Сегодня, безусловно, радостный день для компании ABBYY и приятный для всех соотечественников. Приятный именно своей исключительностью и нарушением всех сложившихся правил игры и традиций. Пять лет наши софтоделы отбивались в американском суде от исков конкурента Nuance Communications Inc. — и таки отбились, отделавшись малой кровью — потерей каких-то $10 млн на судебные издержки (истец хотел получить изначально $265 млн, а потом снизил требования до $107 млн).

Я искренне поздравляю ABBYY, но при этом ни малейшего оптимизма относительно будущего не испытываю, и даже хуже — предвижу нарастание сложностей снежным комом уже в ближайшем будущем. Сложностей не для ABBYY, и даже не для отечественных софтоделов, а вообще — любого «чужого» бизнеса. Под «чужим» я понимаю всех, кто не интегрирован в англо-саксонскую парадигму счастья. Попробую объяснить свои опасения.

Не буду в деталях пересказывать судебные перипетии, поскольку они тянутся с 2008 года и хорошо известны общественности. Окину лишь хронологию с высоты птичьего полета, да и то с единственной целью — акцентировать внимание читателей на бесконечной будничности событий для Nuance Communications Inc. и равной же их шоковости для ABBYY. Эта антитеза напрямую связана с моими ожиданиями от будущего.

Итак, в феврале 2008 года Nuance Communications Inc. подала иск против американского подразделения ABBYY — Abbyy USA Software House — и Lexmark International Inc., производителя принтеров, укомплектованных российским OCR-софтом, обвинив их в нарушении 8 патентов, а заодно и Trade Dress — совокупности визуального оформления товара (в частности упаковки коробочной версии софта), которое, по мнению Nuance, ABBYY у них украла и тем самым ввела в заблуждение покупателей (бедолаги думали-де, что покупают выдающийся софт от американского мастера OCR, а оказалось, что им всучили какую-то русскую поделку, демонстрирующую в разы более высокую точность распознавания текста по нелепой случайности).

087_6
Через 15 месяцев после первого иска последовал второй: Nuance добавила к списку ответчиков кипрское подразделение Abbyy Software Ltd. и российскую «мамку» Abbyy Production LLC.

Изначальный иск был подан в штате Висконсин. Затем Nuance его отозвала и повторно зарегистрировала в Техасе. Юристы ABBYY обвинили истца в court shopping (попытке выгадать благожелательную юрисдикцию), суд жалобу ответчика поддержал и перенёс рассмотрение дела в Калифорнию.

Дальнейшие события, с учётом априорной бесперспективности наезда (по всем направлениям — от обвинений в нарушении патентов до якобы украденной коробки), развивались по сценарию, который, как мне сейчас думается, предугадывали и в Nuance, и в ABBYY: сначала федеральный судья Джеффри Уайт исключил из иска кипрские и российские подразделения ответчика (как не имеющие прямого отношения к предпринимательской деятельности на территории США), затем от 8 «нарушенных» патентов осталось только 3, далее компенсацию в $265 млн свели к $107 млн, наконец, 26 августа 2013 года суд все иски Nuance единодушно отклонил и дело закрыл. Пока. До следующих исков. В том, что они последуют, можно не сомневаться.

Что же это такое было? Очевидно, что мы стали свидетелями вполне рядового события, а именно использования инструментов конкурентной борьбы, специфичных для американского рынка. Как только ABBYY появилась на американском рынке, Nuance сразу же вышла на контакт с предложением «близкого партнерства». Смысл этого предложения очевиден: пустить весь бизнес российской компании через себя в обмен на неких «компенсации», «лицензионные отчисления» и т. п.

087_3

ABBYY не просто отказалась, но ещё и повела себя по-бойцовски: настояла на самостоятельном продвижении своих продуктов в США, а заодно и переманила более выгодными условиями сотрудничества Lexmark, которая раньше комплектовала свои популярные в Америке принтеры софтом Nuance (OmniPage и PaperPort) за 50 центов с копии, а затем переключилась на FineReader за 20 центов.

Для полноты картины нужно хорошо себе представлять, что такое Nuance Communications Inc. (бывшая ScanSoft). Читателям «Голубятен» я неоднократно рассказывал о её замечательных продуктах — клавиатуре Swype и движке распознавания и превращения речи в текст Dragon Dictate. Однако все эти программные игрушки для рынка бытового потребления — лишь вершина айсберга.

В равной степени камуфляжем выступают и атрибуты «публичного статуса»: 35 офисов по всему миру, 12 тысяч сотрудников, $1,12 млрд ежегодных продаж, $5,8 млрд рыночной капитализации.

Всё это, конечно, выглядит красиво, однако заслоняет главное: Nuance Communications Inc. — это ключевой в своей области подрядчик государственных департаментов и военных ведомств США. Достаточно пробежаться взглядом по страницам корпоративной биографии этой конторы, чтобы понять: перед нами системообразующая госструктура, закамуфлированная под формальный статус публичного бизнеса.

С одной стороны, внушительный статус оппонента ABBYY добавляет веса лавровому венку победы, с другой — заставляет усомниться в том, что заключительный аккорд в американских мытарствах ABBYY сыгран. Я почти не сомневаюсь, что уже в ближайшее время Nuance Communications Inc. придумает ещё дюжину поводов для выдвижения в суде претензий к российскому конкуренту, причём вне всякого учёта их эффективности, справедливости, правомочности, жизнеспособности и прочих деталей, не имеющих к истинным целям и задачам истца ни малейшего отношения.

