Если я скажу вам, что в подвале Московского института стали и сплавов есть секретная лаборатория и происходящее в ней изменит наше будущее, вы, наверное, не захотите верить мне на слово. И правильно, но неправда здесь лишь одна: лаборатория эта совершенно не секретная, и её руководитель с готовностью откликнулся на мою просьбу провести небольшую экскурсию. Называется это примечательное место Fab Lab, и если это звучит знакомо, то, скорее всего, не благодаря МИСиС, а в связи с Массачусетским технологическим институтом.

spaceman250

«Мы приближаемся к моменту, когда станут возможны машины, способные изготовить любые другие машины», — говорит Гершенфельд.

Речь идёт о репликаторах — трёхмерных принтерах, способных печатать другие трёхмерные принтеры. Ближе всего к этой цели подошли создатели фабрикатора RepRap, значительную часть деталей которого можно напечатать на нём самом.

Основал Fab Lab профессор МТИ Нил Гершенфельд. В конце девяностых годов он работал над перспективными проектами в области интернета вещей и физических вычислителей и в процессе понял, что нуждается в собственной мастерской, где можно было бы быстро изготовить прототип любого устройства. Так родился проект «Центра битов и атомов».

Были закуплены фрезерные станки с программным управлением, лазерные резаки и прочие недешёвые средства автоматического производства. Но с настоящей проблемой Гершенфельду пришлось столкнуться, когда лаборатория заработала: со всего МТИ к нему потянулись студенты самых разных специальностей и просили изготовить им вещи, необходимые для их проектов, либо помочь научиться обращению с оборудованием. От желающих просто не было отбоя!

Поняв, что мастерская становится ничуть не менее важной, чем те проекты, над которыми в ней предполагалось работать, Гершенфельд решил развивать это направление. С тех пор прошло десять лет, и теперь мы видим, что идея была правильной: по всему миру сейчас открыто более сотни Fab Lab. В своём выступлении на конференции TED в 2012 году Гершенфельд с гордостью перечислял успешные студенческие проекты: «земледельческие инструменты в Индии, паровые турбины для конверсии энергии в Африке, антенны и тонкие клиенты…» В Fab Lab, по сути, можно изготовить всё, что угодно: от роботов до футуристичного дома.

«Фаблаб», открытый в МИСиС, — первый в России, если не считать «уменьшенной версии» — Fablab@School, работавший с 2009 года в лицее №1502 при МЭИ. Как объяснил Владимир Кузнецов, встретивший меня у проходной МИСиС, чтобы провести экскурсию по своей лаборатории, её идея появилась раньше, чем мысль создать российский «Фаблаб». Но официальный статус даёт некоторые преимущества.

Спустившись на подземный этаж и пройдя коридор, мы заходим в лабораторию. Первый её зал полон машинерии самого разного, в том числе и очень внушительного вида.

Фаблаб в МИСиС

Вторая комната, отделённая стеклянной перегородкой, куда просторнее. Большую её часть занимает фрезерный станок, вокруг него разложены результаты работы: крупные детали из дерева.

Фаблаб в МИСиС

Вторую половину комнаты занимает стол с несколькими стульями, а сверху висит телевизор с прицепленной к нему веб-камерой. Это место для совещаний и видеоконференций.

Следующая комната куда меньше, но занята намного плотнее. Здесь напротив двери стоит внушительный фабрикатор, на столах — компьютеры, на экранах которых видны программы с чертежами деталей.

fablab-011

fablab-013

fablab-001

Свободных горизонтальных поверхностей почти нет: всё завалено инструментами, деталями техники и готовой продукцией, отпечатанной на 3D-принтерах.

fablab-003

Куда ни глянь, везде видны признаки того, что здесь способны изготовить практически любую вещь и активно пользуются этой возможностью. Вот, например, самодельный деревянный стул, спрятавшийся между своими фабричными собратьями.

fablab-014

Или подставка под iPhone.

fablab-012

Перед нами — фактически доказательство того, что, получив доступ к средствам производства, люди начинают изобретать для себя те вещи, которые им нужны. Но, к сожалению, посмотреть на действительно диковинные изобретения не получилось. Кузнецов пояснил, что изобретатели чаще всего предпочитают забирать прототипы и готовые изделия домой. На сайте «Фаблаба» можно найти примечательные примеры. Внимания, в частности, заслуживает студенческий проект эргономичной клавиатуры.

