Мобильные телефоны вобрали в себя множество функций, никогда с телефонами не ассоциировавшихся. Сегодня это и фотоаппарат, и радиоприёмник, и компьютер, и многое другое. Чаще всего в результате мы только выигрываем. Но наряду с уже ставшими привычными нетипичными «профессиями» смартфона всё чаще всплывает ещё одна: интересная, перспективная и вместе с тем опасная. Профессия эта — врач-консультант. Да, мобильник нынче в состоянии поставить вам диагноз без обращения к доктору. Или, если быть точным, постараться это сделать. Потому что доверять итогам такой проверки можно лишь с большими оговорками.

Чтобы составить представление, о чём идёт речь, взгляните на эксперимент канадского инфекциониста доктора Исаака Богоча. Отправляясь в Африку изучать, простите, проблему глистов у детей, он укомплектовал свой iPhone крохотной линзой, которую приклеил на отверстие фотокамеры. Получился простецкий микроскоп, дающий 50-кратное увеличение — и очень, очень дешёвый: смартфон у него уже был, а линза обошлась в десять долларов (можно было изготовить и самому). С таким вот арсеналом он и поехал по Танзании — бедной сельскохозяйственной стране, которая может похвастаться разве что стабильным приростом населения.

Богоч взял образцы стула у нескольких сотен школьников, но вместо обычного в таких случаях исследования под качественным микроскопом фотографировал образчики своим самодельным устройством. А потом искал на получившихся снимках яйца паразитов. И нашёл! Перепроверка результатов «мобильной диагностики» в профессиональной лаборатории показала, что смартфон плюс линза способны выявить глистов и родственных им паразитов в 70 процентах случаев, а если болезнь запущена, то и в 90 процентах. Теперь Богоч мечтает довести свою методику до ума (в частности, поднять точность хотя бы до 80 процентов) и разработать дешёвую аппаратуру — смартфон, линза, приложение, которая была бы практически полезной для развивающихся стран.

Конструкция Богоча. Выглядит неказисто, но важнее, что работает. Если вам нужен более фотогеничный вариант, посмотрите сериал «Элементарно!». В этом осовремененном варианте Шерлока Холмса главный герой частенько пользуется похожим оптическим довеском к Айфону — для изучения мелких деталях на мёртвых телах. Оптика у Холмса куда более мощная и явно дорогая. Впрочем, и ассистенткой у него не безымянная танзанийская медсестра, а Люси Лью в роли доктора Ватсона
Конструкция Богоча. Выглядит неказисто, но важнее, что работает. Если вам нужен более фотогеничный вариант, посмотрите сериал «Элементарно!». В этом осовремененном варианте Шерлока Холмса главный герой частенько пользуется похожим оптическим довеском к Айфону — для изучения мелких деталях на мёртвых телах. Оптика у Холмса куда более мощная и явно дорогая. Впрочем, и ассистенткой у него не безымянная танзанийская медсестра, а Люси Лью в роли доктора Ватсона

Паразиты и в самом деле — одна из самых болезненных проблем третьего мира. В той же Танзании наличие у детей гельминтов нескольких сортов — скорее правило, чем исключение. Последствия варьируются широко, но чаще всего плачевны: от анемии и умственной отсталости до влияния на репродуктивную функцию и просто ранней смертности. Дешёвые, простые в обращении, карманные диагностические комплексы, вроде сконструированного Богочем, могли бы спасти миллионы жизней.

Но что паразиты и третий мир! В апп-сторах пышным цветом цветёт категория приложений для ранней диагностики рака кожи. Меланома — агрессивное, страшное заболевание, успех лечения которого в значительной степени зависит от срока обнаружения: чем раньше поставлен диагноз, тем выше шансы выжить. Так вот смартфон пригодился и здесь. Десятки приложений для iOS и Android специализируются на оценке фотографий родинок (где обычно возникает опухоль). Всё просто: делаете фотографию подозрительной родинки, пропускаете её через приложение, а уже оно, опираясь на более-менее научные методы (цвет, форма, размер, симметрия), ставит диагноз. Точность, правда, как и у Богоча, не слишком высокая, но согласитесь, лучше уж раньше поднять ложную тревогу, чем пропустить такую страшную болячку. Да ведь и цена таких приложений обычно всего несколько долларов, а многие вообще бесплатны. Визит к врачу обойдётся в любом случае дороже, не считая потраченного времени.

