В Голубятне, которая во вторник галантно уступила свое законное место на портале Битому Пикселю, приуроченному к WWDC 2013, мы будем медитировать на очень острый, очень спорный и очень важный для здоровья нетизанов вопрос: о вреде / пользе Фейсбука.

Акцент я делаю исключительно на ФБ , а не на социальные сети в целом, потому что симптоматика, которую собираюсь с вами обсудить, характерна именно для детища Цукерберга. Живой Журнал — это традиционное прибежище графоманов (в прямом смысле слова: то есть людей, которые физиологически не в состоянии удержаться от писанины), В Контакте давно превратилось в файлообменник пиратированной мультимедии (говорю — надеюсь, понимаете — без малейшего осуждения, а лишь констатации ради), и только Фейсбук демонстрирует совершенно уникальную и прямо-таки вирусную страсть к интимному эксгибиционизму.

Можно было предположить, что патологическая (так это, по крайней мере, выглядит со стороны, и о чем мне неоднократно говорили люди, не пользующиеся Фейсбуком) тяга к добровольному выворачиванию наизнанку всех подробностей личной жизни — это какая-то новая форма русской экзальтации. По крайней мере гипотеза оправдывается национальной склонностью к самобичеванию с одной стороны, и к самоуничижению — с другой. Послушайте городские романсы начала ХХ века и содрогнитесь 🙂

Проблема, однако, в том, что эксгибиционизм в ФБ — явление универсальное, повальное и международное. Американские эксперты по безопасности давно бьют в набат: «Люди, что вы творите?! Зачем так самообнажаетесь?! Сегодня в Фейсбуке пасутся все структуры, кому не лень — от Агентства национальной безопасности до потенциальных работодателей, поскольку любую информацию, о какой только можно мечтать, вы добровольно выкладываете на своей странице в ФБ».

492_0

Из той же оперы — недавно узнал об одном из модных трендов по no-brain взлому почтовых и прочих аккаунтов: «хакеры» жмут тупо на кнопку восстановления пароля по наводящему вопросу, находят тех, кто использовал девичье имя матери, школу обучения, кличку собаки, место рождения, а затем подбирают нужную информацию на личной странице бедолаги в Фейсбуке.

Впрочем, сегодня я бы хотел поговорить не об угрозе безопасности, исходящей от ФБ, а об угрозе социальным связям, которые рушатся на глазах у заядлых нетизанах цукерберговского толка. Повод для размышлений подбросила статья из Itworld, озаглавленная «Фейсбук — разрушитель отношений».

492_1

В статье рассказывается о диссертации Рассела Клейтона (Школа журналистики при университете штата Миссури), посвященной прямой зависимости между временем, которое проводят люди в Фейсбуке, и качеством эмоциональных отношений в их личной жизни. Общий вывод таков: «Чем больше человек, состоящий в романтических отношениях, пользуется Фейсбуком, тем больше вероятность того, что он начинает отслеживать деятельность своего партнера по Фейсбуку, и как следствие, поддается глубокой ревности. Ревность, рожденная Фейсбуком (замечательный термин: acebook-induced jealousy — С.Г.), приводит к ссорам из-за прошлых партнеров. Также наше исследование показало, что люди, слишком много времени проводящие в ФБ, склонны устанавливать связи и возобновлять старые связи с другими пользователями ФБ, в том числе и своими бывшими партнерами, что, в свою очередь, ведет к эмоциональным и физическим изменам».

Дабы не расстраивать вконец общественность, Рассел Клейтон делает трогательный реверанс: «Открытые нами закономерности отслеживаются только в отношениях между людьми, которые длятся менее трех лет. Из чего можно заключить, что Фейсбук представляет угрозу только таким отношениям, которые еще недостаточно созрели».

492_2

Меня в этом исследовании заинтересовал совершенно иной аспект: не взаимная слежка, которой начинают заниматься в Фейсбуке влюбленные парочки, а мотивы, заставляющие выкладывать на всеобщее обозрение в социальную сеть всю интимную подноготную личной жизни. Причем, что поразительно: люди добровольно лепят статусы, относящиеся не только к делам былым, давно забытым, но и, что говорится, в реальном времени: через час у вас свидание назначено с девушкой, а минуту назад она опубликовала статус, из которого явственно следует, что как минимум с обеда она уже находится на другом свидании, в другом месте, причем со своим бывшим бой-френдом (вся эта информация за пару минут реставрируется по тем же самым фейсбучным наводкам, статусам, фотографиям, биографиям и иерархии «френдов» в ленте.

