На прошлой неделе стало известно, что сооснователь и старший вице-президент по автоматизации Parallels Олег Мельников присоединился к Runa Capital в качестве технического директора. Теперь Олег Мельников будет помогать оценивать технологическую составляющую проектов, заявки от которых поступают в фонд, а также консультировать разработчиков портфельных компаний Runa Capital по развитию продуктов и технических решений.

Мы поговорили с Олегом Мельниковым о том, каким он видит состояние сети технологической экспертизы в России, и о том, какую проверку будут проходить продукты стартапов, претендующих на инвестиции Runa Capital.

401633855В последнее время всё чаще можно услышать о том, что IT-рынок заполнен «фановыми» онлайн-сервисами, в то время как по-настоящему прорывных проектов почти не появляется… На Ваш взгляд, действительно есть такая негативная тенденция?

Нет, я совершенно не согласен с подобным тезисом. Как в любой экосистеме, в IT-индустрии есть представители разных видов молодых компаний — и маленькие нишевые сервисы, которые умрут, так и не набрав критической массы пользователей, и полезные компании, которые будут долго балансировать на грани жизни и смерти, и компании, которые не побоятся за время своего существования несколько раз изменить направление своей деятельности, пока не найдут своего места; и откровенные копии западных популярных проектов… Все они в той или иной степени полезны. Я бы сравнил это с океаном, где есть и планктон, который, казалось бы, «бесполезен», но служит пищей более крупным организмам, и прекрасные дельфины, которые сразу родились прекрасными, и кровожадные ужасные акулы, и медленные независимые киты, которые не смогли бы существовать без того самого планктона.

Свои дельфины, и киты, конечно же, есть на российском IT-рынке: посмотрите хотя бы на суперполезные сервисы из портфолио Runa Capital: и Дневник.ru, который делает школы эффективнее, и LinguaLeo, который облегчает занятым людям изучение нового языка, и революционный вебсервер Nginx, на котором работает более 100 млн веб-сайтов, включая Facebook, Yandex, Zappos и другие известные сайты.

Каково соотношение «зажигательных» сервисов, рассчитанных на широкую аудиторию, и высокотехнологичных платформ для узких кругов разработчиков или для корпоративного сегмента сегодня в портфеле Runa Capital?

Runa Capital помогает интересным и полезным проектам. Во-первых, мы не решаем заранее: «Давайте вложим 21 процент средств в развлекуху, 37 процентов в высокие технологии, а остальное — в сервисы». Нет. Мы постоянно ищем уникальные и интересные проекты с высоким потенциалом. Так уж получилось, что среди них нет откровенно развлекательных. Во-вторых, широкая аудитория никак не противоречит высоким технологиям. Тот же Nginx — и высокотехнологичный, и имеет огромную аудиторию. А LinguaLeo, скажем, сложно назвать чисто развлекательным сервисом: несмотря на игровую среду, это образовательный сервис.

И для того, чтобы сделать такой сервис качественным, чтобы пользователи получали положительный опыт от общения с ним, нужно проделать много поработать с технологией — обеспечить правильную архитектуру и масштабируемость, так, чтобы сервис продолжал быть быстрым даже при значительном росте количества пользователей и удобным в использовании. Так что «зажигательность» — только снаружи. Внутри это сложная система, ничем не проще «серьёзных» сервисов.


Думает ли Runa Capital о синергии портфельных проектов именно в технологическом смысле? Могут ли проекты быть как-то друг другу полезны?

Да, конечно. Мы думаем об этом и когда только-только начинаем работать с проектом, и через год после инвестирования — ведь и рынок, и портфель меняются.

Например, LinguaLeo активно работает с Дневник.ru. В этом ещё одна сильная сторона Runa Capital — наши портфельные компании не только партнёрятся друг с другом на уровне продуктов и сервисов, но и активно делятся опытом, будь то управление проектами, поиск талантов или обеспечение бесперебойной работы сервиса. Кроме того, все портфельные компании активно работают с компаниями из портфеля основателей и партнёров фонда — Parallels, Acronis, United Internet, Acumatica, получая доступ к уникальной бизнес- и технологической экспертизе, их сети контактов по всему миру.

В каком формате проходят консультации c руководителями проектов? Как часто нужно встречаться, чтобы стартап не «успел» пойти в неправильном направлении в плане развития продукта и программной архитектуры?

Мы используем несколько форматов. Ещё до того, как произошла инвестиция фонда в проект, мы проводим детальное due diligence: под микроскопом изучаем команду, продукт, процессы разработки и обеспечения качества, дорожную карту, используемые технологии и языки программирования, качество кода, архитектуру и сбор требований. Уже тогда мы понимаем, что представляет из себя проект и что в нём можно улучшить и насколько быстро. Наиболее очевидными и простыми во внедрении улучшениями делимся с проектом сразу, даже если ещё не решили, инвестировать в него или нет.

С портфельными компаниями мы проводим так называемые workshop — рабочие встречи, на которых детально разбираем одну или несколько областей — например, контроль качества или сервисы по имплементации продукта. Начинаем обычно с того, что, на наш взгляд, даст наибольшее улучшение при минимальных инвестициях времени и ресурсов (то, что в английской терминологии называется «biggest bang for the buck»). Такой формат сравним с работой скульптора, который высекает из мрамора своё произведение: сначала скалываются самые крупные куски, потом идёт работа над всё более точными деталями.

