На днях попалась мне книга с примечательным названием: «Как узнать, что вас опять обманывают». Стояла она на полке магазина не вольно, а запечатанная в прочную полиэтиленовую плёнку: «сначала купи, потом читай». Делать нечего, обманывают меня часто, и потому пришлось поступиться принципами и взять её в общедоступной библиотеке. Где та библиотека, сами знаете.
Начиналась книга презанятно: «Если вы читаете эти строки, значит, вы человек доверчивый и простодушный, что не раз приводило вас ко всякого рода неприятностям, разочарованиям и убыткам».
Ну, а дальше шла теоретическая часть: мол, лгать человеку несвойственно по природе, поэтому он, человек, когда лжёт, выдает себя мелкими деталями поведения и физиологическими реакциями. Распознать их, эти детали, и учит книга.

Э, сказали мы с Петром Ивановичем, на ржавые грабли мы уже наступали. И книгу не только не купили, но даже и читать дальше не стали. Как же, помним-с: лжец нервно потирает руки, постоянно поправляет пенсне, лицо его краснеет, бледнеет и потеет попеременно, галстух мошенник носит вызывающий, чтобы отвести взгляд от лица, в речи использует заезженные обороты типа «Выгода нашего предложения, сударь, настолько велика, что стоит поторопиться, ибо многие желали бы оказаться на вашем месте…» – и тому подобное.

Веками пишут книги, веками их читают, а число обманутых не только не уменьшается, а растёт, и растёт даже быстрее, нежели население этой планеты. Обманщики тоже совершенствуются, пишут всякого рода руководства, с виду совершенно невинные, даже порой получающие нобелевские премии по экономике. Впрочем, последнее – вопрос спорный. Я заметил, кстати, что обманщики спорить, особенно спорить обстоятельно, не любят: зачем тратить время на упорствующих? Его, время, следует тратить с пользой, обрабатывая мягких и податливых.

На днях в городской автобус, которым я добирался из пункта Б (базар) в пункт Д (домой), вошла женщина лет тридцати – с виду. И начала заученную речь: мол, собирает деньги на операцию ребёнку, рождённому с пороком сердца, помогите, кто сколько может, и да пребудет божье благословение на вас и детях ваших. В подтверждение сказанного она развернула скрепленные скотчем три листа формата А-4, мутные ксерокопии фотографии ребёнка и страниц истории болезни.

А как раз накануне вышла моя колонка о принудительном альтруизме. Ну, думаю, вот и проверю, кто я, тварь дрожащая или право имею. Прислушался к себе, к потаённым чувствам. Молчат потаённые чувства. А чувства обыкновенные отмечают и землистый оттенок кожи, и некоторую желтушность её же, и особенности мимики, и запах, специфический химический запах, исходящий от пользователей определённых зелий, особенно если их, зелья, не пьют, а вводят внутривенно.

Но дело-то не в этом! Если бы даже я и не разглядел в ней наркоманку со стажем, полез ли бы я в карман за деньгами? Вряд ли. И весь автобус, хоть и не имел моего двадцатилетнего опыта в общении с наркоманами (ох, прошу прощения, с потребителями наркотических средств), тоже не шелохнулся. А двадцать лет назад, в суровом девяносто третьем, человек десять непременно бы откликнулись, кто пятёркой, кто десяткой, кто добрым словом. Да что десять человек, я бы и сам откликнулся – возможно.

Видя, что призыв канул втуне, женщина (на самом деле ей было не тридцать, а много двадцать пять, просто поизносилась сверх меры) не опечалилась, сунула в рот пластинку жевательной резинки, спокойно сошла на остановке и пошла к другому автобусу. Профессиональное отношение к делу, ничего личного.
И я понял: мало, чтобы нас хотели обмануть. Непременное условие действа заключается в том, чтобы и мы хотели обмануться. И в обществе, где наступило золотое царство капитала, упирать выгоднее не на сострадание, а на барыш. Хотя и тут возможны вариации.

Если те же двадцать лет назад мне предлагали деньги отдать, суля необычайные прибыли, то сегодня деньги всё больше навязывают. Только позвони, только заполни анкету, только свистни, и деньги привезут на дом. Кредит на доверии. Если все банки вам отказали, мы дадим, подставляй карман.
И ведь подставляют! Молодые и старые, малограмотные и доктора наук! Берут десять больших рублей, через полгода возвращают пятьдесят, и ещё сто остаются должны.
И так не только в финансовом секторе. Везде.

