Защита прав потребителей — занятие древнее и почтенное. Скажем, в Древнем Риме оно возлагалось на коллегию эдилов, aedilis, один из органов управления Городом. Порождённая изначально потребностями плебеев защищать свой единственный храм Цереры, Либера и Либеры на Авентине, она, беря на себя реально важнейшие для населения функции присмотра за нормальным функционированием рынков и общественных зданий и сооружений вроде бань, трактиров, постоялых дворов и дорог, обретает государственный статус. Причём приведём забавнейшие параллели с информационными технологиями: одной из важнейших функций коллегии эдилов было хранение плебейского архива; без надёжного документирования было невозможно защищать и имущественные и неимущественные права, что личные, что общественные. (И, похоже, эдилы открыли резервное копирование информации: каждая из двух коллегий эдилов, плебейских и курульных, имела по ряду сведений свой независимый архив.)

Да, и поскольку эдилы являлись продюсерами тогдашнего шоу-бизнеса — да-да, именно эти ребята обеспечивали народу квиритов вожделенные хлеб и зрелища, — то нуждавшиеся в популярности для своей политической карьеры представители высших слоёв общества охотно занимали должности курульных эдилов.

Ральф Нейдер
Ральф Нейдер.

На высях индустриального общества, на самой грани перехода его в общество информационное, всемирную славу защитника прав потребителя снискал себе Ральф Нейдер. Выходец из семьи арабов-христиан в полной мере соответствовал римским требованиям к вступающим на cursus honorum, путь к почестям, даваемым высшими государственными должностями: Принстонский университет, Гарвардская школа права, служба в армии, начало работы адвокатом (как Цицерон).

В соответствии с нравами ХХ века к этому добавляется преподавание и колумнистика. А в 1965 году Ральф Нейдер публикует уникальную книгу — Unsafe at Any Speed: The Designed-In Dangers of the American Automobile («Опасен на любой скорости: Угрожающе сконструированный американский автомобиль»). В ней одинокий правдоискатель кидает вызов отрасли, являвшейся гордостью тогдашней Америки, — автомобилестроению. Главной мишенью, которой была посвящена первая глава, оказался автомобиль Chevrolet Corvair. Это была компактная (в габаритах «Волги» ГАЗ-21) машина с заднерасположенным шестицилиндровым движком, предлагавшаяся потребителю по цене менее двух тысяч тогдашних долларов и умеренно потребляющая тогда ещё вполне дешёвое топливо.

И вот Нейдер обратил внимание на большое (более сотни случаев) количество аварий на поворотах. И — объяснил их конструктивными особенностями машины, обусловившими потерю управляемости и даже опрокидывание при прохождении виражей на большой скорости. Возложив вину за это на инженеров General Motors, предложивших потребителю ненадёжную конструкцию.

Американцам, возомнившим себя тогдашними Шумахерами, заднее расположение мотора Chevrolet Corvair мешало проходить поворот…
Американцам, возомнившим себя тогдашними Шумахерами, заднее расположение мотора Chevrolet Corvair мешало проходить поворот…

Смешно, но Нейдер вряд ли был прав. Расположение мотора сзади ничуть не мешало обладателям культового «Фольксвагена-Жука», легендарного Porsche 356 и анекдотического «Запорожца». Параметры задней подвески с качающейся осью были оптимизированы под комфортность езды, её «мягкость». Но американские потребители привыкли к моторам впереди, к езде с совершенно другой центровкой. (Для аналогии: попробуйте понаблюдать за тем, кто учился и ездил только на переднеприводных — и вдруг оказался на машине заднеприводной, даже родовитой «немке»; только смотрите издали, зрелище небезопасное.) Да ещё, купив за пару килобаксов Sporty Corvair, они не задумывались, что у спортивной машины и другая цена, и жёсткая подвеска…

А вот тем, кто водил Porsche 356, мотор сзади не мешал ничуть…
А вот тем, кто водил Porsche 356, мотор сзади не мешал ничуть…

И книга Нейдера — показывающая потребителю, что виноват в авариях не он, — пошла на ура, став национальным бестселлером. Но изящество мер противодействия Ральфу, выбранных менеджментом General Motors, поражает. У них не было возможности объявить, что во всём — как и в большинстве ДТП — виновата прокладка, та, что между сиденьем и рулём: покупателю надо льстить…

Так что наняли частных детективов, записывающих звонки Нейдера, да подрядили проституток прельстить его. Заокеанский юрист (в отличие от местных деятелей, ведшихся на прелести Кэтрин Му-Му) не впал во искушение, а, наоборот, вытащил историю на свет. В суд. Взыскав с корпорации за вторжение в частную жизнь (invasion of privacy) весьма солидную в деньгах середины шестидесятых сумму в $425 000. Запомним этот факт и в завершение скажем, что отмеченные Нейдером проблемы в более поздних моделях Chevrolet Corvair были устранены: изменили параметры пружин, ввели стабилизатор поперечной устойчивости (железку коромыслообразную), но было поздно. Образ машины-убийцы сформировался, и вскоре выпуск неплохой и недорогой модели прекратили… И первый нефтяной кризис американцы встретили на классических машинах-гигантах.