fablab-005

Какие конкретно средства производства используются? На сайте «Фаблаба» в МИСиС перечислены: профессиональный 3D-принтер Dimension Elite, 3D-принтер MakerBot Replicator, фрезерный станок, прецизионный станок, режущий плоттер и лазерный раскройщик. Но это далеко не весь список доступного оборудования: 3D-принтеров, например, в общей сложности пять, и нельзя не заметить токарного станка с ЧПУ и двух металлообрабатывающих — токарного и фрезерного, занимающих половину комнаты. Выходит, лаборатория в МИСиС значительно превосходит минимальные требования к Fab Lab.

fablab-006

fablab-007

Однако Fab Lab — это не только мастерская, но и место для обучения. Хотя лаборатория работает непрерывно, каждая среда здесь считается днём занятий, и я застал как раз такой день.

Нил Гершенфельд проводит удалённые уроки сразу с несколькими лабораториями: собравшись за столом, студенты слушают его, после чего могут задать вопросы. Но на традиционный семинар это походит мало. Смотреть на экран практически бесполезно: нос, щека, очки и шевелюра преподавателя, которые видны в крохотном окошке, не способны надолго приковать к себе внимание. Когда на экране появился азиатского вида студент и начал на плохом английском задавать какой-то длинный вопрос, местная аудитория оказалась и подавно не заинтересованной и переключилась на общение между собой.

fablab-008

Здесь, наверное, могли бы проводить занятия преподаватели из МИСиСа, но, хотя планы по встраиванию «Фаблаба» в учебный процесс существуют, пока что этого не произошло. Владимир Кузнецов сам работает со студентами (наша экскурсия несколько раз прерывалась, когда нужно было ответить на срочные вопросы), а те могут делиться опытом друг с другом. Кстати, слово «студент» здесь не совсем уместно — описание своего проекта в «Фаблаб» может отправить кто угодно, и, если заявка окажется интересной, последует приглашение.

Плата для микроконтроллера, изготовленная в
Плата для микроконтроллера, изготовленная в «Фаблабе»

Прямой финансовой связи с институтом тоже нет: он предоставляет помещение и в обмен получает возможность использовать лабораторию для своих исследований, но деньги на развитие «Фаблаб» зарабатывает самостоятельно. Здесь могут выполняться и заказы других институтов (недавно, к примеру, были подготовлены детали для выставочного стенда ОАО «РВК»), и коммерческих организаций. Когда я попросил привести пример такой работы, Кузнецов отыскал заказанную кем-то ручку тренажёрного аппарата. По его словам, изготовить деталь таких размеров и такой точности будет стоить восемь тысяч рублей, и это считается очень конкурентной ценой.

fablab-004

По словам Кузнецова, многие российские институты тоже задумываются о том, чтобы обзавестись своей лабораторией, а кое-где подобные мастерские уже существуют, хоть и не имеют официального статуса Fab Lab. Летом 2012 года прошла интересная новость о том, что «Минэкономразвития» профинансирует открытие двадцати российских лабораторий, и каждой из них на первый год работы будет выделено до десяти миллионов рублей. В МИСиС подготовили рекомендации со списком требуемого оборудования, и проект был принят. «Может быть, откроют двадцать лабораторий, а может быть, и сто, но наверняка пока что никто ничего не знает», — пояснил Кузнецов.

fablab-002

В чём может быть проблема, если план обустройства лабораторий уже утверждён и деньги обещаны? Очевидно, что между обещанием и делом есть немалая разница, но проблема не только в финансах, нужных для закупки оборудования. Занятия должен кто-то вести, а учителей, способных разобраться с высокотехнологичным оборудованием, пока, мягко говоря, немного, особенно в российской глубинке.

Именно поэтому так важен успешный год работы первого «Фаблаба». Всегда нужно с чего-то начинать, и чем больше учеников получат необходимые навыки, тем больше шанс, что кто-то из них потом сможет передать свой опыт другим.

Как сказал Гершенфельд в своём выступлении, «Fab Lab — это не просто технологии для народа, это создание технологий народом». Наш не чуждый наколенному изобретательству народ должен быть особенно чутким к таким прекрасным лозунгам.