Имя Николаса Альегры хорошо знакомо яблофанской тусовке. Вернее, не имя, а его кличка — comex. В июле 2011 года юный (тогда — 19летний) и — по отзывам авторитетных товарищей — гениальный хакер взломал свежайший на тот момент релиз мобильной операционной системы iOS самым элегантным за всю историю способом: вы набираете в браузере адрес специально созданного по такому случаю сайта JailbreakMe.com, открывается страница, на которой красуется единственная кнопка «Коснись для взлома!» (slide to jailbreak), один взмах пальцем и вся хваленая неприступная защита iOS летит вверх тормашками, а пользователь получает в награду открытую операционную систему, в которой можно делать то и ходить туда, куда тебя тоталитарная секта из Купертино не желает пускать.

036_0

Эффект JailbreakMe.com вышел ошеломительный. Apple, похоже, перешла на 24-часовой рабочий день, потому что дыру в защите iOS залатали уже на девятый день, что, впрочем, не помешало взломать свои айфоны 1 миллиону 400 тысячам строптивых пользователей. От злости купертиновцы даже заблокировали адрес сайта JailbreakMe.com во всех локальных Wi-Fi сетях своих магазинов Apple Store (хотя мне как-то и сложно представить покупателей, которые взламывают свои айфоны прямо у прилавка, что говорится, не отходя от кассы :), но это мало что изменили в глобальном обломе имиджа, нанесенном Надкусану мерзким мальчиком.

Шедевр Николаса Альегры ошеломил профессиональную тусовку ничуть не меньше, чем Apple: «Я вообразить даже не мог, что нечто подобное удастся реализовать в обозримом будущем, — признался Чарли Миллер, бывший сетевой аналитик Агентства Национальной Безопасности, создавший первый джейлбрейк айфона в 2007 году. — И тут приходит пацан, о котором никто ничего не слышал, и делает это. Моему потрясению нет границ».

036_1

Дальше в этой истории случился головокружительный кульбит: через месяц после взлома iOS Apple предложила Николасу Альегре пройти стажировку с таким прицелом, чтобы по окончании вступить в штат компании. Общественность восприняла новость восторженно: пафос всех без исключения публикаций, посвященных сенсационному приглашению на работу, сводился к одному и тому же наивному заблуждению: «Ай да Apple! Какая широта взгляда! Какая демократичность! Какова корпоративная мудрость!»

Никто почему-то не обратил внимания на зловещий символизм жеста. Никто почему-то не задался простым вопросом: «А что такое «штат Apple»? Кто этот штат? Кто-нибудь может назвать по имени хотя бы одного сотрудника, рангом ниже вице-президента? То-то и оно, что не может! Штат Apple — это 63 тысячи безликих и безымянных сотрудников, которым под страхом смертной казни (ну хорошо: увольнительного херема с опусканием свечей в кровь) запрещено открывать рот, делать какие-либо заявления и вообще хоть как-то светиться на этой планете. У Apple никогда не было ни одного porte-parole кроме Джобса, а после его кончины — Тима Кука. Раз в месяц открыть рот позволяется лишь двум замам нового генсека. Больше никому.

Все описанное — это ни плохо и не хорошо. Просто так есть и такова корпоративная культура этой компании. В любом случае символизм найма Николаса Альегре лежит на поверхности: Левиафан поглощает Иова. Что предстоит Иову в будущем? Ничего, кроме того, чтобы раствориться в чреве чудовища и тихо сопеть в безвестности. И это после всемирной славы и неслыханного паблисити?! Серьезное такое вознаграждение, ничего не скажешь.

Мою оценку жеста Apple (стажировка как публичное унижение) подтвердило и дальнейшее развитие событий. Альегре так никогда и не посчастливилось влился в штат своего нового работодателя. Через год Apple отправил comex’у электронное письмо, содержащее предложение о найме с жестко установленными сроками по его подтверждению. Бесшабашный хакер письмо проворонил, а когда обнаружил в захламленном почтовом ящике, оказалось уже поздно: Apple сухо информировал о том, что оферта была отозвана и возобновлению не подлежит.

Кто-то еще будет настаивать, что за театральной демонстрацией «широты взглядов» скрывалось малейшее позитивное содержание?

И все же у нашей истории есть ошеломляющее продолжение: 30 апреля Николас Альегра сообщил на своем твитере (@comex): «Через пару недель я начну проходить стажировку в Google!»

036_2

Забавная новость, не правда ли? К сожалению, не более перспективная, что поднайм двухлетней давности. Дело не в том, что корпоративные манеры Google вызывают такие же отрицательные эмоции, что и Apple. И дело не в том, что «комексу» совершенно нечего делать в штате главного разведчика планеты. Чем Альегра будет заниматься в Google? Android’ом? Это вряд ли — по словам хакера эта ОС ему «никогда не нравилась до такой степени, чтобы возникало желание ее взламывать».

Остается единственный вариант: Google желает абстрактно эксплуатировать хакерские таланты comex’a. Разумеется — с элементом театральной фиги в адрес Apple, недооценившей юного гения. Так? Не так!

Не так, потому что любые предположения подобного рода нарушают гармонию мира. Гармония же эта такова, что разные люди движутся по разным и неповторимым орбитам. Помните чудесную фразу из «Безымянной звезды» румынского драматурга Махая Себастьяна (и гениального одноименного фильма Михаила Казакова): «Ни одна звезда никогда не отклоняется от своего пути»?

Apple и Google с одной стороны и юный comex с другой — это небесные тела, движущиеся по непересекающимся орбитам. И не важно, что одни — звезды-гиганты, а другой — крохотный астероид. Корпоративный мир оплодотворен идеями дисциплины, субординации, коллективного усилия и материального обогащения. Любой из этих мотивов безнадежно чужд ментальности компьютерного взломщика, дышащего иллюзиями бакунианского бунта, анархии, поведенческой энтропии и пылкого индивидуализма.

Comex в костюмчике-брючках-галстуке на собрании акционеров Google выступает с докладом о перспективах взлома операционных систем заклятых конкурентов — как вам такая картинка? Всякое, конечно, в жизни бывает, и люди способны меняться невероятным образом, но мне почему-то верится, что стажировка Николаса Альегры в Google продлится не дольше, чем в Apple.