Принято считать, что технологические акции на фондовом рынке пережили свой звездный час на исходе ХХ столетия, а затем, после схлопывания доткомовского пузыря в 2000-м году, окончательно вышли из фавора и с тех пор перестали представлять особый интерес для вложения денег.

Разумеется, это ерунда, однако важным представляется не столько опровержение расхожего заблуждения, сколько анализ другого феномена, связанного с акциями технологических компаний. Феномена, скрытого от внимания публики грандиозностью молниеносного взлета и не менее молниеносного обвала на рубежа веков, однако при этом проявляющегося в несравненно более парадоксальном виде.

Говорю об этом феномене в настоящем времени, поскольку сегодня его развитие продолжается полным ходом, причем чем дальше, тем парадоксальнее этот феномен становится.

Прежде чем пытаться найти загадочному явлению какое-то вразумительное объяснение, было бы неплохо дать ему определение. Для этого воспользуемся графиком поведения рынка технологических компаний в принципиально важном для нашего исследования временном диапазоне.

043_1_

Временной охват графика: от середины 1998 года, когда начался т.н. «бум доткомов», то есть головокружительный взлет ценных бумаг технологических компаний в целом и интернет-стартапов, в частности, до настоящего времени. Японскими свечами на графике представлен индекс Nasdaq Composite, c которым принято ассоциировать само понятие «рынка акций технологических компаний», а в качестве референса использована красная линия, отражающая поведение индекса S&P 500, то есть всего фонодового рынка в целом.

Разберемся сначала с «бумом доткомов» и последующим их крахом. Первое наблюдение, которое необходимо принять во внимание: головокружительный взлет акций в период с середины 1998 по начало 2000 гг. происходил исключительно на рынке технологий. Рост этого рынка составил на кульминационном пике 240 %, в то время как общий рынок скромно увеличил капитализацию на 60 % — показатель, соответствующий рядовому бычьему тренду (но никак не буму).

Следующий важный момент: в реальности никакого краха, а тем более — уничтожения рынка технологических компаний в 2000 году не случилось. Расхожие эпитеты — лишь эмоциональное сопровождение весьма консервативного и вполне натурального процесса: акции технологических компаний никуда не уничтожились, а просто вернулись к исходному состоянию, которое соответствовало здоровому уровню их капитализации за вычетом истерического хайпа, привнесенного в рынок массовым инвестированием «дурных денег» (кухарки, таксисты, реднеки и прочие «трейдеры», которых на бирже никогда не должно было быть в первую голову).

Точно также вернулся к доистерическим временам (1998 году) и фондовый рынок в целом: на графике видно, что в середине 2002 года и Nasdaq Composite, и S&P 500 стабилизировались на отметке 0 % (относительно начальной точки, то есть середины 1998 г.). Подобный ход событий справедливо обозначить как наступление медвежьего тренда (технически любое падение свыше 25 % считается таковым), но никак не крахом, уничтожением и прочими эпитетами, применимыми, например, к Черному Понедельнику 1987 года или Черному Вторнику 1927 года.

Тем не менее, после обвала 2000 года за рынком акций технологических компаний в общественном сознании закрепилось представление как о бесперспективном аутсайдере, обреченном на вечное отставание от остальных секторов экономики.

Здесь-то и начинается феномен, на который хотелось бы обратить внимание читателей. Если вы вернетесь к нашему графику, то сразу увидите, что представление об отставании технологических акций от общего рынка, как минимум, несостоятельно. Общий паттерн, продемонстрированный Nasdaq Composite в период с 2001 под 2013 годы, по рисунку ничем не отличается от S&P 500. Зато в 2009 году, с первых шагов по восстановлению рынка после мирового финансового кризиса, акции технологических компаний начали опять уходить в отрыв: в конце 2011 года рост Nasdaq Composite опережал S&P 500 более, чем в три раза, а сегодня разрыв хоть и сократился, однако, тем не менее, держится на уровне 100 %. Иными словами, технологические компании растут сейчас в два раза быстрее остального рынка.

А теперь самое время раскрыть парадоксальную природу наблюдаемого феномена, который на мой взгляд должен производить на общественное мнение гораздо более глубокое впечатление, чем бум доткомов на рубеже веков. Пикантность ситуации с опережающим ростом акций технологических компаний заключается в том, что фундаментальные экономические показатели данного сектора рынка не дают ни малейшего повода не то, что для опережения рынка в целом, но и для роста вообще.

