В 80-х годах прошлого века мне довелось насыщенно поработать с американскими литераторами, которые приезжали в нашу страну по линии Союза писателей СССР. Писатели были разные — и по качестве создаваемой ими литературы, и по общественно-политическим взглядам.

Случались и правые, и левые, и гениальные, и посредственные. Но всех их объединяла одна общая реакция: стоило делегации переступить порог писательского особняка на ул. Воровского, заглянуть на прием к Первому или Второму секретарю Союза, а еще лучше — погрузиться в полумрак знаменитого писательского ресторана, как лица начинали светиться благодатью.

Я хорошо помню до сих пор, как недоумевал по поводу непонятного мне пиетета, испытываемого американскими писателями перед организационной структурой их советских коллег. Я понимаю, когда наслаждались изысканными деликатесами, недоступными простому гражданину советского лагеря, мои любимые румынские писатели (с которыми также приходилось работать ежемесячно): привилегированная кормушка — это венец социальных вожделений для homo soveticus. Но что так влекло к элитарной гильдии американцев?!

С годами я набрался опыта и житейской мудрости, узнал, до какой степени неприкаянна и беззащитна планида пишущего человека, как претит ему ощущение шаткости бытия и неуверенность в завтрашнем дне, как хочется прислониться к чему-нибудь крепкому, способному обеспечить надежный тыл. В этом отношении писательская организация — жестко структурированная, облеченная властью, деньгами и полномочиями, эдакий элитный профсоюз выступает вожделенной мечтой любого литератора, независимо от происхождения: что американца, что китайца, что австралийца, что русского.

056_1

Аналог будущего Союза Писателей СССР был создан в Соединенных Штатах Америки аж в 1912 году и назывался Authors’ League of America. В 1921 году организация разделилась на Гильдию драматургов (Dramatists Guild of America) и Гильдию писателей (Authors Guild), которые цветут и пахнут поныне.

Несмотря на схожесть задач — защита интересов творческих людей, помощь при заключении выгодных трудовых соглашений и т.п. — гильдии разнятся как небо и земля. Если о существовании Гильдии драматургов знают лишь сами драматурги и театральные постановщики, то о Гильдии писателей знает вся страна. Знает и тихо ненавидит, потому что Authors Guild умудрились достать уже всех.

Нет сегодня на общественном небосклоне Америки более реакционной, более ретроградной и более склочной конторы, чем тамошний Союзе писателей. Authors Guild, объединившая под предводительством графомана Скотта Турова более 8 тысяч сочинителей, клеймит все технологии, имеющие хоть какое-то отношение к цифровому контенту, и изводит по судам всякого, кто рискнет покуситься на Его Величество Копирайт.

Дабы продемонстрировать всю меру абсурда жизненной философии Authors Guild приведу лишь один пример: в 2008 году Гильдия объявила крестовый поход устройству Amazon Kindle 2 — на том основании, что в него была встроена функция преобразования текста в речь (движок TTS), которая, де, нарушает американский Закон о копирайте.

056_2

Напрасно возмущалась диким наездом Национальная федерация слепых: питбуль по имени Authors Guild не разжимал зубы до тех пор, пока Amazon не пошла на попятную и не ввела программную опцию, позволявшую издателям
запрещать использование TTS на принадлежащих им книгах в электронном магазине Kindle.

Поводом для написания моей статьи явилось радостное событие: на днях Authors Guild получила сокрушительный удар от Апелляционного суда второго округа (один из 13 апелляционных судов США), который отказал банде писателей в групповом иске к Google касательно Library Project, библиотечного проекта.

Authors Guild гнобит Google уже давно — с 20 сентября 2005 года. Ненависть писателей вызвало намерение Google отсканировать как можно большее количество художественной литературы для того, чтобы предоставить всем желающим уникальные возможности поисково-изыскательной работы (об этой специфике Library Project поговорим чуть позже).

