Эдвард Сноуден, кем бы он ни был на самом деле, какова бы ни была его мотивация и кто бы ни направлял его действия, сумел расшевелить такой гадюшник, что, боюсь, последствия сделанных им разоблачений не просто задержатся надолго, но и навсегда изменят представления мира и самой Америки о себе.

Тем страннее и наивнее выглядят недоуменные восклицания вроде того, что, подумаешь, нашелся очередной Капитан Очевидность! Мол, всё, о чём поведал Сноуден, давно является секретом Полишинеля. Одно непонятно: если все давно всё знали, почему ничего не делали?! Почему не действовали, пытаясь защитить хотя бы остатки иллюзии общества, свободного от тоталитарного контроля даже уже не государства, а совершенно неведомых структур? Почему только после разоблачений Сноудена и рождения в ноосфере мифологемы PRISM так все в мире задёргались и ринулись засыпать Белый дом петициями, жалобами и общественными запросами?

069_1

Механику дисконтирования неугодной власти информации и ее (информации) инвективы жупелом «конспирологии» подробно описал Дэвид Айк в своих хоть и безумных, но вполне разоблачительных книжках (начинать можно с «Бесконечной любви…», переведённой издательством «София» в 2008 году на русский язык). Поэтому повторяться не будем, а оценим лучше шансы общества преодолеть последние иллюзии, связанные с непониманием (или отказом понимать) качественного перерождения мира после Апокалиптической Инсталляции 9/11. Время в данном контексте чрезвычайно важно, поскольку чем раньше от остатков иллюзий удастся избавиться, тем сильнее надежда на наше спасение.

18 июля американские ИТ-гиганты во главе с Microsoft, а также примкнувшие к ним десятки некоммерческих организаций и венчурных фирм публично попросили родное правительство предоставить им «больше прозрачности относительно запросов, касающихся национальной безопасности, с которыми американские власти обратились к компаниям, предоставляющим услуги доступа к Интернету, мобильной телефонии и онлайн-сервисам».

Внешне запрос подавался под соусом заботы об интересах гражданского общества, на самом же деле — и для меня это очевидно — всё делалось ради предоставления ИТ-компаниям, замаранным коллаборационизмом с государственными структурами, которые ведут антиконституционную слежку за гражданами, шанса для самооправдания.

Неформальный запрос с головокружительной даже для такой расторопной машины по прохождению формально-демократических процедур, как США, скоростью отлился в течение нескольких дней в форму поправок к закону об ассигнованиях на нужды Министерства обороны (Department of Defense Appropriations Act) и был представлен конгрессу для голосования.

Накануне голосования (22 июля) все те же ИТ-гиганты (Apple, Facebook, Google, Microsoft и Yahoo!), решив, видимо, подкрепить нажим на родную власть, отписали страстную челобитную царю-батюшке — Бараку Обаме: «Информация о том, каким образом и как часто правительство использовало свои подразделения (для получения данных о разговорах граждан, почтовой переписке и т. п. — С. Г.), важна для американского народа, который имеет право на ведение публичной дискуссии об уместности существования этих подразделений (в первую очередь речь идет об Агентстве национальной безопасности. — С. Г.) и их функций, равно как эта информация важна и для международных пользователей услуг американских провайдеров, озабоченных нарушением конфиденциальности и безопасности своих коммуникаций».

069_2

Пока ИТ-элита американского общества пеклась о спасении собственной репутации, а заодно тиражировала иллюзии относительно царя-батюшки и возглавляемого им (на уровне зиц-председательства, разумеется) правительства, сам царь-батюшка тоже времени не терял, честно отрабатывая спущенную ему повестку дня. Кроме того, накануне голосования в конгрессе Белый дом обратился с призывами к законодателям ни в коем случае не поддерживать поправки к закону, который в случае принятия лишит страну возможности противостоять террористической угрозе (it will take away a valuable antiterrorism tool).

На эмоциональном уровне право Агентства национальной безопасности следить без разбора за всеми подряд транслировала Мишель Бахман (об этой обаятельной подсадной утке я рассказывал в «Горыныче», посвященном истории «Бостонского чаепития»): «Поправка наденет наручники на Америку и наших союзников».

