Рунет кипит и негодует: репрессии Государства Российского против виртуальной вольницы интернета становятся уже неприличными! Запретили сексуальные извращения, не дают печатать статьи об анаше и самоликвидации гелием, а теперь еще и вакхический «Проект № 292521-6», с его варваризацией Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях», принятый сразу во втором и третьем чтении без учёта мнения прогрессивной общественности.

Одним словом, кажется, что дальше уже некуда. А вот и неправда! На самом деле — ещё есть куда. Причём — очень даже.

Два года назад я написал для бумажного «Бизнес-журнала» эссе под названием «Тихий Дой Мой», в котором поделился соображениями о выдающемся прогрессе Вьетнама в деле построения светлого капиталистического общества. Вопреки жутким воспоминаниям юности (в которой вьетнамские аспиранты жарили селедку в общежитии МГУ, отравляя всё живое на три этажа в обе стороны) мои соображения о достижениях вьетнамского народа за годы, прошедшие после свержения большевистского ига, были самыми восторженными: социально-экономическая реформа, проведённая в стране, в отличие от китайской (и российской!) модели, была направлена не на первоначальное накопление богатства и укрепления экономической мощи государства, а ради повышения благосостояния граждан.

У вьетнамского капитализма и в самом деле наделен уникальное человеческое лицо. В целом Вьетнам заимствовал чрезвычайно успешную китайскую формулу «Перестройка минус Гласность», однако налицо и глубокие мировоззренческие расхождения: в общественном сознании вьетнамского общества (как и в былые времена при социализме) гешефт вызывает неизбывно негативные коннотации. У вьетнамцев даже утвердилось уничижительное прозвище для предпринимателей — con buôn (сноска: «барыга», «толкач»).
077_1

Для сравнения: в Китае гешефт, предпринимательство, торговля, деловая активность пользуются всеобщим уважением и почитанием (даже — поклонением). И никакие показательные казни, транслируемые по центральному телевидению, не могут извести стереотип простого народа о быстром обогащении посредством шахер-махера. Удивляться не приходится: ведь для китайцев мера искушённости в гешефте — эталон социального успеха, уходящего корнями в глубь истории.

Сегодня я хочу рассказать читателям об очередном удивительном выверте вьетнамского общественного сознания, который, с одной стороны, свидетельствует об уникальности этого общества, с другой — навевает на интересные мысли (какие — скажу чуть позже).

1 июля 2013 года премьер-министр Вьетнама Нгуен Тан Дун подписал Указ 72/2013-ND-CP (известный сегодня всему миру в сокращенном англоязычном варианте Decree 72) об «Управлении, предоставлении и использовании услуг интернета и информационного содержания онлайн», который содержит такое изобилие безумных идей, что достоин фиксации в книге рекордов Гиннесса.

Навскидку может показаться, что Указ 72 — это такая несколько запоздалая попытка вскочить на подножку стремительно набирающего скорость поезда по имени СОРМ/PRISM, поскольку в основе документа лежит принуждение провайдеров сетевых услуг оказывать всяческую поддержку государства по регулированию содержательного аспекта общения в интернете.

Речь, однако, не идёт о примитивном требовании сливать национальным спецслужбам все информационные потоки для последующего анализа (разумеется, на предмет выявления террористических заговоров и педофилов). Речь идёт о запрете определенных видов пользовательской деятельности, а провайдеры связи обязаны следить за нарушениями этого запрета и своевременно рапортовать в компетентные органы.

О какой деятельности идет речь? Здесь-то и начинается Гиннесс. Согласно Указу 72, начиная с 1 сентября (когда закон вступает в силу), вьетнамским пользователям интернета возбраняется совершать Три Великих Святотатства: вредить «Социалистической Республике Вьетнам», принижать «великое единство народа», наносить урон «престижу организаций, а также чести и достоинству частных граждан».
077_2

Гениально, не правда ли? Но это только начало. Дальше — совсем интересно. Так, параграф 20.4 Указа 72 запрещает размещать на частных веб-страничках «агрегированную информацию» (compiled information). Виртуальная тусовка поначалу смутилась: это что еще за зверь? На помощь пришла газета Tuổi Trẻ, которая процитировала главу Министерства по вещанию и электронной информации Хоанг Вин Бао: оказывается, запрет на размещение арегированной информации означает, что «частные лица не имеют право цитировать или делиться информацией, заимствованной на веб-сайтах информационных агентств и государственных ведомств».