Британские учёные установили: за свою жизнь человек съедает семьдесят тысяч бесполезных таблеток, и хорошо, если только бесполезных. Признаюсь сразу, учёных я пристегнул для красоты слога, поскольку люди их, британских учёных, любят. А число определил на глазок. С детства ведь глотаем витамины, по два драже в день. Для большего здоровья проглотим и три. С возрастом число снадобий только растёт: профилактика простуды, остеопороза, слабоумия, тугоухости, катаракты, простатита. И не только профилактика, но и лечение. Увы, большинство таблеток глотаются не только на пользу, а и во вред себе. Зачем организму искусственные витамины, если есть яблоки, лук и рыба хек? Ношение стальных браслетов, заряженных Энергией Мирового Разума с целью предотвращения старческого слабоумия, есть не предотвращение, а проявление слабоумия. И не обязательно старческого. Называть браслеты, приборы, таблетки и бальзамы не стану: фармацевтическая отрасль не только мстительна, но и богата, у меня же нет ни временных, ни финансовых ресурсов судиться с превосходящими силами противника.

Итак, по две-три таблетки в день на протяжении семидесяти лет – сколько получится? Впрочем, я готов возглавить или хотя бы за приемлемую плату консультировать исследования в этой области, если кто-либо вдруг выделит грант соразмерной величины. Тогда всё будет статистически достоверно и юридически документированно.

Про политику и говорить не хочется, лучше вернусь к медицине, в которой я увяз не коготком, а по горлышко. Когда поступал в институт, на дворе стояло начало семидесятых. Медицинское сословие предвкушало очередное обещание партии и правительства: вот-вот, лет через пять-шесть, медикам повысят зарплату, и врач будет получать за свой труд если и не вровень с квалифицированным рабочим (эк куда хватили!), то вровень с рабочим подсобным, «подай-принеси-подмети». Потом обещали ещё, ещё и ещё. Теперь заветное время перенесли на две тысячи восемнадцатый год.

Не так давно хоронили моего коллегу, врача-дерматолога, с которым мы несколько лет работали в одном кабинете, встречаясь в пересменок. Я со смены обыкновенно шёл домой, он – на другую работу. Не раз я говорил, что вредно работать по четырнадцать часов в день, но что слова? Коллега в свои сорок с лишним лет жил вместе с родителями. Уж как он пытался заработать на собственное жильё (помните? — в двухтысячном году каждая советская семья будет жить в отдельной квартире) – брался за разные подработки, даже в арабских странах побывал по контракту, но за время нахождения среди минаретов недвижимость поднялась в цене настолько, что он сделал не шаг вперёд к квартире, а два шага назад. Вот и получалось: одна работа – оплатить съёмную квартиру, другая – обеспечить физиологический минимум семье, третья – потребности высшего порядка: штаны, башмаки, сводить ребёнка в кино. Так по пути на работу и умер. С одной стороны, подобная смерть – счастье. А с другой – он на двенадцать лет моложе меня.

И если бы он один ушёл…
Что делать? Перестать обманываться. Не ловиться на обещания небывалых доходов светлого будущего.
Легко сказать – не ловиться, а как?
И тут на помощь должны прийти бездушные технологии.
Стал примечать: входящую почту Thunderbird то и дело помечает: «это сообщение может быть мошенническим».

Следует идти дальше, вглубь и вширь. Установить на каждый компьютер детектор лжи. Старый полиграф времён шпионских фильмов шестидесятых годов сменить структурным анализом аудиовидеоряда. Они говорят и показывают, мы анализируем. И делаем выводы. Смотрим по телевизору (который сегодня является мощным компьютером, а будет ещё мощнее) биржевые новости, политическое обращение, программу о здоровье, а в уголке бегут цифры, означающие проценты лжи. То ж и с радио, и с телефонными разговорами. Очки дополненной реальности помогут на улице, в торговом центре, в университете…

Как это будет осуществляться, дело техники. Могу лишь предположить, что ключевые слова «инновационный препарат», «омолаживание организма», «эксклюзивное предложение», «беспроцентная ссуда» и подобные им будут переменными в формуле достоверности. Плюс постоянная лжи (вроде гравитационной постоянной), величину которой опять-таки предстоит вычислить.
Прежде чем взять кредит, стать дольщиком в строительстве жилого комплекса или же пойти полечить зубы, даёте текст договора на изучение своему нетбуку. Полагаю, в самое непродолжительное время главной функцией компьютерных устройств будет не набор текстов, не ведение бухгалтерских и складских книг, даже не симуляция рыцарских турниров, а распознавание лжи.
И вот здесь-то начнётся главное: а хотим ли мы различать истину и ложь? Нужна ли нам правда? Готовы ли мы встать перед зеркалом и увидеть себя без прикрас (собственный мозг ведь тоже стремится нас пощадить)?
Голая правда[2]

Или обман и самообман есть непременное условие современной цивилизации и убери ложь, как мир тут же рухнет?
Не знаю.
И хочу ли знать?