Однако именно с точностью «мобильной диагностики» — а правильней, с невозможностью её гарантировать — связан самый опасный аспект. Взять Богоча. Он собирал и изучал образцы стула в строгом соответствии с научной методикой: несколько раз от одного пациента, в определённое время суток, образцы подвергались стандартной обработке, часть результатов перепроверялась и т.д. Наивно полагать, что если тот же смартфон с линзой (и даже приложением, в некоторой степени автоматизирующим задачу) попадёт в руки простых танзанийцев, они смогут аккуратно повторить процесс или хотя бы поймут смысл отдельных его этапов. В результате неопытный диагност может поставить ошибочный диагноз. И назначить лечение — сложное, токсичное.

Прибавьте сюда страсть к самолечению, свойственную обывателям интернационально, и получите гремучую смесь. Готов поспорить, через несколько месяцев, когда мода на смартфоны и медицинские приложения докатится — через обычные жёлтые рупоры вроде «Комсомольской правды», «Московского комсомольца», «Жизни», телепередач — до простых россиян, мы ещё схватимся за голову.

Этот довольный индиец держит в руках бутылочку не с соком. На технофутуристской конференции TED он демонстрировал слушателям мобильное приложение Ucheck, анализирующее химический состав мочи и способное распознавать таким образом десятки заболеваний. Приложение попадёт в продажу уже в апреле, но за 20 долларов покупатель получит ещё и бумажку-индикатор, необходимую для проведения анализа
Этот довольный индиец держит в руках бутылочку не с соком. На технофутуристской конференции TED он демонстрировал слушателям мобильное приложение Ucheck, анализирующее химический состав мочи и способное распознавать таким образом десятки заболеваний. Приложение попадёт в продажу уже в апреле, но за 20 долларов покупатель получит ещё и бумажку-индикатор, необходимую для проведения анализа

С мобильной диагностикой меланомы ситуация ещё хуже. Тут ложноположительные результаты не так страшны: ну, сбегаете к врачу, потеряете несколько часов. Проблема здесь в результатах ложноотрицательных, а именно в том, что большинство приложений склонны не замечать или недооценивать реально существующую угрозу здоровью. Предположим, пользователь видит на коже подозрительное новообразование (в самом деле злокачественное). Он запускает приложение, проводит анализ и в каждом третьем случае получает ответ: ничего страшного! И отказывается от визита к врачу, к которому наверняка пошёл бы ещё десять лет назад, когда телефоны не были такими умными. А значит, уменьшает свои шансы справиться с болезнью. Согласно одному из исследований, посвящённых мобильным приложениям против меланомы, три из четырёх таких программ склонны к ложноотрицательным результатам. И улучшить ситуацию качественно едва ли удастся: чтобы распознать опухоль, нужны особая техника съёмки и анализа результатов, квалифицированный врач. Короче говоря, те же самые «мелочи», что и в случае с глистами.

Но больше того, то же правило легко экстраполируется на все области, в которых применяется массовый «медицинский» мобильный софт: контроль за сердцем, помощь в выборе лекарственных препаратов, инструкции по лечебному массажу и прочее, и прочее. В лучшем случае без консультации с настоящим — живым, из плоти и крови! — врачом такие приложения бесполезны, в худшем — смертельно опасны. Пожалуй, единственный положительный эффект от такого софта в том, что человек (возможно) станет внимательней относиться к своему здоровью. Что, впрочем, не компенсирует опасностей.

Медицинские мобильные приложения превратились к настоящему моменту в самостоятельную индустрию с оборотом в сотни миллионов долларов в год, десятками тысяч продуктов, не подконтрольную… никому! Естественно, это беспокоит законодателей и регуляторов в некоторых странах. Полагаю, наш господин Онищенко проявит рвение ещё не скоро. Но вот в Соединённых Штатах, например, Федеральное управление по контролю за качеством пищи и лекарств (FDA) озадачилось проблемой ещё два года назад. Предложенное решение, в общем, простое: заставить разработчиков и производителей таких инструментов проходить ту же жёсткую сертификацию/лицензирование, что и производителей медпрепаратов. Как минимум в случае, если программа работает в паре с каким-либо медицинским устройством, как максимум — во всех случаях, когда мобильное приложение претендует на категорию «медицина».

Как раз в эти дни американские законодатели обсуждают плюсы и минусы такой регуляции. Ограничить разработчиков и производителей легко, но важно и не навредить отечественным разработчикам, действующим в совсем ещё юной области. Запретят приложения «против меланомы» в Штатах — что ж, спрос насытят европейские программеры. Уж очень модная тема!