Есть такая праведная общественная организация — FairSearch. Из названия ясно, что люди объединились из благих побуждений, видимо, ради обеспечения «справедливого поиска». Я лично уверен, что Поиск — это императорский жезл будущего. Тот, кто контролирует поиск, контролирует, по сути, всё — от направления денежных потоков до персональной судьбы каждого нетизана.

На портале FairSearch о миссии организации сказано очень красиво: «Мы верим в два основополагающих принципа — ПРОЗРАЧНОСТЬ и ИННОВАЦИИ». Кто бы спорил! И, разумеется, во главе угла всегда должны находиться интересы потребителей. «Потребители — не поисковые системы — должны выбирать лидеров рынка», — говорится в манифесте FairSearch.
Одним словом, готов подписаться обеими руками. Организация FairSearch объединяет 15 поисковых праведников — вот таких:

082_1

Если внимательно присмотреться, то окажется, что подобрались поисковые праведники не абы как, а по четкому критерию: все представленные конторы — от Microsoft и Expedia до Nokia и TripAdvisor — являются активными апологетами платных услуг в интернете. Возникает вопрос: какое отношение имеет к ним Поиск?! Ну да, у Microsoft есть маргинальный поисковый движок Bing, но кто ж ему мешает преодолевать свою маргинальность и развиваться?

И тут мы выходим на объединительный мотив организации FairSearch. Таким мотивом выступает общий Архивраг — компания Google. Это не моя личная догадка и не дедукция из вопроса «Кто мешает жить Bing?», а официально анонсированная FairSearch миссия — борьба с Google. Ради этой борьбы все 15 праведников поиска только и объединились в FairSearch: «Основываясь на множащихся доказательствах того, что Google злоупотребляет своей поисковой монополией и вредит конкуренции, мы призываем законодателей незамедлительно вмешаться и защитить конкуренцию, прозрачность и инновации в сетевом поиске».

Всякий раз, когда я сталкиваюсь с обличительными речами, наполненными праведным гневом, начинаю испытывать дискомфорт. Потому что знаю: в современном мире самой излюбленной парадигмой лжи является именно такое камуфлирование подлинных намерений праведными словами.

Спору нет: Google манипулирует мировым сообществом чудовищно. Умелые подтасовки ответов на запросы, умалчивание неугодных, завуалированное проталкивание собственных коммерческих интересов — в нижней части спектра, формирование фальшивого и уродливого мировоззрения целых поколений, навязывание псевдокультурных ценностей и искажение общей картины, затрагивающей интересы целых наций, — в верхней части спектра деятельности компании Брина и Пейджа. Всё это так. Однако всякий раз, когда мы отождествляем себя с какой-то благой идеей, необходимо внимательно смотреть на тех, кто эту идею продвигает. Потому что солидарность с идеей не синонимична солидарности с апологетами этой идеи.

082_2

Предлагаю упростить восприятие и свести всю эту социальную метафизику к новозаветной фразе о волке в овечьей шкуре. А посему — перейдём от слов к делам и посмотрим, как FairSearch на практике реализует свою благородную программу борьбы за «справедливый поиск».

Весной 2013 года FairSearch зарегистрировала в антимонопольной комиссии Евросоюза жалобу на Google, обвинив конкурента в попытке захватить мобильный рынок. Позвольте, позвольте… а при чём тут «справедливый поиск»? А ни при чём! «Справедливый поиск» — это такой хитрый жупел, с помощью которого 15 поисковых праведников на деле отстаивают свои собственные коммерческие интересы. Какие?

Нарушение конкуренции со стороны Google, согласно жалобе FairSearch, заключается в том, что Google распространяет свою мобильную систему Android… бесплатно! «Google использует свою ОС Android как троянского коня с целью обмана партнеров, монополизации мобильного рынка и контроля над сведениями о потребителях, — заявил Тома Синье, адвокат, представляющий интересы FairSearch в Брюсселе. — Мы просим Комиссию быстро и решительно вмешаться в ситуацию для защиты конкуренции и инновации на рынке, обладающем критической важностью. Неспособность вмешаться подвигнет Google на повторение злоупотреблений, которыми она отметилась на десктопных системах, теперь уже на мобильном рынке, где сегодня доминирует операционная система Google Android».

