Обнаружил для себя совершенно неведомый (опять же — мне) участок цифрового бизнеса — personal assistance online. Речь идет о делегировании частными лицами и компаниями повседневной рутины виртуальному помощнику, который сидит денно и нощно за компьютером в неведомом уголке планеты.

Самым неожиданным для меня оказался разрыв в восприятии цифровой реальности, который в очередной раз образовался между цивилизованным миром и территориями, добровольно обрекшими себя на схимничество. Таких территорий три: недоразвитые страны, нации, замкнутые на себя из-за языкового своеобразия, и те, что испытывают комплекс ущемленного достоинства. Первые — это, очевидно, Африка, Северная Корея, Полинезия и т. п. бездолья. Вторые — Китай со своим юго-азиатским подбрюшьем. Третьи — с ходу никто, кроме матушки России, в голову не приходит, но уверен: если покопаться, можно найти соратников по несчастью.
Означенные территории постоянно выпадают из глобального тренда, хотя и по разным причинам. Всё, что на них случается, случается либо с опозданием, либо с каким-то надрывным вывертом. Не будем, однако, распыляться, и возьмем конкретно Отечество конкретно в аспекте заявленной темы — виртуального онлайн-помощника.

083_1
Для пущего удобства буду говорить не о какой-то химере обобщения (том самом загадочном «Отечестве»), а о собственных мыслях, поскольку они отражают выигрышный для дискуссии симбиоз: полный набор социальных мифологий и идиотий, с одной стороны, и достаточно продвинутый именно в отношении технологий уровень знаний и подготовки. В смысле, что я заведомо знаю и понимаю в интернете больше среднего соотечественника, но при этом голова моя на 90% заполнена идеологическими, культурными, социологическими и цивилизационными химерами, которые разделяет подавляющее большинство моих сограждан.

Итак, приступим. Что больше всего меня волнует сегодня в интернете? Вопрос риторический — безопасность! Под безопасностью я понимаю целый спектр родственных проблем: защищённость моих коммуникаций (в первую очередь, разумеется, от государства!), проблематику анонимности в Сети, проблематику копирайта, эскалацию военных действий, развернутых мировой копирастией, и тому подобные атрибуты моей оборонной ментальности. И — да, разумеется, мое Отечество на любом мыслящем своем срезе — от Думы и президента до мозгов нации (ниже не беру, потому как там у людей вообще другие запросы, проблемы и т. п.) — полностью разделяет эти мои озабоченности цифровым пространством.

На уровне символа обсессию безопасностью можно передать одним именем — Эдвард Сноуден! Не случайно деятель прижился и пустил корни именно в России: здесь он более чем уместен.
083_2
Пару недель назад я занялся хитрым экспериментом: взялся отслеживать тему отражения Сноудена в американских средствах массовой информации. Результат сразил меня наповал: вы не поверите, но там к нему не проявляют интереса даже на уровне федерального мейнстрима. (В региональных новостях его вообще нет, потому что местных американцев ничего, кроме жизни графства, максимум — родного штата, не интересует. За исключением Голливуда, Барака Обамы и «жирных котов банкиров», взятых по модулю.)

Поначалу я решил, что, мол, зажимают, сволочи, рот свободной прессе. Но быстро одумался: чушь собачья! Посмотрите на The Guardian: ребята заливаются соловьем о Сноудене 24 часа в сутки. Оно понятно: полный эксклюзив материалов и — вот он! — жар-птица журнализма, упустить которую было бы безумством.

Волнует Сноуден ещё американские силовые ведомства и Белый дом. По понятным причинам, ибо и должен волновать — при такой подставе-то. Но нормальных людей в подавляющей их массе Эдик не занимает абсолютно.

Почему? Потому что там они живут в совершенно другой уже парадигме. Если коротко, то вопрос безопасности (в том широком смысле слова, как я указал выше) американское общество не волнует уже совершенно! Оно уже прошло этот рубеж и вышло на уровни, которые нам с нашей подводной колокольни кажутся чистым безумством.

