Довольно скромную по резонансу текущую новость телетайпной ленты IT — анонс 5 августа покупки одной из старейших американских газет The Washington Post создателем Amazon Джеффом Безосом за $250 млн — мне бы хотелось проанализировать в неожиданном и экстравагантном ключе. А именно: каким образом это событие будет способствовать или, наоборот, препятствовать наступлению Нового Рая — некоего гипотетического состояния общества, в оценке которого отражены все страхи и ожидания, характерные для гиперинформированной цивилизации.

Начну с краткой информационной справки. The Washington Post — ежедневная американская газета, учрежденная в 1877 году и входящая в Великий Триумвират наряду с The New York Times и The Wall Street Journal. Идеологически WP отражает интересы консервативной американской элиты, и в частности Республиканской партии. Конек WP — кулуарная близость к федеральной власти, отсюда тематический акцент на политических репортажах из жизни Белого дома, конгресса и прочих властных структур, расквартированных в Вашингтоне.

075_1

До последнего времени The Washington Post принадлежала публичной компании The Washington Post Company (WPO, NYSE), которая, кроме того, контролирует образовательный и консультационный бизнес Kaplan, Inc., полдюжины провинциальных газет, кабельный телевизионный канал Cable ONE, а также культовый интернет-журнал The Slate.

Как я уже сказал, Джефф Безос купил The Washington Post не сильно дорого — всего за $250 млн. Биржевые аналитики подсчитали, что эта сумма в 17 раз превышает величину доходов до вычета налогов, процентов и начисленной амортизации (EBITDA), однако практического смысла у этого сравнения нет никакого, ибо у The Washington Post чистой прибыли нет вообще, потому как газета убыточна.

Начнем с главного вопроса: зачем Джефф Безос купил The Washington Post? Прямой финансовой выгоды, как мы только что увидели, сделка не несёт. Аналитический консенсус склоняется к другому полюсу мотивации (такому же, впрочем, банальному, что и финансовая выгода), а именно — к тщеславию. Неделей раньше миллиардер Джон Генри купил Boston Globe у The New York Times за $70 млн — и, типа, миллиардер Безос не смог устоять от соблазна: взял да и последовал модному тренду. То обстоятельство, что за газету, пусть и такую именитую, было переплачено даже не втридорога, а в 17-дорога, никого не смущает.

075_2

В пользу версии о тщеславной мотивации косвенно говорит и тот обстоятельство, что Джефф Безос приобрел The Washington Post как частное лицо. Если бы первую скрипку исполняли деловые виды на новый актив, логичнее было бы оформить покупку на Amazon, ибо интегрировать приобретенные информационные сервисы иначе как с бизнесом головной компании не получится (скажем, с экосистемой Kindle).

Дабы окончательно запутать ситуацию, Безос обратился с открытым письмом к сотрудникам The Washington Post, в котором продемонстрировал (либо — сознательно закамуфлировал) полное отсутствие каких-либо тактических или стратегических планов относительного будущего развития газеты: «Дорожной карты у меня нет, и прокладка маршрута будет нелегким занятием. Отправной точкой должны стать читатели и понимание того, что им не безразлично — правительство, местные лидеры, открытие ресторанов, дружины бойскаутов (это — шедевр! — С. Г.), бизнес, благотворительность, губернаторы, спорт… Вот от этого мы и будем двигаться дальше. Я вдохновлен и заряжен оптимизмом по поводу открывающейся возможности для инноваций».

Речь, конечно, гениальная, чего уж там. Человек отдает $250 млн за право узнать, интересуют ли читателей старейшей столичной газеты дружины бойскаутов, и затем… Кстати, что — затем? А затем «будем двигаться дальше»!

075_3

Движемся дальше. Мне кажется, угадывание покупательских интенций Джеффа Безоса — дело не только неблагодарное, но и бесполезное. Какова бы ни была исходная мотивация сделки, она неизбежно деформируется под воздействием неожиданных обстоятельств и под давлением капризной конъюнктуры рынка. Гораздо перспективнее оценить событие в глобальном масштабе, а именно: каким образом симбиоз существующей инфраструктуры Amazon и традиционной газеты может изменить будущее всего общества?

За отправную точку для дискуссии мы возьмем блестящее аналитическое эссе Дэвида Ауэрбаха, опубликованное вчера в The Slate (принадлежащем, кстати, The Washington Post Company), — «Как амазонировать «Вашингтон пост»».
Дэвид Ауэрбах пытается сложить пазл из двух компонентов — столичной газеты и гаджета Kindle. По гипотезе аналитика Джефф Безос позиционирует The Washington Post как генератор новостного контента нового поколения для всей экосистемы: открываем браузер в Kindle и в качестве домашней странички любуемся на передовицы The Washington Post; прогуливаемся по библиотеке электронных книг и любуемся на передовицы The Washington Post; изучаем новые поступления в магазин Amazon.com — и снова любуемся на передовицы The Washington Post.