Гильдия заявила на суде, что из-за диверсионной деятельности Google уже «пострадали миллионы писателей», чьи произведения без их воли были подвергнуты оцифровке, а в будущем пострадают еще больше: ведь на настоящий момент Google отсканировал уже около 20 миллионов книг и, похоже, не собирается — дай ему бог здоровья! — останавливаться до тех пор, пока не останется на земле ни одной неоцифрованной книги.

056_3

28 октября 2008 года Гильдия писателей, заручившись поддержкой Ассоциации американских издателей, выдавила из Google отступные в обмен на заключение внесудебного соглашения. Google обязывалась заплатить ненасытным литераторам 125 миллионов долларов, из которых 45 миллионов должны были пойти на умиротворение держателей копирайта на книги, ранее уже отсканированные без их согласия.

К 2009 году Authors Guild получила от Google уже 50 миллионов долларов, однако затем случилось маленькое чудо: министерство юстиции США начало расследование соглашения на предмет нарушения антитрастового законодательства, по результатам которого рекомендовала суду Нью-Йорка, в котором шло рассмотрение иска Authors Guild vs. Google, не утверждать сделку.

В марте 2012 году суд отверг рэкет досудебного соглашения на том основании, что Google выплачивает 125 миллионов долларов не держателям копирайта по каждой конкретной книге, а писательской Гильдии. Такая процедура была бы оправдана в том случае, если бы подтвердился групповой статус иска (т.н. class-action), однако судья усомнился в его правомерности.

056_4

В декабре 2012 года Authors Guild подала апелляцию, добиваясь подтверждения группового статуса для своего иска к Google, и вот на днях судья Дэнни Чин повторно его отклонил, теперь уже на новом основании. Групповой иск Гильдии был назван «преждевременным» (premature) поскольку не учитывал всех возражений Google, связанных с принципом справедливого использования (fair-use), на котором построено все взаимодействие с читателями в рамках Library Project.

Такой поворот событий очень серьезен, ибо наносит удар в самое сердце претензий писателей, охваченных копирастическим родимчиком. Здесь нужно отдать должное юристам Google: они провели восхитительную работу, донеся до апелляционного суда простую мысль: нельзя оформлять групповой иск в ситуации, когда каждый второй писатель тесно сотрудничает в рамках Library Project напрямую с Google и вполне доволен этим сотрудничеством. Иными словами: Authors Guild выступает как самозванец, поскольку ее полномочия никто кроме самих членов Гильдии не утверждал. Следовательно, не должно быть и группового иска.

А что должно? Индивидуальные иски писателей, недовольных тем, что их книги оцифровывают в Library Project.
Эти же иски в массовом порядке — можно не сомневаться! — никогда не поступят, и вот почему.

Дело в том, что оцифрованная в рамках Library Project литература, не попадает в свободный доступ. Вместо этого колоссальный массив из 20 миллионов книг был помещен в базу данных и полностью индексирован для нужд сервиса Google Books. Любой желающий может обратиться к базе данных и получить бесценный для научно-изыскательной и познавательной деятельности список произведений литературы, в которых встречаются ключевые слова по его запросу.

Google Books, однако, выдает по запросам не полные тексты книг, защищенных копирайтом, а лишь контекстные отрывки, ограниченные несколькими абзацами. Этой информации достаточно для того, чтобы исследователь оценил релевантность материала и, в дальнейшем, если возникнет потребность, смог бы изыскать доступ к нужному произведению по альтернативным каналам (взять книгу для изучения в библиотеке, либо купить ее в магазине).

056_5
Прелесть контекстных отрывков в том, что они идеально вписываются в положение закона о «справедливом использовании» и никоим образом не нарушают копирайта! А значит иску Authors Guild наступает полный кирдык и больше ни одного цента из Google высосать не получится.

Становится также понятно, почему Authors Guild изо всех сил пыталась протолкнуть именно групповой статус своего иска, стремясь с кондачка срубить дармовых бабок на патетическом наезде. Одно дело — стонать об обобранных «миллионах» беззащитных Творцов Прекрасного, и совсем другое — доказывать в каждом конкретном случае, как два абзаца из книги писателя имярек, выведенных на монитор компьютера в результате исследовательского запроса, нарушают авторские права.