Для начала ответим на простой вопрос: отдают ли себе люди отчет в том, что у добровольного эксгибиционизма могут возникнуть неблагоприятные для них последствия в риаллайфе? Мое убеждение и опыт личного наблюдения в Фейсбуке однозначно подсказывают: да, отдают! Полностью отдают. Только … don’t give a damn! То есть — плевать хотели на эти самые последствия.

Почему так? Неужели не ценят романтические связи, которые складываются у них в реальной жизни? Ну почему же не ценят — вполне себе ценят. Только не так сильно, как отношения, складывающиеся у них в жизни виртуальной! Вот тут-то, на мой взгляд, и таится разгадка всего феномена!

492_3

Сначала необходимо скорректировать терминологию. Применительно к виртуальной реальности использовать понятие «отношения» невозможно. Это и ошибочно и иллюзорно. В Интернете нет и не может быть никаких межличностных полноценных отношений. В Интернете может быть лишь одно — социальная игра! Иными словами, когда вы включаетесь в какое-то онлайн-общение — делитесь информацией, дискутируете, дебатируете, ругаетесь, интригуете, флиртуете, «наводите мосты», договариваетесь, наконец, хоть бы и о встрече в риаллайфе, вы не вступаете в психологический контакт с другим человеком (по крайней мере — в традиционном смысле этого слова), а завязываете игру.

Если кому-то кажется, что мы сами сейчас заигрались, вернее — зажонглировались — терминами, которые, в реальности, не привносят никакой смысловой дифференции в суть явлений, то он горько заблуждается. Дело в том, что мотивации человека в игре радикально отличаются от мотивации поведения в ситуациях, которые человек расценивает как серьезные социальные взаимодействия. Там скрыта такая широкая гамма отличий, что даже боязно ковырять этот муравейник. Всех любопытствующих отсылаю сначала к «Homo Ludens» Йохана Хёйзинги, а затем со всеми остановками — Канту, Ницше, Шиллеру, Гадамеру, Витгенштейну, Делезу и Бодрийяру, пропахавшим тонкости игрового поведения человека до самой литосферы 🙂

Если коротко, то игровое поведение привлекает человека возможностью дать безграничную волю своей фантазии. А это, в свою очередь, обещает максимальную степень самореализации, о которой не приходится даже мечтать в реальной жизни (= серьезном не игровом поведении и ситуациях). Именно по этой причине, на мой взгляд, подавляющее число людей жертвуют реальными отношениями ради возможности самораскрыться (и самореализоваться) по пределу в виртуальном пространстве Фейсбука.

492_4

Осталась последняя загадка: почему эксгибиционизм процветает именно в Фейсбуке, а не в прочих социальных сетях (Твиттере, например)? Признаюсь, у меня не было времени на глубокую проработку этой темы, однако навскидку могу предложить следующее толкование: ФБ предлагает совершенно уникальное сочетание ряда факторов, играющих ключевую роль в определении «качества игрового пространства». А именно:

— тотальное, ни с чем не сравнимое, всепланетное покрытие аудитории;
— продуктивную возможность сочетать лобовую фактографию (фотографии, семейные связи, дружеские иерархии, отражающие реальную жизнь) с фантазийной активностью (вплоть до полной виртуализации своего присутствия — от фиктивного профиля до фиктивного всего: биографии, дат, событий, автопортрета и проч.);
— гениальное изобретение «лайка», позволяющее индивиду предаваться ни с чем не сравнимому по интенсивности и продолжительности гедонизму (феномен «лайка», на мой взгляд, вообще достоен докторской диссертации по психологии!).

492_5

Совокупность этих (и наверняка многих других) факторов и обеспечивают Фейсбуку привлекательность в качестве идеальной среды для самообнажения и ведения нескончаемых социальных игр, в жертву которым люди с легкостью приносят свои живые связи.

С удовольствием выслушаю и ваши гипотезы!