Отдадим должное уровню журналистики: поддавшись самогипнозу зажигательной речи об информационных Нью-Васюках, Ауэрбах тут же подвергает скепсису собственную конструкцию. Позвольте-позвольте, неужели The Washington Post так интересна для всех, что заслуживает роли затычки в каждой бочке экосистемы Amazon / Kindle? В том-то и дело, что не интересна!

075_4
Дальше — больше: анализируя самый безумный пассаж (а может — самый зашифрованный?) из письма Безоса к сотрудникам The Washington Post, Дэвид Ауэрбах обращает внимание на тот факт, что вообще-то именитая газета до последнего времени не была замечена при описаниях открытий ресторанов и похождений бойскаутов! О чем тогда говорит Безос?

По мысли Аэурбаха, отец-основатель Amazon как бы намекает, что не прочь внести коррекцию в информационную политику The Washington Post и переориентировать газету на personalized news, то есть новостные потоки, персонализированные под каждого конкретного потребителя.

Отдадим должное — фантазия у Дэвида Ауэрбаха работает восхитительно: «Если вы являетесь пользователем Kindle, Amazon уже знает о вас много больше, чем Facebook, потому что она знает, что вы покупаете. Это настоящий информационный клондайк. Facebook лишь неуклюже пытается на протяжении многих лет выкрасть вашу историю покупок с помощью шпионских браузерных примочек вроде Beacon, тогда как Amazon не требуется нарушать вашу приватность, ибо он знает о вас всё заранее. Ваш клиентский послужной список докладывает Amazon, где вы живете, что покупаете, что хотите купить, а также много еще всякого полезного, вытекающего из этой информации. В настоящий момент сведения из клиентского послужного списка используются для рекомендаций новых товаров — вполне деликатно. Однако публикации новостей, заточенные под вашу демографическую и покупательскую историю, могут оказаться на порядок более эффективным средством, чем простые рекомендации товаров. Публикации новостей вовсе не обязаны носить рекламный или маркетинговый характер. Скажем, если вы недавно прочитали «Унаследованный порок» Томаса Пинчона, то вполне разумно предположить, что на стартовой страничке вашего Kindle может появиться рецензия на новый роман «На самом краю». Если вы покупаете пеленки, вам доставят статьи о воспитании детей. В этих статьях, независимо от степени в них «джинсы», будут упоминаться продукты и бренды с удобно встроенными гиперлинками, ведущими на соответствующие страницы Amazon.com».

075_5
Согласитесь, у Дэвида Ауэрбаха вышла шедевральная дистопия! На какой-то момент я даже поддался обаянию этой гипотезы и внутренне содрогнулся от дыхания грядущей химеры, способной довести манипуляцию моим потребительским сознанием до патологического края. Впрочем, апокалиптические картины были недолгими и даже сменились (вот она — неуемная антиномичность моего мышления!) на короткое время радужными видениями Нового Мамоны, бога консьюмеризма с человеческим лицом. В конце концов всё развеялось и вернулось на круги своя. На круги глухого скепсиса.

Для того чтобы осознать все безумие галлюцинации Ауэрбаха о симбиозе столичной консервативной газеты с инфраструктурой Amazon.com, достаточно просто взять в руки любой выпуск The Washington Post и полистать. Полистать и убедиться: газете, с её традиционной тематикой и аналитикой, до техники personalized news примерно как до Марса. А может, и до Плутона.

Газета — это не столько бренд, сколько амальгама журналистского корпуса и специфической сложившейся на протяжении десятилетий этики и культуры письма. Предполагать, что вот так вот можно взять, отбросить в сторону творческие установки, перестроиться и начать клепать тексты, легко интегрируемые в парадигму personalized news, значит ни черта не смыслить ни в издательском деле, ни в работе журналиста, ни в специфике бумажных СМИ.
075_6

Даже если случится чудо и журналисты The Washington Post прыгнут выше головы и научатся вкраплять в свои тексты нужные маркетинговые «наводки», а читатели Kindle и клиентура Amazon.com станет с упоением эти тексты проглатывать, можно не сомневаться, что в тот день газету перестанут покупать в киосках. Уж простите: слишком разные аудитории.

Единственный шанс Джеффа Безоса реализовать сценарий Дэвида Ауэрабаха — уволить всех сотрудников The Washington Post и нанять новых, подходящих. Только это уже будет не The Washington Post, а что-то другое. Независимо от вывески.

Впрочем, Безос ничего подобного и не планирует: он уже уверил всех редакторов и руководителей газеты, что никого увольнять не собирается, журналисты остаются на своих местах и продолжают писать так, как писали раньше. То есть — без personalized news.

Зачем тогда Безос заплатил $250 млн за The Washington Post?! Увы, моя личная версия не отличается оригинальностью: просто живой человек по имени Джефф Безос, а по совместительству — №19 в списке миллиардеров планеты захотел стать владельцем культовой газеты с вековой историей! Называйте это тщеславием, мечтой детства, тайными амбициями — как угодно. Одно мне ясно: к стратегическим задачам Amazon.com сделка Безоса не имеет ни малейшего отношения.