Становой хребет рынка акций технологических компаний (и индекса Nasdaq Composite, соответственно) — это бумаги компьютерных компаний. Соответственно, разумно искать импульсы, задающие последующий вектор движения, именно в этих секторах рынка. Так вот: на протяжении последних четырех лет (аккурат с начала картинного спурта Nasdaq Composite) мы наблюдаем за умиранием двух ключевых сегментов рынка компьютерных технологий — персональных компьютеров и серверов.

Если серверы еще как-то пытаются держаться на плаву — в первом квартале 2013 года их поставки упали лишь на 0.7 % по сравнению с прошлым годом, а продажи — на 5 %, то рынок PC идет ко дну уже полных ходом. Ожидается, что по итогам текущего года поставки персоналок сократятся на катастрофические 7,8 %. Для наглядности — та же динамика, но только в абсолютном выражении: в 2011 году было поставлено 363 миллиона PC, в 2012 — 349 миллионов, в 2017 ожидается 333 миллиона.

Бытует мнение, что рост капитализации компьютерного рынка вызван позитивной динамикой трех секторов: планшетов, облачных технологий и мобильных устройств. В самом деле, их рост впечатляет: к примеру, в 2013 году поставки планшетов составят 229,3 миллиона единиц и этот показатель на 58,7 % (!!!) выше, чем годом ранее. Также ожидается, что к 2015 году рынок планшетов обойдет со объему поставок рынки PC и ноутбуков вместе взятые.

Слов нет — динамика изумительная, однако есть тонкость: костяк индекса Nasdaq Composite, равно как и специализированного индекса Nasdaq Computer Index, отслеживающего 394 компьютерных хайтека, составляют компании, занимающиеся традиционным ремеслом — изготовлением железа и софта для рынка серверов и персональных компьютеров. Единственное существенное исключение — это Apple, однако биржевая динамика акций этой компании (сугубо негативная) никаким образом не могла способствовать неудержимому росту котировок что Nasdaq Composite, что Nasdaq Computer Index.

Получается совершенно феноменальная ситуация: бизнес компьютерных компаний деградирует, а их акции демонстрируют положительную динамику, в два раза превышающую показатели рынка в целом. Какова причина?

На самом деле, конечно, феномен, который мы сегодня разбираем, весьма и весьма условный. Собственно, вся интрига держится лишь на недоразумении, а именно: подмене специфической логики, определяющей поведение бумаг и ментальность инвесторов на бирже, логикой бытовой, основанной на здравом смысле.

Бытовая логика нам подсказывает, что капитализация должна расти в том случае, когда реальные результаты и реальные показателя бизнеса растут, либо демонстрируют высокий уровень прочности (отсутствие долгов, положительный cash-flow, запас свободных средств и т.п.). Подобной закономерности на бирже не существует даже отдаленно. Логика фондового рынка — это логика ожиданий. Соответственно, главный двигатель котировок — не показатели бизнеса, а представление торгующей публики об этом бизнесе. Представления складываются из надежд, слухов, инсайдерских наводок, маркетингового хайпа и множества других виртуальных характеристик, к реальному бизнесу имеющих самое отдаленное отношение.

Применим сказанное к «феномену» опережающего роста Nasdaq Composite, который мы сейчас наблюдаем. В 1998 году бум доткомов стимулировали ожидания заоблачных достижений от экзотических для того момента интернет-стартапов. На этом хайпе акции технологических компаний (всех без разбора, а не только одних доткомов!) пухли как на дрожжах. Поскольку виртуальные характеристики не поддаются точной эвальвации, рост хайтека был непропорционально высок относительно более традиционных секторов рынка.

Сегодня в типологическом отношении наблюдается аналогичная ситуация: гипертрофированные ожидания заоблачных достижений от новых рынков — облачных технологий, планшетов, смартфонов — вызывают ускоренный рост всего рынка высоких технологий вопреки тому, что становой хребет этих технологий — рынок PC, серверов и традиционного программного обеспечения — пребывает в затяжной депрессии.

Такие вот «феномены» придают оживляж нашей скучной жизни, наполняя ее красками и трепетными ожиданиями. Что ни говори, а Религия Прогресса дает фору любому иудаизму/квакерству/мормонству не только по иррациональности, но и по терапевтическому эффекту!