В последнее время я научился получать удовольствие от того, что уже есть. Раньше мне постоянно хотелось всё улучшать до бесконечности, чему, впрочем, было оправдание: существующие решения печалили убогостью и взывали к совершенствованию.

Возьмем, к примеру, ноутбуки: у меня их было штук тридцать, начиная с 1991 года. Каждый радовал, конечно, вдохновлял на подвиг углубления познаний и повышение производительности, но всегда и непременно заставлял мечтать о новой модели чуть ли не через неделю после приобретения. Сказывались объективные недостатки, ограничения, слабость видеокарты, недостаточная емкость батареи, нехватка памяти или объемов жесткого диска.

Так продолжалось до осени 2007 года, когда я купил Sony Vaio VGN-SZ650N/C. Перед ним моим основным компьютером на протяжении двух лет был 17-дюймовый Asus W2v, который оставлял желать лучшего точно также, как и дюжины ноутбуков до него.

470_sz650

Sony Vaio VGN-SZ650N/C вплотную подошел к моему представлению об идеальном компьютере. Мне, к сожалению, не повезло — оказалась дефективной матрица (желтая вертикальная полоса шириной почти 3 см), причем это было особенностью не моего конкретного экземпляра, а всей партии ноутбуков Sony в данной серии, которую выпускали в определенный период времени. Как видите, проблемы роста все еще сказывались.

Матрицу мне поменяли по гарантии, однако осадок остался, поэтому при первой возможности я VGN-SZ650N сменил. Разумеется, на более продвинутую новую модель той же Sony, поскольку к тому времени у меня уже сложилось совершенно однозначное мнение: лучше этого производителя в царстве PC никто ноутбуков не делает.

Осенью 2008 года я перешел на Sony Vaio VGN Z11 VRN — ноутбук, очень близкий VGN-SZ650N по идеологии, однако еще миниатюрнее (при сохранении 13-дюймовой диагонали экрана) и с целым рядом революционных решений (сверхтонкая и сверхпрочная крышка — всего несколько миллиметров, клавиатура нового для PC типа, заимствованная у Макбуков, с широкими зазорами между клавиш благодаря сотовой конструкции и т.п.).

470_z11

Тогда в очередной «Голубятне» я написал: «Вердикт после месяца пользования Z11 VRN: в мире сегодня не существует ни одного ноутбука, который бы даже отдаленно приближался по совершенству, мощи, красоте и дизайну к новой серии Z Vaio». Иными словами, я нашел свой идеальный ноутбук аж четыре с половиной года тому назад.

Осенью 2009 года я совершил окончательный переход на платформу Mac OS X и купил 17-дюймовый Macbook Pro в топовой конфигурации (с матовым экраном). Миграция моя носила не столько идеологический, сколько познавательный характер: хотелось посмотреть — как там. Там оказалось до того хорошо, что от возвращения назад на Windows я отмахивался как от страшного сна уже через месяц работы в новой среде.

470_mbp

Покупка Macbook Pro три с половиной года назад стало последним приобретением ноутбука в моей жизни. Поразительная констатация из уст человека, в жизни которого стремление к постоянным переменам и обновлениям является ключевым импульсом! Самое поразительное, что как читатели, наверное, помнят, Sony Vaio Z11 VRN также жив и здоров: вон он, смотрит на меня с рабочего стола на почтенном отдалении. Я даже не менял в нем батарею: Z11 держится на одном заряде чуть больше 1 часа — выдающийся, на мой взгляд, результат на исходе пятого года пользования компьютером.

Мой Macbook Pro сегодня также идеален, как и в 2009 году. Единственное, чего мне не хватает, так это нормальной видеокарты, которая бы позволила задействовать GPU-ускорение на картах Nvidia (с поддержкой CUDA) в работе с Adobe Premiere Pro и After Effects CS6 (на моем стареньком Макбуке установлена видеокарта с недопустимо низким для аппаратного ускорения объемом памяти — 512 Мб).

Мотивация, конечно, достойная, но вполне вторичная, чтобы не дергаться: без малейшего внутреннего дискомфорта я пропустил минувшим летом апгрейд на Macbook Retina, не прельстившись даже уникальным экраном. Причина моей сдержанности очевидна: Apple
превратил свой новый ноутбук в неразборный и не поддающийся аппаратному апгрейду
«черный ящик» — совершенно неприемлемая для меня философия.

Скажу больше, если в грядущем очередном обновлении линейки своих ноутбуков Apple не откажется от антимодульного дизайна и концепции «жрите ту комплектацию, что дают, и радуйтесь, не помышляя об изменении!», я пропущу и это обновление (ну разве что только мой верный Макбук сломается или разобьется).

