Давным–давно, школьником из рабочего района одного крупного промышленного города, я приехал на олимпиаду в МГУ. И эта поездка радикальным образом изменила мою жизнь. Теперь я, признаться, уже и не вспомню, удалось ли мне хорошо себя показать на той олимпиаде, но вот свой восторг от самого этого события я запомнил отлично. Я увидел другой мир, увидел людей, которым реально «не пофиг», людей, увлечённых наукой, и их было много. И тогда я решил для себя, что хочу здесь учиться и быть таким же, как все они.

Я вспомнил об этой истории, когда наткнулся на любопытную новость: Союз машиностроителей России вот уже больше месяца как собирает заказы от предприятий, чтобы понять, какие задачи хотят решать концерны, и направить усилия талантливой молодёжи в нужное русло. Планируется, что студенты-технари создадут проекты, направленные на решение актуальных производственных задач, и представят их летом на форуме «Инженеры будущего 2013».

Моя история олимпиадника отлично иллюстрирует, что любые инициативы и конкурсы для молодых учёных, инженеров, студентов, школьников — это очень и очень полезно. Это заряжает молодёжь, даёт им веру в нужность того, чем они занимаются.

А вот насчёт «заказа предприятий» у меня есть большие сомнения. Опять же приведу пример. За последние пять лет работы в «НТМДТ» (это одна из крупнейших в России компаний по производству оборудования для нанотехнологий) я могу вспомнить только один проект (!), по итогам которого разработка сторонней российской команды была встроена в массовый коммерческий продукт нашей компании. Были начаты, но так и не доведены до состояния позиции в прайс-листе ещё пятнадцать проектов. И ещё порядка полутора сотен проектов умерли уже на этапе предварительных переговоров. Так происходит, потому что довести разработку от состояния работающего прототипа до уровня, необходимого для серийного производства, — это долгий и трудный путь. И это всё при условии, что у производителя действительно есть «заказ», то есть чётко осознанная потребность именно в этой разработке.

Сейчас мне приходится иметь дело с разными отраслями и разными предприятиями, и я вижу, что подавляющее большинство действительно классных решений, увы, никому не нужны. А подавляющее большинство работающих предприятий категорически против каких-либо изменений в технологическом процессе в принципе: «Сейчас оно у нас работает, а как начнём менять, вообще всё встанет!»

Если же говорить про серьёзную промышленность — скажем, машиностроение для ВПК, то в этих отраслях на уровне нормативной базы фактически запрещено использование чего-то нового. И, кстати, очень показательно, что из нескольких тысяч предприятий из сферы внимания Союза машиностроителей всего 80 откликнулось на разнарядку и сформулировало свои заказы (среди них, кстати, «Курганмашзавод», один из лидеров военно-промышленного комплекса России). Как мне кажется, корпорации в реальном секторе (это не «Яндекс» и Mail, в последние годы тщательно «пылесосящие» рынок) готовы скупать уже вставшие на ноги бизнесы, а не команды новичков с проектами, недалеко ушедшими от стадии «голой» идеи. Любопытно, что в России венчурные инвесторы всё-таки чаще планируют выходить из портфельных компаний не через механизм IPO (в силу не развитого у нас рынка первичного размещения акций), а именно через продажу компании стратегическому инвестору — через M&A-сделки. Это доказывает, что корпорации скупать-то готовы, но трудиться над «доведением до ума» — это уже посерьёзнее задачка.

Нужны ли инновации "Курганмашзаводу", работающему в основном по гособоронзаказам?
Нужны ли инновации «Курганмашзаводу», работающему в основном по гособоронзаказам?

Что в этой ситуации может государство? И стоит ли подключать власти к посредничеству между инноваторами и заводами? Я скептически отношусь к коммуникационным проектам на государственном уровне. Взаимодействие на рынке должно целиком лежать в сфере коммерческих отношений. Для того чтобы найти реально заинтересованного покупателя для интересной разработки, надо проделать очень много чёрной и неблагодарной работы. За шальные государственные деньги никто так заморачиваться не станет. Государство может ускорить этот процесс, но не форумами и конкурсами, а ужесточая критерии спроса на конечную продукцию. Если в госзаказе будут более жёсткие ТТХ (тактико-технические характеристики), например по той же продукции для ВПК, то производители сами начнут бегать в поиске тех поставщиков инновационных решений, которые окажутся в состоянии помочь им обеспечить поставленные требования.

И всё-таки хочется верить в то, что всё меняется к лучшему. Инициатива Союза машиностроителей в первую очередь направлена на стимулирование молодёжи. Дело это доброе, правильное, и очень может статься, что через лет этак двадцать какой–нибудь увлечённый своим делом инженер–конструктор будет рассказывать о том, как круто изменила его жизнь поездка на конкурс инновационных проектов в далёком 2013 году.