дискуссии, поскольку Райан Борн использовал эти положения для создания самой социальной утопии, вызывающей у меня стойкое отторжение.

Итак, основные тезисы теории Бриньольфссона / Макафи выглядят следующим образом.

— «Дроиды» отнимают наши рабочие места: ускоренное развитие технологий не то что не сопровождается созданием новых рабочих мест, а, напротив, ведёт к снижению трудовой занятости населения. За последние десятилетия стабильно, хотя и сдержанно, рос ВВП, существенно увеличились корпоративные инвестиции, ещё больше приумножились доходы бизнеса, зато уровень занятости снизился почти в два раза.

096_3

— Обвальное сокращение занятости формально связано с финансовым кризисом и рецессией 2008 года, однако глубинная причина — это экспансия технологий, которые вымывают рабочие места по всему спектру — от примитивного физического труда до интеллектуальных занятий.

— В будущем процессы только усугубятся: количество новых создаваемых рабочих мест будет всё больше и больше отставать от прироста трудоспособного населения.

096_4

— Вымывание рабочих мест высокими технологиями происходит в геометрической прогрессии и уже сегодня охватывает совершенно невероятные виды деятельности: переводы с одного языка на другой (более или менее сносные автоматические голосовые переводчики существуют уже сегодня для всех мобильных операционных систем), даже создание осмысленных аналитических текстов (ещё вчера казалось, что это совершенно немыслимо) в наши дни идёт полным ходом, и многие серьёзные СМИ активно используют публикации, написанные не журналистами, а компьютерами.

096_5
Образец статьи, опубликованной на портале Forbes Online и написанной Narrative Science — компьютерным алгоритмом!

— Дошло уже до того, что компьютеры сегодня с лёгкостью обыгрывают в пух и прах лучших «знаточистов» (носителей универсального знания а-ля наш Вассерман) — последний бастион человеческого интеллекта, который казался ещё вчера недостижимым для искусственного интеллекта.

096_7
Суперкомпьютер IBM Watson, обученный игре Jeopardy, выигрывает три корпуса у Кена Дженнингса, который ранее одержал 74 победы подряд в состязаниях по интеллектуальному «знаточизму»!

— Высокие технологии вытесняют людей не только с интеллектуальных позиций, но и из физического труда. Причём речь идёт не о старомодных сборочных цехах и конвейерах, где давно уже все автоматизировано, а о таких «творческих» профессиях, как профессиональные водители такси: в наши дни «машины без водителей» (driverless cars) играючи справляются с самым сложным и перегруженным городским трафиком. Можно предположить, что в ближайшие 10–15 лет произойдёт полное замещение как минимум таксистов и дальнобойщиков по крайней мере в Соединённых Штатах, — а это более 10 миллионов рабочих мест!

— Точно такая же экспансия ожидается по всему спектру применения грубого физического труда (от строительства дорог, мостов до самых разнообразных сельскохозяйственных работ) за счёт ускоренного развития робототехники. Даже если это развитие притормозится на уровне экзоскелетов, всё равно производительность труда одного рабочего, облачённого в систему, которая умножает его физическую силу десятикратно, будет таковой, что 9 простых людей останутся не у дел.

— По мнению Бриньольфссона / Макафи, все описанные процессы замечательны и ведут не к дистопии, а к настоящей утопии, то есть обеспечивают людям рай на земле. Самое показательное: пользу от развития высоких технологий получат не только представители Золотого Миллиарда, но и жители третьего мира, в том числе и даже самые отсталые цивилизации вроде индейских племен в дельте Амазонки. (Макафи иллюстрирует свою гипотезу исследованием экономиста Роберта Дженсона, которое продемонстрировало, как жизнь рыбаков индийского штата Керала улучшилась после того, как у них появились мобильные телефоны: цены стабилизировались, неиспользованные отходы сведены до минимума, уровень благосостояния всей общины — и покупателей и продавцов рыбы — качественно увеличился и т. д.)

096_8

Английский экономист Райан Борн решил пойти дальше и показать, как тенденции, описанные Бриньольфссоном и Макафи, будут способствовать развитию человеческого общества и трудовых отношений. Глобальное сокращение рабочих мест в первую очередь случится в сфере базовых физических услуг (уборщики, мусорщики, посудомойки, асфальтоукладчики и т. п.). Соответственно, спроса на неквалифицированный труд не будет, поэтому людям придётся переучиваться — хотя бы до уровня, позволяющего управлять машинами, которые возьмут на себя тяжёлую работу.