Джон М. Симпсон, защитник потребителей информационной эпохи
Джон М. Симпсон, защитник потребителей информационной эпохи.

Но это — дело прошлое. Эпоха нынче информационная. И защитники прав потребителей бросают выбор ставшим оплотом нынешних США информационным гигантам. Так, скажем, поступает внепартийная некоммерческая организация Consumer Watchdog. Её глава, адвокат и журналист Джон М. Симпсон — Ральф Нейдер информационной эпохи — бросил вызов вездесущей Google. Летом этого года в федеральный суд по Северному округу штата Калифорния был подан ряд исков и заявлений против глобального поисковика. Предметом тяжбы стало автоматическое сканирование почты, идущей через сервисы Gmail. По мнению истцов, такие действия нарушают Федеральные правила проводной связи (Federal Wiretap Act), аналогичные законы штатов Мэриленд, Пенсильвания и Флорида и Калифорнийский закон о вторжении в частную жизнь (California Invasion of Privacy Act, CIPA). Разбирательство получили федеральному судье Люси Ко (Lucy Haeran Koh), уже разбиравшей ряд тяжб между высокотехнологическими гигантами.

Судья Люси Ко
Судья Люси Ко.

И вот этой-то судье в минувшем июле были направлены объяснения юристов Google, с которыми адвокаты Consumer Watchdog смогли ознакомиться 12 августа. И объяснения эти были, мягко говоря, странные. Разъяснялось, что принятием пользовательского соглашения Gmail клиенты этого сервиса соглашаются на перехват и сканирование их переписки — конечно же, в благородных целях повышения качества обслуживания и улучшения борьбы со спамом. (Кстати, через нынешние фильтры письма всяких там «Католиков против женского обрезания», ранее спамивших духовных лиц, не проходят…)

Джон М. Симпсон, опубликовавший бумаги Google в середине августа, возмущён их содержанием. Он полагает, что мегапоисковику плевать на приватность, а его юристы нагло подменяют тезисы, приводя примеры из работы обычной почты. Той, где для доставки письма нужно было прочитать адрес на конверте, но отнюдь не вскрывать его. Последним занимались государственные и весьма дорогостоящие (триста тысяч ливров в год во времена Луи Шестнадцатого) службы. Ну или наиболее инициативные частные лица вроде Ивана Кузьмича Шпекина, почтмейстера. Которого сам Гоголь в «Замечаниях для господ актёров» характеризовал как простодушного до наивности человека. Которого распечатать письмо побуждала сверхъестественная сила… «Жаль, однако ж, что вы не читаете писем: есть прекрасные места. Вот недавно один поручик пишет к приятелю и описал бал в самом игривом… очень, очень хорошо: «Жизнь моя, милый друг, течёт, говорит, в эмпиреях: барышень много, музыка играет, штандарт скачет…» — с большим, с большим чувством описал. Я нарочно оставил его у себя. Хотите, прочту?»

Вот это-то чтение и поставлено нынче на поток. И не зловещими агентами NSA и CIA, а самой обычной, вполне респектабельной, почтовой компанией. Не считающей нужным скрывать это. (Непонятно, показывают ли почтовые роботы друг другу наиболее игривые «избранные места из переписки с друзьями»…) Но мир изменился безвозвратно. Те действия Шпекина, что классик позапрошлого века считал немыслимым отклонением, достойным безусловного осмеяния публики, ныне становятся обычной технологической процедурой работы почты. Нет бумажных конвертов, нет листков с текстом — только байты. Суду ещё предстоит вынести по этому вопросу своё решение осенью… (Напомним: электронная переписка, о тайне которой идёт речь, ныне вполне принимается в судах как доказательство, что придаёт тяжбе особый интерес.)

720р-ku-bigpic
Ну а мы попытаемся сформулировать мораль. Почерпнутую и из античности, и из индустриального общества. Патриции стремились в курульные эдилы и устраивали плебсу игрища с угощением не из альтруизма. Они подкупали избирателей, чей голос нужен был для продвижения по политической лесенке. Чтобы стать проконсулом и, как обличённый и обессмерченный Цицероном Веррес, грабить провинции, пополняя свою мошну.

Такова цена халявы, и поэтому некоторые европейцы и выбирают платную почту. Ну а Chevrolet Corvair был вовсе не плох. Только надо было уметь им пользоваться: не устрашать посаженную в кабриолет барышню визгом шин на повороте, вынуждая прижаться поплотней (ремней-то ещё не было), а приглашать полюбоваться пейзажем… Так и нет резона отказаться от гуглопочты для знакомства с комментариями читателей: пусть роботы читают их тоже. Может, до сильного ИИ разовьются да обзаведутся чувством юмора. Ну а бизнесменам и политикам — им предстоит овладевать таинствами криптографии и компьютерной безопасности. Причём самим. Мы живём в прозрачном мире, и это — навсегда…