Какую же информацию можно публиковать вьетнамским блогерам на своих страницах? «Частным гражданам дозволяется делиться и предоставлять информацию только о самих себе», — развеял последние сомнения Хоанг Вин Бао. Цель подобного ограничения раскрыл Ле Нам Тханг, заместитель Хоанг Вин Бао: новый закон направлен на «предотвращение распространения в интернет лживой информации».

Позвольте, позвольте… но как же информация, изначально исходящая из информационных агентств и государственных ведомств, может быть лживой?! А не позволим: «Частным гражданам запрещается публиковать на своих страницах новости, взятые у информационных агентств, и использовать эту информацию как если бы она была их собственной»!

То есть вы понимаете, куда ребята клонят? Правильно понимаете: «Указ 72 не запрещает частным лицам собирать и делиться информацией в социальных сетях, — вносит окончательную ясность официальный комментарий радиостанции «Голос Вьетнама». — Он лишь обязывает их цитировать эту информацию либо приводить линк на её первоисточник для того, чтобы другие пользователи могли свериться с оригиналом и получить полную картину. Указ направлен на защиту прав интеллектуальной собственности и копирайта информационных агентств. Дело в том, что многие информационные агентства очень обеспокоены ситуацией с нарушением авторских прав».
077_3

Может показаться, что вьетнамский Указ 72 — это сиамский нашего Проекта № 292521-6, с той лишь разницей, что российские власти озаботились авторскими правами музыкантов и кинодеятелей, а вьетнамский — правами информационных агентств. На самом деле — это полнейшая ерунда! Если российский Проект № 292521-6 иначе как отмазкой от ВТО назвать невозможно (что и подтвердилось отворотом, который получили в суде первые же иски, поданные наивными копирастами на «ВКонтакте»), то вьетнамский Указ 72 — это поистине новое слово в развитии репрессивного безумия.

Какой блогер будет пытаться присвоить себе авторские права на новостную ленту, принадлежащую информационным агентствам?! Она что — имеет какую-то эстетическую или художественную ценность? Или — ей можно как-то по-особому гордиться? Если блогер не является неживым ботом-ретранслятором, и в самом деле штампующим телетайп с цитатами и прямыми линками, тогда блогер использует находящуюся в общественном домене новость как информационный повод для высказывания собственных мыслей! И это как раз та ситуация, которая подпадает под запрет Указа 72!

Собственно говоря, 99,9% всех моих статей — это использование принадлежащих в большинстве своем различным сторонним СМИ новостей в качестве информационного повода для высказывания собственных мыслей, выдвижения теорий и т. п. Подобный подход нарушает напрямую Указ 72, и, будь я вьетнамцем, меня бы давно уже упекли подобно тем 35 блогерам, которые сегодня сидят во Вьетнаме на нарах за невоздержанность языка. А уж с учётом Трех Великих Святотатств — и подавно!

Короче говоря, правы «Репортеры без границ» определившие уже Указ 72 как «безумную, чрезвычайно опасную и вопиющую атаку на свободу информации». И совершенно не важно, что дикая эта законодательная инициатива не реализуема на практике в сколько-либо масштабном варианте. Очевидно, что Указу 72 никто не планировал придавать вселенский размах. Перед нами хрестоматийный пример того, что называется «избирательной репрессалией», то есть инструментом точечного преследования неугодных индивидов.
077_4

Ну а то обстоятельство, что теперь во вьетнамском обществе будет царить всеобщий страх и боязнь открывать рот в интернете по любому поводу и без повода, так это ещё один приятный бонус.

P. S. Тем, кому кажется, что мы сегодня обсуждали маргинально-региональную проблему, напомню одну забавную цифру: в 2050 году население Вьетнама и России сравняется и составит 125 миллионов!