Полагаю, я достаточно наглядно продемонстрировал остановку времени в духе Фауста (Verweile doch! du bist so schön!) на примере такого ключевого элемента IT-жизни как персональный компьютер. Шутка сказать: мой главный и основной инструмент в работе и в развлечениях — ноутбук — не обновляется скоро как пять лет и я не вижу ни малейшего основания для изменения тренда.

Идеальная ситуация с компьютерным железом почти полностью реализовалась и в софтверном царстве: подавляющее большинство программ давно уже достигли того уровня совершенства, за которым уже не возникает желания что-то улучшать и апгрейдить. Если вы следите на моим списком яблочного мастхэва, то знаете: я уже больше двух лет тому назад отобрал лучшие приложения во всех сферах нужной мне деятельности, и с тех пор даже не помышляю об альтернативах. И так всё замечательно работает и с поставленными задачами справляется на ура.

Проблемы, если и остались, то лишь в маргинальных приложениях. Вполне допускаю мысль, что на самом деле нужные решения давно существуют, и я просто о них не знаю. Поэтому пользуюсь служебным положением и обращаюсь к читателям за помощью: может, кто-то знает о способах эффективного решения следующих задач.

Очень много книг в мою электронную библиотеку попадают в виде PDF с неразрезанными страницами:

470_1

Я даже боюсь вспоминать, сколько времени, сил и здоровья я потратил на поиск оптимального решения для автоматизации процесса разрезки книжных разворотов! Под оптимальным решением я понимаю такое выполнение задачи, которое бы соответствовало обязательным условиям:

1. Процедура не растягивалась на долгие часы;
2. Ручное вмешательство требовалось в минимальном объеме;
3. Наличие batch-mode крайне приветствуется.

Из известных мне решений не устроило ничего. Разбивка через ABBYY FineReader идет очень медленно, к тому же мне не нужно создание слоя OCR, предполагающего многочасовое доведение до ума полученного текста вручную — это это у меня, разумеется, нет ни времени, ни желания.

Вариант со штатными средствами Adobe Acrobat тоже прошу не предлагать: попеременное сохранение сначала четных, а потом нечетных страниц с последующим соединением файлов — это какой-то совсем уж изысканный изврат. Такую же неприемлемую философию исповедует и связка PDF-XChange Viewer + PDF-Tools.

Фриварный Briss исповедует философию ручной сборки, подкрепленную столь чудовищным интерфейсом (точнее, полным отсутствием такового) и столь неподъемной учебной курвой, что лишний раз в его сторону посмотреть боязно:

470_briss

Вот такая у меня незадача. Кто-нибудь знает выход из затруднения.

По традиции подводим итоги нашей аудиовикторины, разыгранной во вторник. Как я и предполагал, отечественное происхождение клипа, а также удручающее воздействие на лексику со стороны все подавляющего и сокрушающего на своем пути Великого и Могучего, явились самой великой подсказкой: читатели прислали верный ответ уже через несколько минут после публикации «Голубятни».

Похвально, что в большинстве случаев читатели опирались на акустический анализ: «Думаю, что в вашей викторине звучит удмуртский язык. Я его не знаю, но слово «потоз» которое там произносится несколько раз похоже имеет отношение к этому языку http://udmmusic.ru/tatyana-ishmatova-shundy-potoz.html . Да и на слух очень похож язык на роликах в ютубе», — пишет Сергей Глита.

И, надо сказать, совершенно верно пишет: язык в нашей аудиовикторине — именно что удмуртский, язык удмуртов, проживающих в Удмуртии, Башкортостане, Татарстане, Марий Эл, Пермском крае, Кировской и Свердловской областях. Язык принадлежит к пермской ветви финно-угорских языков уральской семьи. Используемый алфавит — русский. Грамматика агглютинативная, то есть используется большое число аффиксов для выражения принадлежности, времени, места и т.п.Издаются газеты, есть радиовещание и даже два телеканала. При том, что разговаривает на нем всего 324 тысячи человек!

Ну а победителем у нас стал Антон Бимаков, который первым прислал правильный ответ, задействовав самое эффективное и самое неодолимое оружие: «Язык удмуртский. Я удмурт, но удмуртский не понимаю, хоть и узнал, потому что родители родителей на нём разговаривают».

Вот так вот — просто, но со вкусом. Как говорится, против лома — нет приема 🙂 Поздравляю Антона, передаю Supersmoke его почтовые координаты для отправки приза — подарочной модели электронной сигареты Cubica CC, и с нетерпением жду продолжения наших полезных для здоровья и просто для тренировки ума аудиоквизов!