Почему безумством? Потому что если уж облачные сервисы вызывает у жителя нашей субпланеты истерику (почитайте любой форум с тамошними воплями: «Только идиот будет хранить резервные копии дисков на облаке!»), то personal assistance online — это прямая дорога к инсульту.
083_3
Пора, думаю, раскрыть содержание этого понятия. Под виртуальным онлайн-помощником понимаются услуги по выполнению самого широкого спектра рутинных ежедневных задач, которые делегируются онлайн сотрудникам базирующейся дистанционно компании. О каких задача идет речь? Страшно вымолвить:
— подбирать подходящий рейс и выкупать авиабилеты, пользуясь предоставленными клиентом данными его банковской карты;
— отвечать на электронные письма;
— назначать деловые встречи с клиентами и партнерами;
— звонить доктору, в банк, в страховое агентство;
— транскрибировать аудиозапись интервью или беседы;
— вести дневник в социальной сети;
— обслуживать веб-страницу;
— совершать покупки в онлайн-магазинах;
— составлять календарную сетку встреч, переговоров и любой другой деятельности — и так далее, и тому подобное.
083_4
Можете себе представить, что сегодня всю эту активность делегируют виртуальным онлайн-помощникам не единицы безбашенных чудаков, а десятки и сотни тысяч американцев?! Компании, предоставляющие услуги виртуальной помощи, открываются ежедневно дюжинами: наберите в Google «personal task assistant online» и не поверьте своим глазам: Habiliss, Tasks EveryDay, TimeSVR, Get Friday, Ask Sunday, Redbutler и т. д. почти до бесконечности. Столь широкое распространение бизнеса объясняется его зрелостью: услуги виртуального помощника развиваются уже без малого пять лет!
В силу банального ценового арбитража подавляющее большинство сервисов виртуальной помощи находится в Индии. Из перечисленных выше — все, кроме Redbutler, прописаны именно на Индостане: GetFriday в Бангалоре, Habiliss в Ченнаи, Ask Sunday в Ахмадабаде, и только бедолага Redbutler — из самого что ни на есть Беверли Хиллз.

В целом индийские виртуальные ассистенты стоят в два–три раза меньше, чем чисто американские, хотя тоже недёшевы — от 7 до 15 долларов в час. Существует море различных подписных планов — от разовой оплаты за одно задание до недельных, месячных и годовых пакетов; все желающие ознакомиться с деталями этого бизнеса могут сделать это самостоятельно по линкам выше.

Во всем этом многообразии, помимо, разумеется, глубинной культурологической схизмы между нашими цивилизациями, которую обнажили виртуальные помощники, меня интересуют два момента — индийский фактор и шансы для Отечества.

Индийский фактор, разумеется, палка о двух концах. С одной стороны, совершенно однозначно наступает звёздный час Индии: поголовное владение английским (пусть и с жутким прононсом Higlish) давно уже приносит уникальные плоды в аутсорсинге программирования, однако с появлением нового и, на мой взгляд, феноменально перспективного направления в онлайн-бизнесе Индия получает шанс закрепиться на твёрдом втором месте в мире цифровой коммерции (после США, разумеется).
083_5
С другой стороны, качество услуг сегодня оставляет сильно желать лучшего: в американской прессе стало уже модным писать эссе о том, как кто-то воспользовался услугами виртуального помощника и словил в полном объёме прелести индийского раздолбайства (самую сочную филиппику найдете у колумниста Slate Фархада Манджу). Случаются, правда, и приятные неожиданности, как то описала Алина Дизик в The Wall Street Journal три года назад.

Проблемы с качеством сервиса, на мой взгляд, не являются результатом недостаточной развитости бизнеса. В конце концов, пять лет — не такой уж и короткий срок. Дело во все том же индийском факторе, который усложняется не Higlish, а уникальной ментальностью, неприемлемой для западного делового человека. Почитайте Фархада Манджу — и поймёте: запредельная безответственность и органичное раздолбайство моих любимых индусов, их неповторимо вольное отношение к времени и прочие прелести всегда будут мешать воплощению сервиса виртуального помощника на высоком уровне.
083_6
Здесь как раз и появляется шанс у российских онлайн-предпринимателей. Боюсь только, что незнание английского как фирменный знак соотечественника en masse может перевесить все достоинства, вытекающие из умения организовывать ведение дел на европейском (американском) уровне. Поэтому, скорее всего, поживиться от развития бизнеса виртуальной онлайн-помощи смогут страны Восточной Европы — Румынии, Чехии, Польши, Венгрии, Болгарии, где и с английским полный порядок, и с уровнем организованности тоже тип-топ. Да и компенсационные запросы не такие нахрапистые, как в Отечестве.

Так что: и тут пролетаем?