Вона как! Отказ от тотальной слежки за населением на волапюке Нового мирового порядка теперь для власти выступает синонимом наручников.

069_backmann

Пора рассказать о самой поправке. На самом деле поправок две, однако лишь одна затрагивала реально полномочия АНБ в вопросах слежки за обществом. Выдвинул её республиканец Джастин Амэш, депутат от штата Мичиган. Его поправка предусматривала разрешение на прослушивание телефонных разговоров и сбор информации только в тех случаях, когда речь идет о конкретных антитеррористических расследованиях. Иными словами, слушать не всех подряд граждан, а только тех, кто уже является подозреваемым в терроризме.


Smith-Amash Amendment

Эта малость и есть «наручники», мешающие обамовской диктатуре бороться с международным терроризмом.
Вчера вечером (24 июля) конгресс проголосовал против принятия поправки Амэша (205 — за, 217 — против), подтвердив тем самым выданный Агентству национальной безопасности карт-бланш на скорейшее воплощение идеалов оруэллианского будущего. Дабы не выглядеть совсем уж одиозно, законодатели почти единодушно утвердили другую — косметическую — поправку, предложенную Ричардом Ньюджентом, республиканцем из Флориды.
Поправка Ньюджента очень тонко (хотя и цинично) запрещает АНБ использовать государственное финансирование для слежки за гражданами США. За иностранцами, разумеется, следить можно по полной программе. Поправка Ньюджента также запрещает АНБ хранить подслушанные частные переговоры в рамках программы по мониторингу телефонных бесед.

Ну то есть вы понимаете: следить за гражданами США теоретически не возбраняется, только делать это нужно на какие-то другие, не государственные деньги. Равно как и записи подслушанных разговоров хранить можно, но только не в рамках одобренной государством программы. АНБ, кстати, сразу же довольно закивала: мы, мол, никогда и не хранили архивы записей в рамках программы. Разумеется, не хранили: всё это бесценное сырье давно передано в руки реальных хозяев PRISM — или как там этот инструмент Грядущего Зверя на самом деле называется…

Так вот выразительно ответили царь-батюшка Обама и родные законодатели на мольбу ИТ-элиты защитить их корпоративную репутацию и — по совместительству — остатки гражданских свобод в обществе. Короче, ИТ-элиту послали далеко и лесом.

Почему же не понимает американская ИТ-элита реальной подоплеки событий, происходящих в Бастионе Свободы? В Бастионе Свободы, который под видом борьбы с «международным терроризмом» уже лет 12 как превратился в главного международного террориста, охватившего своими наглыми щупальцами все континенты и ведущего боевые действия во множестве точек планеты без малейшей оглядки на какую бы то ни было международную законность.

Объясняется слепота ИТ-сообщества очень просто: последние 20 лет это сообщество дружно тусуется в искусственном инкубаторе под названием Мировая компьютерная сеть. В этом инкубаторе (вернее, детской песочнице) пышным цветом цветёт иллюзия свободы — слова, выражения мыслей, поступков. Резвись не хочу! Правда, только до того момента, пока не затрагиваются материальные интересы реальных хозяев. И тогда — сразу маски-шоу а-ля захват ранчо Толстого Кима в Новой Зеландии. Или — уголовное дело о порванном презервативе а-ля Ассанж.

У ИТ-истеблишмента от продолжительного сидения в виртуальном заповеднике просто-напросто замылился глаз и сбился прицел. Бедолаги «айтишники» и коммерсанты наивно забыли о том, как выглядит реальный мир и какие идеи/процессы в нем давно доминируют. Уже лет 12.

На самом деле мы все не так наивны, чтобы верить в наивность ИТ-истеблишмента. Всё он прекрасно понимает и во всём он прекрасно разбирается. Просто не может (да и не хочет) лишаться заработка, потому и вынужден играть по установленным правилам: прогибаться по первому требованию перед репрессивными структурами вроде АНБ, а затем вылупливать с наигранным удивлением глаза, лопотать о собственной невиновности да писать слезницы царю-батюшке.