087_2

Неужели кто-то сомневается, что юристы Nuance (те же, кстати, самые, что помогали Apple бороться с ещё одним незваным татарином — Samsung), оформляя иск, не понимали, насколько низки их шансы на победу? Для меня этот вопрос вообще риторический. Понимали, конечно, однако же — иск подали. И теперь, проиграв, подадут новый. А затем — ещё один. И ещё. Хоть до бесконечности. Либо — полного вытравливания конкурента Nuance с родного рынка.

ABBYY, как известно, избежав жуткого штрафа в четверть миллиарда долларов, который, что-то мне подсказывает, обладал потенциалом разорить российскую компанию, тем не менее понёс судебные издержки в размере $10 млн. Сумма, безусловно, несопоставимая, однако же весомая.

Причина столь затратных издержек — в своеобразии американской судебной практики, в которой нет прецедентов переноса издержек ответчика на истца в случае неблагоприятного решения суда для последнего. Значение этого фантастического выверта сложно переоценить, ибо он создаёт предпосылки для чисто технического уничтожения оппонентов, чьи финансовые возможности ограничены.

Иными словами: у кого больше денег, у того и больше шансов на выживание. Что мешает Nuance подавать иски до посинения, всякий раз проигрывая дело в суде, однако же заставляя ответчика (в данном случае ABBYY) отстегивать на юристов миллионы долларов? Ничто не мешает, учитывая и собственные финансовые возможности этой пираньи, и её государственные связи.

Впрочем, всё это, как я в самом начале и сказал, лишь частности и нюансы. Главное заключено в следующем. В Соединённых Штатах создана совершенно уникальная система юридического рэкета, назначение которого (помимо очевидного создания кормушки для гигантской армии целого паразитического сословия) — сформировать невыносимые (как минимум неравные) условия ведения деловой активности для конкурентов, не интегрированных в систему.

087_5

Вопрос интеграции, кстати, вовсе не означает территориальной принадлежности: легко могу себе представить «дружественный» польский, британский, румынский, итальянский, испанский бизнес, который пользуется в США множеством карт-бланшей и привилегий. В меньшей степени могу себе представить безоблачное существование в Америке японской компании. (Вспомните перманентные и, видимо, уже не могущие прекратиться измывательства над Toyota!) В ещё меньше степени — компанию из Китая. Совсем не могу представить себе равноправное существование в США российского бизнеса.

Тем не менее ABBYY с оптимизмом смотрит в будущее. Гендиректор компании Сергей Андреев высоко оценивает важность присутствия ABBYY на рынке США («Если компании закрыта дорога на США, то с ней не будет кооперироваться ни одна организация, ведущая бизнес в масштабах мира. И российская компания обречена на работу на маленьких локальных рынках в сотрудничестве с маленькими локальными игроками»), однако, на мой взгляд, недостаточно серьезно учитывает риски.

Риски же эти таковы, что никакой нормальной и спокойной жизни у ABBYY в Америке нет и не предвидится, а дамоклов меч судебных издевательств будет нависать постоянно. К великому сожалению, никаких реально действенных средств для эффективного противостояния нет, оттого Сергею Андрееву остается выбирать благородную, но — увы! — бесперспективную тактику: на вопрос «Будет ли ABBYY подавать встречный иск?» генеральный директор ответил: «Мы предпочитаем тратить нашу жизнь на разработку новых замечательных продуктов, а не на суды».

Собственно говоря, именно объективная невозможность противостоять американскому бизнесу в рамках его собственного юридического рэкета и предопределяет мой скепсис в отношении перспектив развития в США любого не интегрированного в местный истеблишмент иноземного бизнеса. Впрочем, два вероятных сценария я все-таки вижу.

087_4

Сценарий первый, как ни цинично это звучит, заключается в добровольной интеграции в тот самый истеблишмент на максимально выгодных условиях. Да-да, речь о том самом мерзком «близком партнерстве», которое предложил ABBYY в своё время Nuance. Другое дело, что объединение со своим прямым конкурентом — не лучший вариант. Гораздо перспективнее найти себе другого союзника — кого-нибудь с большим зубом на Nuance, однако непременно обладающим не меньшими влиянием, связями и финансовой независимостью.

Сценарий второй, хоть и самый эффективный, однако в реальных обстоятельствах совсем утопический: российские власти вспомнят, наконец, о своих прямых обязанностях и начнут реально защищать интересы национального бизнеса. Потенциальных рычагов у них для этого, можете не сомневаться, множество, хотя все они, разумеется, сводятся к асимметричным мерам противодействия.

Можно создать такие уникальные условия для ведения бизнеса американских компаний в России (а их тут — как тараканов, причем в самых хлебных — сырьевых! — областях), что уже через неделю руководство Nuance вызовут на ковер к хозяевам в округе Колумбия и за пять минут на пальцах объяснят, как недальновидно обижать маленькие русские софтверные компании, потому как 10 миллионов долларов потерь ABBYY в США асимметрично отливаются 10 миллиардами долларов потерь в России для какой-нибудь Alcoa или ExxonMobil!

Ах, мечты, мечты!