Что очень важно: мы не навязываем своего мнения и не заставляем делать так, как нам кажется правильным. Мы лишь делимся опытом и подправляем. После каждого workshop я прошу ребят из проекта написать короткий список активностей, которые они у себя предпримут, и изменений, которые внедрят по результатам консультации в следующие 2-3 месяца. Этих активностей не должно быть слишком много, чтобы их реально можно было внедрить. Очень важно, чтобы проект понимал в этот момент, что именно для него важно и что именно предприниматели смогут внедрить. Так что план всегда живой — он не умирает у нас «на бумаге». «Воркшопы» мы проводим как минимум раз в квартал. С некоторыми проектами у меня регулярные звонки раз в неделю-две.

В некоторых проектах мы менторим конкретные роли, будь то scrum-master или руководитель группы разработчиков. Участвуем в совещаниях молодых компаний, комментируем, как эффективнее осуществить ту или иную активность, куда тратить больше времени, куда — меньше. Ну, и, наконец, это такие форматы работы со стартапами, как Runa Startup Bootcamps в рамках нашего Runa University — программу проводят лучшие эксперты рынка в различных областях бизнеса для наших стартапов.


Расскажите, пожалуйста, о Runa University: чего ждать стартаперам от программы? Какова её главная цель для инвесторов?

Runa University — это программа, нацеленная, в первую очередь, на портфельные компании Runa Capital и на хороших кандидатов стать таковыми. В программу входят самые разные области жизнедеятельности компаний: процесс разработки, обеспечение качества продукта, маркетинг и PR, создание и планирование продукта, лицензионная политика и ценообразование, поиск партнёров и построение каналов продаж. Поскольку все портфельные компании находятся на разных стадиях развития, мы покрываем то, что, по нашему мнению, важно им всем.

То есть мы даём базовые академические знания для растущих компаний. Потому и название такое — «университет». Но, кроме этого, мы делимся и практическими навыками, шаблонами документов, метриками и инструментами, конкретными примерами.

Нас, Parallels, к сожалению, ничему такому инвесторы не учили, мы опыта набирались на собственных ошибках. Поэтому хотим поделиться своими знаниями с портфельными компаниями, помочь им избежать ошибок, сэкономить время и усилия. Наша цель — поднять наши компании на одну-две-три ступеньки выше, ближе к их цели. Чем меньше они набьют шишек, тем лучше.


Как проходят Runa Startup Bootcamp? На что делается акцент во время проведения обучающего проекта?

Сейчас на регулярной основе мы проводим оффлайновые буткэмпы (семинары), посвящённые одной-двум важным областям. От каждой компании приезжают от одного до трёх представителей. Обучение проходит в выходные — молодым компаниям негоже слишком много отдыхать… Мы проводим лекции, разбираем примеры, вникаем вместе в реальные ситуации из жизни. Всё как можно интерактивнее. Молчащих и равнодушных на Runa Startup Bootcamp не бывает. Там же часто рождаются новые идеи для продуктов и новые партнёрства между нашими компаниями. В планах и онлайн-обучение.

По каким критериям вы оцениваете технологическую составляющую стартапа, подавшего заявку в Runa Capital? На что в первую очередь обращаете внимание вы?

В первую очередь — на команду. Идея или даже прототип — это только самое начало. 90 процентов стартапов умирает, несмотря на хорошую идею или уже созданную первую версию. Для проекта важно то, есть ли в нём талантливые люди, которые способны много работать, переживать неудачи, не спать ночами, постоянно изучать новое, не бояться экспериментировать. Специалисты в своей области. Если этого нет, самая хорошая идея умрёт. Мы разговариваем с каждым ключевым человеком, смотрим код. Подходим к этому как к интервью при приёме на работу.

На втором месте по значимости — оригинальность идеи и её потенциал. Мои самые нелюбимые проекты — откровенные копии западных продуктов и сервисов.

Является ли веским аргументом наличие у стартапа патента? Вы советуете стартапам тратить время на оформление защиты интеллектуальной собственности?

Всему своё время. У любого стартапа мало ресурсов и крайне мало времени. Патенты — сверхдорогое и ресурсопожирательное занятие. На начальной стадии лучше озаботиться хорошим продуктом и построением хорошей команды.
Иначе останешься с патентом, но с мёртвой компанией.

Участие стартапа перед приходом в Runa Capital в акселераторах или хакатонах — в ваших глазах плюс? Традиционно по итогам таких программ стартапы получают заключение экспертов о качестве технологии. Вы ориентируетесь на мнение «предыдущих» для проекта экспертов?

Я обращаю внимание на объективные качества проекта, а не на его участие в модных тусовках. Поэтому на мнение предыдущих экспертов не особо полагаюсь — у меня с ними могут быть совершенно разные системы ценностей. Экспертов привлекаем, но только «своих» — тех, с кем я работал, кого знаю много лет, кто сам сделал что-то, а не просто тех, кто сидит с бейджиком «эксперт» на очередном стартап-конкурсе.

В целом, как бы вы оценили уровень развития сети технологической экспертизы в России?

В России всё ещё очень много технологичных проектов и знающих толковых людей. Уровень развития ничуть не ниже, а может быть, даже и выше, чем на Западе. Очень часто для оценки западных проектов мы используем экспертов из России.

Жизнеспособность идеи стартапа проверить очень легко — достаточно посмотреть на динамику использования продукта или сервиса через год. Только надо понимать: жизнеспособный проект — это проект развивающийся и быстрорастущий. Живой, но не растущий и не инновирующий — это «зомби», который рано или поздно умрёт.