Ну то есть понятно, что Android — это мировое зло, но в чем конкретно провинилась Google? Как унизила конкуренцию? А вот как (цитирую жалобу FairSearch в Европейскую антимонопольную комиссию): «Google добилась доминирования на рынке операционных систем для смартфонов потому, что предоставляла производителям мобильных гаджетов свой Android «бесплатно» (именно так — в кавычках! — С. Г.). На самое же деле производителям смартфонов, работающих на Android, в случае если они пожелают включить такие обязательные приложения Google, как Maps, YouTube или Play, придётся установить полный пакет мобильных услуг Google и предоставить им привилегированное место на телефоне».

А вот — кульминационный шедевр: «Хищническое (sic! — С.Г.) распространение Android’a ниже себестоимости создает сложности для разработчиков других операционных систем по возврату инвестиций в конкурентной борьбе с доминирующей мобильной платформой Google».

082_3

Жалобу FairSearch подгадала по времени очень удачно: Евросоюз как раз с головой ушел в разработку мер по борьбе с Google на других магистральных направлениях — поисковой рекламы на десктопных системах и нарушения частной жизни (из-за картографии и спутниковых съёмок местности).

Признаюсь, когда я читал этот памфлет мракобесия, глазам своим не верил: жалоба в Евросоюз на Google за то, что её мобильная операционная система бесплатна! В себе ли вообще Праведники Поиска?! Как в принципе можно унизить конкуренцию, снизив цену своего продукта до нуля?!

Поводом к написанию поста послужил отпор, который на днях дал лицемерному демаршу FairSearch Европейский фонд бесплатного программного обеспечения (Free Software Foundation Europe): «Теория хищнического ценообразования, выдвинутая FairSearch, просто неприменима к описанию рынка, на котором нет установленной цены, а продукт, который, будучи Free Software, в буквальном смысле слова может быть “украден” любым желающим. В модели Free Software нет никакой дистрибуции “ниже себестоимости”, потому что цена, установленная участниками рынка, в данных обстоятельствах равна нулю».

Кстати, существует и юридическая формулировка «хищнического ценообразования» (predatory pricing), которую судья Истербрук дал во время рассмотрения дела «Уоллес против IBM» в 2006 году: «Хищническое ценообразование — это процесс, состоящий из трёх этапов: низкие цены, за которыми следует исход из рынка производителей, не могущих больше извлекать прибыль, а затем — установление монопольных цен. Закон должен заниматься финальным этапом, на котором бенефициар компенсирует убытки, понесённые им на этапе низких цен».

Совершенно очевидно, что Google Android, по крайней мере на текущем этапе, никаким образом не подпадает под данную юридическую формулировку. По этой причине становится ясно, почему FairSearch отнесла свою жалобу в Евросоюз, а не подала на родине большинства учредителей этой общественной конторы: в Америке же прецедентное право, и прецедент давно создан.

Реакция Google на демарш соперников умиляет приверженностью классических ценностей cui bono: «FairSearch прикрывается защитой интересов потребителей, но на самом деле представляет интересы компаний, либо находящихся в прямой конкуренции с Google, либо недовольных местами в поисковом рейтинге, которые занимают их веб-сайты. В составе FairSearch нет ни одного потребителя и ни одного потребительского объединения».

Одним словом, принцип CUI BONO в наше нечистое время должен стать самым главным аргументом в любой дискуссии. Поэтому всякий раз, как вы слышите, что кто-то проклинает бесплатный «Андроид», оглянитесь вокруг: может статься, что вы увидите среди негодующих компанию, которая выпускает совершенно провальную мобильную ОС, а рядом с ней — другую компанию, которая, балансируя на грани банкротства, совершает чудовищный стратегический просчёт и устанавливает на свои смартфоны не бесплатный «Андроид», а все ту же провальную маргинальную ОС, и потом смотрит, как андрофоны конкурентов приносят прибыль, а их собственный корпоративный корабль продолжает идти ко дну.