Процесс этот позитивен, поскольку даже у самых примитивных людей появится стимул для повышения квалификации и самообразования. (Стимул и в самом деле существенный: не подохнуть с голоду!) Здесь на помощь опять приходят технологии, потому что развивающаяся инфраструктура онлайн-образования позволит каждому желающему обучиться любой профессии бесплатно либо за символические деньги (для меня это совсем не очевидно, но не буду размениваться на частности).

Произойдёт качественное изменение структуры трудоустройства: подавляющее большинство людей будет вынуждено заниматься частным предпринимательством и «соглашаться на более гибкие формы занятости» (надо так понимать — разовая случайная работа по краткосрочным договорам). Канут в небытие фетиш «Job For Life» (пожизненного трудоустройства) и иждивенческие настроения (социальные блага, которые государство якобы обязано предоставлять своим гражданам).

Развитие трёхмерных принтеров вызовет революцию, которую я условно обозначил для себя как «новое ремесленничество»: сотни тысяч людей будут клепать у себя на дому мелкие поделки — от любых запчастей к любой домашней технике до мебели, посуды, медицинских приспособлений (вроде костылей и «уток») — и затем продавать их на улице либо через интернет (eBay бессмертен!).

Кончится все тем, что человечество обретёт счастье в инициативе, свободном творчестве и непринуждённой занятости.

Если бы все эти идеи мне подавали с определённой долей иронии, я бы, конечно, согласился дискутировать хотя бы на игровом уровне. Однако и Бриньольфссон с Макафи, и Райан Борн подают химеру своего технократического позитивизма с такой то ли детской, то ли дьявольской серьёзностью, что у меня просто пропадает дар аргументации. Хочется лишь сказать: «Боже, ну какая же чушь собачья!» — и пройти мимо.

Пройти, однако, не получается, потому что описанные выше идеи сегодня не просто обретают колоссальную популярность в американском обществе, но и, похоже, являются составной частью государственной политики. Америка верит именно в такой сценарий развития человечества, и это уже не смешно, а страшно.
Страшно не потому, что в основе этой фантасмагории лежат идеи незабвенной Алисы Зиновьевны Розенбаум (ака Айн Рэнд), из которых вымарали ради камуфляжа человеконенавистнической составляющей все аргументы в духе «crevez chiens si vous n êtes pas contents» («подыхайте, собаки, если вы недовольны»), а потому, что вся эта техногонная чушь игнорирует самое главное — психологическую природу человека. (Какая все-таки универсальная и упорно повторяющаяся ошибка позитивизма!)

И здесь мы плавно переходим аккурат ко вчерашнему нашему разговору. После того как машины отнимут у людей рабочие места, не случится Эдема на земле с переобучением и адаптацией тех, кто лишился средств к существованию. Это бред! Случится либо массовое вымирание населения от голода, либо Великий Бунт, который тысячекратно затмит историческую память о луддитах.

Как я вчера уже сказал, люди в массе своей технологий не понимают, не любят и боятся их. Поэтому подавляющее большинство лишённых работы переучиваться не станет (что с интернетом, что без интернета), да и просто не сможет: ну не хватит им мозгов, и всё! Соответственно, они останутся не у дел и дальше — либо примирятся со своей участью, либо начнут уничтожать то (и тех), кто лишил их работы.

Есть и ещё один вариант сценария: государство и корпорации, благосостояние которых достигнет в результате тотальной экспансии высоких технологий колоссального уровня, возьмут на себя добровольную функцию обеспечения жизненных потребностей всего населения. То есть наступит сначала повсеместный триумф Bedingungsloses Grundeinkommen (безусловное базовое содержание, которое мы также недавно обсуждали), а затем и просто коммунизм.

Проблема с последним сценарием, однако, гораздо глубже, чем поиск банальной мотивации. (Зачем, собственно говоря, государству и корпорациям кормить армии бесполезных бездельников, когда проще дать им спокойно вымереть?) Дело в том, что от вынужденного безделья, которое будет компенсироваться государством, человечество начнёт деградировать. Причём семимильными шагами. И кончится всё тем, что по городам планеты будут шастать стада полудиких обезьян, которых рано или поздно придётся либо отстреливать, либо изолировать.

Как ни крути, а у нас по-любому получается дистопия, а не утопия, как обещают нам птенцы Массачусетского технологического института. И это печально, потому что вектор-то развития указан правильный: именно по пути экспансии высоких технологий всё и пойдет. А значит, избежать апокалипсиса (мне лично импонирует версия «Безумного Макса» 🙂 ) никак не получится.

Согласитесь, интересный мы проделали сегодня маршрут в нашем воображении: от Race Against The Machine до Rage Against The Machine (любители фанк-метала меня поймут 🙂 ).